Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Отказаться от сахара? Это вообще бесплатно!»
2017-12-01 14:14:40">
2017-12-01 14:14:40
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Может ли человек жить более ста лет и при этом чувствовать себя молодым и полным сил? Что такое биохакинг и почему он так популярен среди жителей Кремниевой долины? И почему для государства выгодно прививать своим гражданам привычку правильно питаться? Обо всем этом корреспондент портала iz.ru поговорил с главой  представительства Университета Сингулярности, членом Экспертного совета при правительстве, членом президиума Совета по внешней и оборонной политике (СВОП) Евгением Кузнецовым.

Первую часть интервью читайте здесь.

— Не могу не задать вам как специалисту по прогрессивным тенденциям и веяниям следующий вопрос: что такое биохакинг?

Это сейчас очень модная тема. Ее популярность связана с двумя факторами. Во-первых, появились реальные инженерные методы влияния на природу, биологию. Сегодня уже можно программировать живые существа. Человечество научилось понимать, из какого кода что происходит, и этот код трансформировать. То есть можно находить гены, связанные с заболеваниями, и менять их, причем иногда даже у взрослых организмов. То есть тут всё, как в компьютерном хакинге: вот есть программа, вы ее взламываете, и она начинает работать так, как вам надо.

Фото: Global Look Prees/Hans-Jürgen Wiedl

Это жесткая версия биохакинга. А есть еще мягкая: те, кто боятся влезать в гены, могут попробовать изменить тело таким образом, что оно будет лучше функционировать. Есть целый набор техник, с помощью которых можно организовать повседневную жизнь так, что организм начнет эффективнее работать, его КПД повысится. Увеличение продуктивности очень важно для людей, занятых в сферах с высокой конкуренцией. На биохакинге помешаны в

Кремниевой долине, как раз потому что там конкуренция невероятно высока — туда съезжаются таланты со всего мира.

Автор цитаты

Чтобы победить в борьбе, многие стараются подстегнуть свой организм. Но тут возникает проблема — как соблюсти баланс и сделать так, чтобы это подхлестывание не привело к сокращению продолжительности жизни.

— А что, собственно говоря, подхлестывают? Мозг?

Можно и мозг, но, на мой взгляд, этого делать не стоит. Достаточно привести в порядок тело, тогда мозг сам разгонится. В общем, биохакинг — это инженерный подход к самоконтролю. То есть человек не просто пьет какие-то витамины и добавки, а с высокой регулярностью сдает анализы, чтобы отслеживать все изменения в организме. Возьмем такой параметр, как высокий уровень холестерина. Повышен он у тех, кто уже болен или находится в зоне риска. Человеку с высоким уровнем холестерина прописывают лекарства и диету. Но ведь никто ему не мешал сдавать анализы и следить за своим здоровьем до того, как возникла проблема, чтобы предотвратить ее. Причем можно добиться улучшения и без лекарств, просто за счет утренних пробежек и отказа от сахара.

Фото: Depositphotos

— Звучит разумно. Почему же тогда биохакинг критикуют врачи?

У них на то есть две причины. Одна благородная, вторая — не очень. Первая: биохакинг — это эксперимент над собой. А любой эксперимент может оказаться и неудачным. Далеко не все научные данные, используемые биохакерами, тщательно проверены — да, что-то может работать на мышах, но кто знает, как это будет воздействовать на человека? Если не проведены все необходимые клинические испытания, не было тестов с достаточным числом участников, то может получиться, что человек, взявшийся заниматься биохакингом, и себе навредит, и идею дискредитирует. Общий принцип такой: не надо над собой экспериментировать, если рядом нет грамотного врача, который, увидев, что какие-то показатели стали меняться в худшую стороны, скажет: «Стоп, всё, хватит».

Автор цитаты

А доморощенные биохакеры обычно следят за каким-то одним параметром и радуются, что он растет, не обращая внимания на то, что по другим показателям у них состояние ухудшается.

Вторая причина, по которой врачи не одобряют биохакинг, скажу прямо, заключается в том, что медицинскому сообществу здоровые люди не нужны, поскольку деньги им платят больные.

— Очень жесткое заявление. Врачи же клятву Гиппократа дают.

— Да. Но я говорю не про отдельных представителей профессии, а про корпорацию, которая включает в себя и фармацевтическую промышленность. Вот в этом смысле медицинское сообщество заинтересовано в том, чтобы у него всегда были пациенты, желательно тяжело и хронически больные. Иллюстрацией здесь может послужить история фирмы Тheranos, разработавшей чип, который мог производить анализ крови, бравшейся из пальца. Стоимость такого анализа — всего $5, это очень дешево по меркам США. И благодаря этой технологии можно избежать неприятной процедуры взятия крови из вены. То есть анализ становился доступнее — можно сдавать кровь хоть каждую неделю. А если анализы сдавать так часто, то появляется возможность накапливать данные о здоровье человека, отслеживать все изменения в его организме. Это прямой путь к преобразованию всей медицины. Но закончилось всё тем, что на Тheranos началась PR-атака, ее оклеветали и затравили. Компанию обвинили в том, что данные, получаемые при анализе крови, взятой по ее технологии, менее точны, чем лабораторные. Но ведь это не значит, что технология плоха: даже если результаты не стопроцентно точные, они всё равно позволяют обнаружить изменения в организме, а после этого можно идти сдавать анализы в лабораторию. Внедрение технологии Тheranos полностью поменяло бы структуру медицины. Поэтому те, кто заинтересован в сохранении status quo, фактически уничтожили Тheranos. Я понимаю, что врачи на меня за эти слова обидятся, но это правда.

Фото: Global Look Prees/Sebastian Gollnow

— Но это же всего лишь один пример.

— Могу привести другие. Уже несколько лет идет кампания по популяризации внедрения ранней диагностики рака молочной железы у женщин. Кто ее поддерживает? Медицинские и фармацевтические организации? Нет. Ее поддерживают косметические компании. Есть, конечно, и отдельные врачи, участвующие в этой кампании, но основным драйвером стали именно производители косметики.

— В статьях о биохакинге часто говорится, что с его помощью можно довести продолжительность жизни до 120 лет. Почему именно 120?

— Накоплен достаточный объем научных данных, свидетельствующих о том, что 120 лет — это предельная продолжительность жизни человека. Существуют два параметра: средняя продолжительность жизни и предельная продолжительность жизни. Если взять группу мышей и содержать их в максимально комфортных условиях, в которых они будут избавлены от болезней и других неблагоприятных факторов, все эти мыши всё равно в какой-то момент начнут дружно умирать. Это и есть предел. Для человека такой предел — примерно 120 лет. Можно ли сломать этот барьер, пока вопрос дискуссионный. Кто-то говорит, что это может быть и 150 лет. Но пока — 120. Поэтому усилия прилагают к тому, чтобы, во-первых, средняя продолжительность жизни приблизилась к предельной. А во-вторых, средний возраст продуктивности, когда человек ощущает себя бодрым и полным сил, максимально увеличился.

Автор цитаты

То есть задача-максимум сегодня: перейти от обеспечения комфортной старости к активному долголетию и продлению молодости.

Фото: Global Look Prees/Wang Shen

— Честно говоря, у меня ощущение, что, хотя звучит всё это прекрасно, на практике мы можем столкнуться с глобальным катаклизмом. Кто будет жить долго и сохраняя молодость? Богачи из развитых стран. А что будет происходить в остальной части мира? Там же будут чувствовать, что несправедливость нарастает, и это спровоцирует протесты, войны.

— Вы правильно увидели здесь проблему. Медицина не первый раз влияет на среднюю продолжительность жизни. Такие изменения всегда происходили благодаря технологическим революциям. Можно выделить три стадии. Первая — это когда в обиход вошли такие понятия, как санитария, гигиена, карантин и прививки. Весь этот комплекс — не отдельные элементы, а именно совокупность — появился в конце XVIII века. До этого средняя продолжительность жизни по всему миру была одинаковой. И в беднейших, и богатейших странах жили в среднем около 30 лет. Если точнее, то в беднейших — 25 лет, в богатейших — 35. Как только прививки, санитария и помещение больных в карантин (не только в случае чумы, но и менее страшных заболеваний) стали рутинной практикой, произошло резкое разделение стран по продолжительности жизни. В богатых странах стали жить в среднем по 60 лет, а в беднейших — 30–40 лет. Получилось, что примерно половина человечества стала жить вдвое дольше другой половины. Такая ситуация сохранялась вплоть до появления антибиотиков и их массового распространения по планете. После этого продолжительность жизни примерно 80% человечества увеличилась до 75–85 лет, а оставшиеся 20%, то есть население беднейших стран, стали жить по 50–60 лет. Почти двукратный разрыв исчез.

Автор цитаты

Сегодня мы не знаем, будут ли технологии омоложения и продления жизни такими же массовыми и дешевыми, как антибиотики. Пока больше похоже на то, что все-таки настолько доступными они не будут.

— Почему так?

Потому что речь идет не про какую-то чудесную таблетку — проглотил и помолодел. Да, конечно, будут и таблетки, и уколы, способные продлить ваши годы, но если вы при этом будете вести нездоровый образ жизни, то всё равно умрете рано. Продление жизни, скорее всего, потребует комплексных усилий, соблюдения очень многих условий.

Автор цитаты

Наглядный пример: в США верхние 25% общества живут на 15 лет дольше, чем нижние 10%: получается, что в рамках одной страны разрыв, как между двумя разными государствами.

В общем, похоже, что жить по 120 лет будут только в тех странах, где создана хорошая система здравоохранения и люди с детства приучены следить за своим здоровьем. Почему в Японии живут долго? Потому что в среднем японец ходит к врачу 15 раз в год. А сколько раз к врачу ходим мы? Только если заболели, да не просто заболели, а заболели тяжело. В профилактических целях так и вовсе никогда к врачу не пойдем. В выигрышном положении окажутся те страны, которые обеспечат быстрый и простой доступ пациента к врачу посредством телемедицины, создадут систему ранней и частой диагностики, приучат граждан к правильному питанию. Это же на государственном уровне должно идти — борьба с сахаром, быстрыми углеводами, фастфудом. Государство должно объяснять, что это всё яд для человека. И вместе с тем приучать к употреблению полезных пищевых добавок. В советские годы существовала же программа включения в детский рацион рыбьего жира. Это было очень правильное начинание, сегодня, Омега-3 (жирная кислота, получаемая из рыбы) — модная пищевая добавка. То есть задача-максимум — это даже не здравоохранение, а, если так можно сказать, здравопроизводство. Если Россия сможет решить эту задачу, то мы войдем в число стран, где люди живут по 120 лет.

Фото: Global Look Prees/Shehzad Noorani

— Складывается впечатление, что в конечном счете всё упирается в деньги. Качественные продукты стоят дорого, абонемент в спортзал тоже не бесплатный.

— Да бросьте вы! Не в деньгах дело. Научно доказано: оптимальный объем физической нагрузки для человека — 150–180 минут бега трусцой в неделю. Это полчаса в день. Какие тут деньги нужны? Купил кроссовки и бегай себе каждое утро. А отказаться от сахара? Это вообще бесплатно! Просто перестаньте его жрать, и всё. Включение в рацион большего количества овощей потребует денег, но это не будут какие-то астрономические суммы. К тому же рынок откликается на запрос потребителей — в магазинах появляются фермерские продукты, товары со знаком «органик». И по мере увеличения спроса растет предложение и падает цена. Кстати, это всё еще и выгодно для государства. Если государство деньги, сопоставимые с теми, что идут на лечение больных с диабетом второго типа, начнет тратить на то, чтобы приучать граждан не употреблять сахар, не пить сладкие газировки, не есть высококалорийные углеводы, то и люди будут жить дольше, и само государство в итоге сэкономит.