Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Недавно натолкнулся на одно интересное документальное исследование, датируемое 20-ми годами прошлого века. В 1925 году детей русских эмигрантов от шести до 19 лет, учащихся гимназии чешского городка Моравска Тшебова, попросили написать сочинение о своих воспоминаниях о России.

Изгнанные революцией из своего Отечества, они пишут: «Россия, только великая Россия, — больше ничего у меня не осталось!». «Только твердая вера в Россию и русский народ удерживала меня от отчаяния». «У меня ничего нет собственного, кроме сознания, что я русский человек». «Любовь и вера в Россию — это всё наше богатство. Если и это потеряем, то жизнь для нас будет бесцельной». «Оторванный от родной земли, я здесь полюбил ее так горячо».

Для советской России они стали врагами родины, отщепенцами. 15 декабря 1921 года ВЦИК и Совнаркомом РСФСР был принят декрет, автоматически лишавший российского гражданства всех, кто пробыл за границей свыше пяти лет и не получил советских загранпаспортов; а также кто выехал из России после 7 ноября 1917-го без разрешения советской власти; кто добровольно служил в армиях, сражавшихся против советской власти, и т.п.

Но многие из них, как видно по этим искренним детским письмам, всё равно ощущали неразрывную связь с Россией, несмотря на то, что оказались ненужными ей в ее новом обличии. Поэтому, наверное, один из главных уроков тех событий для нас: не может быть ненужным России человек, пока он ощущает свое духовное, культурное, языковое родство с отечеством, стремится его сохранить всеми силами, независимо от того, на каком витке истории страна сегодня находится.

История — это не сухие цифры статистики, а прежде всего живые люди и их судьбы. На мой взгляд, только такой взгляд на историю России и на Русский мир за ее пределами позволяет сшить разорванную ткань российского прошлого и настоящего.

Наверное, это очень русская черта — находясь за пределами родины, все равно жить ее жизнью и стараться влиять на нее. Выехавшие еще до революции (более 7 млн. чел. в XIX – начале XX вв.) издавали только в Европе за период с 1855-го по 1917 год 287 газет и журналов. К началу XX века за пределами России действовало более 150 российских политических партий. И большевики свои съезды проводили за границей, оттуда везли газеты, там скрывались от преследования, да еще и обучались передовому революционному опыту. Ленин признавал, что «благодаря вынужденной царизмом эмигрантщине революционная Россия обладала во второй половине XIX века таким богатством интернациональных связей, такой превосходной осведомленностью насчет всемирных форм и теорий революционного движения, как ни одна страна в мире».

Исторические события ХХ века — от революционных начала столетия до распада СССР в конце его — положили начало многомиллионному Русскому миру в том виде, каким мы его знаем сегодня. ХХI век, по моему глубокому убеждению, должен стать — и уже становится — веком «собирания камней».

Это тем более важно сегодня, когда смысл самого понятия Русского мира и его исторического предназначения умышленно искажается, политизируется и демонизируется его противниками. Ни для кого не секрет, что всё это делается сугубо для оправдания собственных дискриминационных действий против России и против русскоязычных граждан и «неграждан».

Свежий пример — новый украинский закон об образовании, показавшийся одиозным даже ПАСЕ, принявшей 12 октября резолюцию с призывами к Киеву внести изменения в текст закона. Он, по мнению Ассамблеи, «влечет за собой значительное сокращение прав, ранее узаконенных за «национальными меньшинствами» в отношении их собственного языка образования». Хотя не секрет, что озабоченность ПАСЕ вызвана не проблемами русских на Украине, а стала следствием активности венгров, румын, болгар, греков, меньшинства которых заодно попали «под раздачу». Иначе бы в Европе не мирились с тем произволом в отношении русских, который творится в некоторых прибалтийских странах ЕС.

Там спокойно игнорируют формальные призывы навести порядок в этой сфере, вроде Резолюции ПАСЕ № 1236 от 23 января 2001 года, рекомендовавшей властям Латвии внести изменения в законы о государственном языке и образовании, принять закон о защите национальных и языковых меньшинств, создать государственный орган по делам меньшинств и т.п. Результаты «мягкого апартеида» уже заметны: смертность среди нацменьшинств в Латвии на 18% выше, а рождаемость — на 25% ниже, чем у латышей. По подсчетам экспертов, Латвия нарушила 12 международных конвенций и даже прямых указаний ЕС, в частности — директиву Совета ЕС 2000/43/ЕС от 29 июня 2000 года, имплементирующую принцип равного обращения с людьми независимо от их расового или этнического происхождения. И что? А ничего.

Как заметил еще в  XIX веке Н.Я. Данилевский про европейцев: «Защитники национальностей умолкают, коль скоро дело идет о защите русской народности, донельзя угнетаемой в западных губерниях…», так ситуация не меняется и по сей день. «Русскую карту» активно разыгрывают политики, как это было, например, в отношении русскоязычной общины в Германии, обвиненной в пророссийских устремлениях. Всерьез заговорили о некой всегерманской сети агентов Кремля, подпольных спортивных школах, где, мол, рулят боевики ГРУ, готовые устроить любые массовые беспорядки, и о прочем в том же духе. Соотечественников делают заложниками собственной антироссийской политики, а потом удивляются, что те голосуют не за правящие партии.

Наша работа с соотечественниками заключается не в том, чтобы использовать их, а в том, чтобы они сами использовали свое уникальное положение русских по духу и культуре и иностранных граждан по своему статусу, во имя сближения этих двух начал в виде улучшения отношений России со странами их проживания. Только за последние два года Советом Федерации было принято семь документов, посвященных тематике поддержки соотечественников за рубежом и укреплению позиций русского языка в мире, в том числе три постановления палаты. Мы предлагали включить в госпрограмму «Внешнеполитическая деятельность» подпрограмму «Русская школа за рубежом», а также включить в штат российских центров науки и культуры профессиональных русистов, увеличить количество правительственных квот для обучения иностранных студентов в российских вузах до 30 тыс. в год, выделив дополнительные места для соотечественников, и многое другое.

Но и сами соотечественники могут оказать поддержку исторической Родине — противостоять тем потокам откровенной дезинформации и лжи, которые сегодня льются на Россию и, увы, порой находят отклики в обществах других стран. Противопоставить этому нужно голос также изнутри этих обществ, и поэтому мы рассчитываем на авторитетное и компетентное мнение наших соотечественников. Нынешний кризис в отношениях со странами Запада неестественный и преодолимый, но нужны совместные усилия для того, чтобы русофобия вышла из моды и стала дурным тоном в любом приличном обществе.

История нас учит: кризисы и мировые войны больно били именно по России. Поэтому, убежден, Русский мир абсолютно искренне, в самых своих основах заинтересован в мире и благоденствии. Уходит и время расколов, конфликтов и гражданских войн внутри самой русской цивилизации. На смену русской войне приходит Русский мир.

Автор - председатель Комитета по международным делам Совета Федерации

Мнение автора може не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир