Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Николай II навсегда останется в истории как союзник Франции»

Историк-археолог Пьер Малиновски — о решении императора отправить Русский экспедиционный корпус на Западный фронт, забытых героях Первой мировой, раскопках и памятниках
0
Фото: facebook.com_pierre.malinowski
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Бывший французский военный, а ныне — историк-археолог, специализирующийся на эпохе Первой мировой войны, Пьер Малиновски уже известен в России тем, что по собственной инициативе ведет раскопки в местах, где 100 лет назад погибли солдаты Третьей бригады Русского экспедиционного корпуса из Екатеринбурга. Это одна из специальных частей Русской армии, созданных для участия в боевых действиях на Западном фронте. Исследователю уже удалось обнаружить останки нескольких русских солдат. О том, что сподвигло Пьера Малиновски на эту работу, с какими трудностями он столкнулся и как Франция воспринимает личность последнего русского царя, историк-археолог рассказал «Известиям».

— Вы занимались поисками останков русских солдат во Франции более четырех лет. С чего всё началось?

— Тогда я сам еще служил (во Французском иностранном легионе), и я не знал про Россию ничего, кроме Достоевского и Толстого. Ну и, естественно, Путина. Началось всё с того, что мой дед, работавший в сельском хозяйстве в 30-х годах прошлого века, регулярно находил на вскапываемом им поле, которое раньше было местом боевых действий, какие-то вещи времен Первой мировой войны. И однажды он обнаружил русскую винтовку, которая с тех пор хранилась у моего отца. И вот в 2013 году отец показал мне ее, и с тех пор меня заинтересовали эти солдаты, которые прошли так далеко от родины и встретили смерть в ужасные дни апреля 1917 года вместе с 250 тыс. французских солдат, убитых или пропавших без вести. И я задался целью найти тела солдат. Спустя четыре года, ведя раскопки по семь дней в неделю, я обнаружил останки двух солдат, одного из них мы обнаружили вместе со студентами — членами Российского военно-исторического общества.

— Вы потратили значительное количество времени и собственных средств (€27 тыс.), чтобы найти останки русских солдат. Почему вам было важно лучше узнать о роли наших солдат в Первой мировой войне?

— Потому что этой трагедии 100 лет, а мы только и говорим про американцев, французов, англичан и немцев. А про вклад русских как-то умалчиваем. Я не жалею, что потратил свои личные сбережения и время на этот проект. Это было ради хорошего дела. Эти молодые солдаты, которым было по 20–30 лет, погибли в 5000 км от своих домов (Третья бригада была из Екатеринбурга). Они заслуживают благодарности и вечного покоя.

И потом, мы часто обвиняем Россию во всех мировых проблемах. Важно, чтобы французский народ помнил людей, которые погибли за нас, солдат, которые, хотя в России уже разразилась революция, воевали за царя. Во многом эта битва стала последним сражением солдат царской армии на Западном фронте, она закончилась атакой 17 апреля 1917 года, когда за пять часов боев 2000 людей погибли и 700 пропали без вести.

Что касается финансовой стороны, здесь было много разочарований — многие в России обещали помочь, но не помогли. Но, например, вторые раскопки мы проводили вместе с российскими студентами, которых направило Российское военно-историческое общество, — они приезжали на 10 дней этим летом. Чудесные, простые, очень трудолюбивые ребята. Наша экспедиция оказалась настоящим культурным успехом, и еще каким! Но главное, что теперь эти двое солдат покоятся с миром в кругу своих однополчан.

— Вы сами признали, что долгое время роль, которую русские солдаты сыграли во французской истории 1914–1918 годов, замалчивалась. Изменилось ли это после вашей находки? Получили ваши изыскания должное внимание СМИ?

— В течение четырех лет этот проект поддерживался всеми людьми в моем регионе. Многие приходили на место раскопок посмотреть, ведь они ведутся даже зимой. На национальном уровне в случае с первым обнаруженным солдатом пресса практически никак не отреагировала. Но зато я смог представить свои находки президенту Путину в мае (весной нынешнего года Пьер Малиновски встретился с Владимиром Путиным в Российском духовно-культурном центре в Париже. — «Известия»). С обнаружением тела второго солдата всё оказалось по-другому — мы подготовили большой доклад к концу года, и на этот раз даже министр культуры России Владимир Мединский о нем наслышан. Это здорово. Но, получив огромное число поздравлений от французских официальных лиц, я пока не получил ни одного со стороны российских. 

— Первый монумент в честь солдат Русского экспедиционного корпуса был установлен в Париже в 2011 году. А сколько всего таких памятников во Франции?

— Да, действительно, первый был торжественно открыт в 2011 году Владимиром Путиным и Франсуа Фийоном (экс-премьер Франции. — «Известия»). Потом в 2015-м появился монумент в Курси, открытый Владимиром Мединским в память о Первой бригаде. А вскоре рядом с тем местом, где были обнаружены оба солдата, появится еще один монумент в честь Третьей бригады.

— В этом году Россия отмечает 100-летнюю годовщину революции, и многие историки и эксперты в этой связи вновь обращаются к теме наследия последнего русского царя Николая II. Что вы думаете о нем и его роли в российско-французских отношениях?

— Это довольно сложная тема. Царь сделал неправильный выбор в ходе своего правления и во многом сам спровоцировал революцию. И сейчас у вас есть и ностальгия по царской России, и ностальгия по коммунистическим временам. Но что касается Первой мировой войны, Николай благодаря Восточному фронту не допустил, чтобы Германия разбила Францию. И отправка экспедиционного корпуса была очень важным психологическим фактором в борьбе с немецкой армией. Так что Николай II навсегда останется в истории как союзник Франции.

— Какие у вас планы? Какие еще темные пятна в истории вам хочется исследовать?

— Есть идея организовать приезд во Францию в следующем году многочисленной команды из России для того, чтобы найти и перезахоронить с почестями десятки других героев. Я знаю точные места, где они находятся. Но лично я принял решение остановиться с дальнейшими раскопками — сказались и усталость вследствие беспрерывной четырехлетней работы, ну и отсутствие официальных благодарностей со стороны России (смеется). Но самое важное, чтобы люди не теряли связи со своей историей и чтобы заслуги героев, чья кровь пролилась на французской земле, были оценены по достоинству.

Прямой эфир