Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Хорошие отношения между РФ и США — ключ к международной безопасности»

Глава Организации по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний Лассина Зербо — об иранской сделке, корейском кризисе и роли Москвы в процессе глобального разоружения
0
Фото: REUTERS/Leonhard Foeger
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Готовность Ирана выполнять международные обязательства, последствия санкций в отношении КНДР, угроза приобретения ядерного оружия террористами, а также необходимость плотного сотрудничества Москвы и Вашингтона — эти и другие темы в эксклюзивном интервью «Известиям» прокомментировал исполнительный секретарь Подготовительной комиссии Организации по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ОДВЗЯИ) Лассина Зербо. Он стал участником международного дискуссионного клуба «Валдай», который ежегодно собирает ведущих политологов, экспертов, журналистов и политических деятелей.

— В 1996 году в Нью-Йорке был открыт для подписания Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). Тогда же была создана подготовительная комиссия ОДВЗЯИ. Какой путь уже удалось пройти?

— Организация объединяет 183 государства. При этом 166 стран ратифицировали договор от 1996 года. Таким образом, более 90% всех стран мира входят в действительно универсальную организацию. Мы осуществляем успешный международный мониторинг. Наша организация зафиксировала все шесть ядерных испытаний КНДР, которые были проведены в XXI веке. У нас есть международный центр, который способен обрабатывать, анализировать и предоставлять достоверную информацию о ядерных испытаниях международному сообществу. Более 300 специалистов постоянно следят за деятельностью государств в этой сфере. А наша успешная работа подталкивает те страны, которые до сих пор скептически относятся к договору, изменить свою позицию и признать, что всё это просто необходимо для мировой безопасности.

— И когда стоит ожидать, по вашим прогнозам, вступления в силу Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний?

— Сейчас необходима ратификация договора восьмью странами, которые владеют ядерными технологиями. Речь идет о Египте, Израиле, Индии, Иране, Китае, Пакистане, Северной Корее и Соединенных Штатах (Россия ратифицировала договор в 2000 году). При этом КНДР, Индия и Пакистан еще не подписали договор. Несмотря на это, например, эксперты из Пакистана принимают участие в работе организации. Мы ведем постоянные переговоры со странами, которые еще не присоединились к документу. Мы стараемся донести до них, что всеобщий запрет на ядерные испытания и наша система проверки внесут вклад в их национальную и мировую безопасность. Главную роль играют Россия и США. Ведь эти две страны обладают 90% мирового ядерного оружия. Поэтому хорошие отношения между США и Россией — ключ к международной безопасности. В перспективе необходимо добиться полного разоружения. При этом конкретные шаги Москвы и Вашингтона по двустороннему разоружению могут стать примером для остальных ядерных держав.

— Корейский кризис уже многие десятилетия создает очаг нестабильности в мире. При этом взаимные угрозы Пхеньяна и Вашингтона только усиливаются. Каким вы видите решение проблемы?

Решение северокорейской проблемы — вопрос, как говорится, на миллион долларов. Последнее десятилетие санкции в отношении КНДР усиливались, но это привело к расширению северокорейской ядерной программы. Крупный взрыв в 2017 году и вовсе показывает, что у Пхеньяна может быть водородная бомба. Возникает серьезный вопрос, действительно ли столь эффективны санкции и какие другие шаги необходимо предпринять международному сообществу для того, чтобы остановить ядерную программу КНДР.

История показывает, что разногласия так или иначе необходимо решать с помощью диалога. Необходимо действовать в интересах человечества и стремиться к глобальному миру. Международное сообщество должно признать, что ядерному оружию нет места в XXI веке и испытания должны стать историей. Наша организация готова стать частью процесса решения северокорейского кризиса и денуклеаризации КНДР. Эту проблему необходимо решить, так как ядерные испытания сейчас действительно осуществляются только на корейском полуострове.

Существует ли риск, что ядерным оружием завладеют террористические организации?

— Терроризм — одна из самых серьезных угроз для нашего поколения. Однако необходимо помнить, что разработка ядерных технологий и обладание готовым оружием — две разные вещи. Террористические организации на сегодняшний момент не способны осуществить процесс создания ядерного оружия от начала до конца. Технически это невероятно сложный процесс. Но террористы могут приобрести ядерное оружие, которое принадлежит конкретной стране. Здесь риск действительно существует. Поэтому борьба с терроризмом — одна из основных задач всего международного сообщества.

По некоторым данным, Израиль осуществляет самую «загадочную» ядерную программу в истории человечества. У вашей организации есть сведения о наличии ядерного оружия у Тель-Авива?

— Наша организация не работает над установлением наличия ядерного оружия у конкретного государства. Наша задача следить за тем, чтобы та или иная страна не проводила ядерные испытания. Могу подтвердить, что с 1996 года мы не обнаружили ядерных взрывов в этом регионе. Это всё, что я могу сказать. Мы ведем активные переговоры с Тель-Авивом по поводу присоединения Израиля к ДВЗЯИ. Более двух лет назад премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху уверил меня, что ратификация договора со стороны Израиля лишь — вопрос времени. Остается надеяться, что речь всё же о ближайшем времени.

— В 2015 году Иран и страны «шестерки» достигли соглашения по иранской ядерной программе в обмен на отмену санкций против Ирана. После ряда острых заявлений президента США Дональда Трампа об усилении антииранских санкций Тегеран предупредил о возможности выхода из «иранской сделки». Каким вы видите будущее ядерного соглашения с Ираном?

— Я имел честь встретиться со спикером иранского парламента Али Лариджани в Санкт-Петербурге на 137-й ассамблее Межпарламентского союза (мероприятие состоялось 14–18 октября 2017 года. — «Известия»). Он меня спросил, какую роль выполняют международные организации и многосторонняя дипломатия? Ведь Иран считает, что выполняет все международные договоренности. Однако к Тегерану постоянно возникают претензии. По словам Али Лариджани, Иран готов к любым договорам, которые нацелены на разоружение. Ведь принятое решение налагает запрет не только на оружие массового уничтожения, но и обычное вооружение. Однако Иран хочет видеть долгосрочные результаты иранской сделки. Тегерану необходимо подготовить к дальнейшим шагам гражданское общество и часть той политической элиты, которая выступает против сделок с Западом. Всё основывается на доверии. Чем его больше, тем устойчивее будет международный договор с Ираном.

— Вы родом из столицы Буркина-Фасо — города Уагадугу. Что объединяет Россию с небольшой страной в Западной Африке?

— В первую очередь я бы хотел отметить, что посол Буркина-Фасо в России женат на россиянке. Это зарождение дружеских отношений между нашими странами. (Смеется.) Буркина-Фасо имеет долгую историю взаимоотношений с Россией. Многие наши студенты, которые стали лидерами Буркина-Фасо, учились в Советском Союзе. Мы продолжаем отправлять экспертов и талантливых учеников в Россию. Это стало традицией. Таким образом в нашей стране сформировалась небольшая российская диаспора. Ведь некоторые возвращаются из Москвы с женами и детьми. Поэтому многие граждане Буркина-Фасо владеют русским языком или хотя бы знают пару слов. К таким отношусь и я.

 

Прямой эфир