Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Байден обсудил с фон дер Ляйен антироссийские меры и Украину
Спорт
«Зенит» разгромил «Крылья Советов» со счетом 4:0 в матче РПЛ
Мир
В США более полусотни экс-чиновников призвали Байдена выйти из гонки
Спорт
ЦСКА и «Ростов» сыграли первую нулевую ничью в РПЛ в сезоне-2024/25
Мир
Хуситы пообещали ответить на авиаудары Израиля по порту Ходейда на западе Йемена
Мир
Нетаньяху заявил о готовности Израиля защищаться любыми средствами
Мир
Не менее 80 человек пострадали в йеменском Ходейде после удара Израиля
Мир
Алиев заявил о готовности мирного соглашения с Арменией на 90%
Происшествия
Мужчина пострадал после сброса взрывоопасного предмета с дрона в ДНР
Спорт
В МОК допустили изменение числа участников Олимпиады из России
Мир
СМИ сообщили о гибели воевавшего на стороне ВСУ 22-летнего польского наемника
Мир
Взрыв прогремел рядом с полигоном минобороны Армении
Мир
Министр обороны Израиля Галант назвал очевидным значение удара по Йемену
Мир
СМИ сообщили о тревожном сигнале для Украины из-за сокращения помощи ФРГ
Мир
В Киеве женщины вышли на митинг с требованием о демобилизации военных ВСУ
Происшествия
В Белгородской области обнаружили более 100 суббоеприпасов после обстрелов ВСУ
Мир
В Госдуме уличили Украину в шантаже Венгрии
Общество
В Омске пять частных домов сгорели при пожаре из-за аварии на газопроводе
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Русская община Латвии в течение нескольких лет готовила коллективную жалобу в Европейский суд по правам человека — в связи с лишением права учить детей в школах на родном языке. На эту жалобу возлагались большие надежды — люди рассчитывали, что в Европе услышат их беду, пойдут навстречу и обяжут латвийские власти убрать из законодательства дискриминационную норму. Однако в ЕСПЧ жалобу русских латвийцев отвергли. Подробности — в материале «Известий».

Многолетнее наступление на права

Еще в 1991 году более 700 тыс. жителей страны получили унизительный статус «негражданина», русских начали «вычищать» из системы государственного управления, а их язык провозгласили «иностранным». Столкнувшись со столь мощным давлением, многие уехали, но многие и остались. На первых порах сплоченности русской общины Латвии очень способствовал низкий интеграционный потенциал латышской культуры, а также традиционная закрытость латышского общества.

Участники марша в Риге в защиту русских школ в Латвии. 2019 год

Участники марша в Риге в защиту русских школ в Латвии, 2019 год

Фото: РИА Новости

Для того чтобы растворить «инородцев» (а в Латвии русскоязычные составляют 35% населения), власти в конце 90-х приняли решение, что преподавание во всех школах страны будет вестись только на государственном языке. Это им удалось не сразу — в 2003–2004 гг. в стране бушевали многотысячные акции протеста в защиту русских школ. Тогда власти пошли на попятный — разрешили оставить в школах нацменьшинств преподавание почти половины предметов на родном языке.

В 2018 году чиновники добились своей цели и «додавили» русские школы. Был принят закон, в соответствии с которым уже 95% всего преподавания в средних школах нацменьшинств должно проводиться на латышском. Преподавать на русском запретили даже в частных учебных заведениях. Депутаты оппозиционной партии «Согласие» подали несколько предложений, призванных хоть как-то сохранить русский язык в учебных заведениях. Эти предложения, как и следовало ожидать, были отвергнуты. Несколько активистов Штаба русских школ подверглись репрессиям — на них заводились уголовные дела. Участников митингов в защиту обучения на родном языке в латышской прессе откровенно унижали — публикуя карикатуры, изображавшие их в виде гниющих зомби.

Страницы учебника, по которому учатся дети в школе в Латвии

Страницы учебника, по которому учатся дети в школе в Латвии

Фото: РИА Новости

Депутат-«согласист» Андрис Морозов заявил, что директора школ нацменьшинств побоялись возразить против навязываемой им «реформы» из опасения увольнений. Общественный активист Дэги Караев подтвердил: «К сожалению, учителя и директора школ находятся в подневольном состоянии, над ними довлеет закон о лояльности. Они боятся, что какое-то их действие, выходящее за рамки шаблона, может повлечь за собой неприятности».

ЕСПЧ не помог

В последующие годы давление на русских в Латвии продолжало усиливаться. В 2021 году тогдашний президент государства Эгил Левитс разработал и представил обществу свои поправки к акту «Основные направления государственной политики в области государственного языка». Суть данных поправок сводится к максимальному вытеснению из повседневного обихода в Латвии русского языка. А параллельно правозащитники Владимир Бузаев, Юлия Сохина и Александр Кузьмин (трагически погибший в августе 2021-го) готовили коллективный иск русских родителей в Европейский суд по правам человека.

По словам Бузаева, еще в 2021 году ЕСПЧ выделил из нескольких сот дел 10 (три — по публичным школам, три — по частным, и четыре — по дошкольникам), объединил их и направил правительству, задав премьер-министру Кришьянису Кариньшу множество «неприятных вопросов». Кабмин же настаивал на правильности выбранного им курса. А в сентябре 2023 года сейм Латвии большинством голосов принял новый закон, предусматривающий изгнание из школ нацменьшинств даже тех остатков родного языка, которые еще были там дозволены. В законе прописано, что с 1 сентября 2023 года на латышский полностью перейдут 1-е, 4-е и 7-е классы, с 1 сентября 2024 года — 2-е, 5-е и 8-е классы, с 1 сентября 2025 года — 3-и, 6-е и 9-е классы. Также и дошкольное образование с 1 сентября этого года осуществляется только на государственном языке.

Учитель математики проводит урок для второклассников в одной из школ Латвии

Учитель математики проводит урок для второклассников в одной из школ Латвии

Фото: ТАСС/Виктор Лисицын

Как отмечает Владимир Бузаев, к 2023 году настроение европейского суда изменилось не в пользу русских. И в сентябре ЕСПЧ отклонил жалобу против языковой «реформы» латвийских государственных школ нацменьшинств 2018 года. «К сожалению, решение ЕСПЧ подтвердило факт стагнации и даже регресса в защите прав меньшинств. В нашем случае суд посчитал, что Рамочная конвенция по защите прав нацменьшинств не стала составной частью права на образование, гарантированного Европейской конвенцией прав человека. По мнению суда, образование гарантировано на государственном языке. Образование на языках нацменьшинств возможно по усмотрению государства, то есть так, как решит большинство. В области прав нацменьшинств это состояние дел на 1960 год. Рамочная конвенция была принята в 1998 году, а сейчас, похоже, она умерла», — отмечает латвийская правозащитница Елизавета Кривцова.

По ее словам, суд разделил рассмотрение дел по государственным и частным школам. Дело о языке преподавания в латвийских частных школах еще ждет своего рассмотрения в ЕСПЧ — и там результат может быть иным. «Похоже, нужно дожидаться негативных последствий уже новой реформы, чтобы что-то доказать. Вывод пока неутешительный. Учитывая состояние латвийской системы образования, ближайшие пять лет придется смириться с ухудшением качества образования и невозможностью улучшить ситуацию преподаванием на русском или украинском. А потом то ли появятся хорошие латышские учителя для всех (во что я мало верю), то ли образование перетечет в другие формы (это уже происходит), то ли произойдут изменения мировой системы. А пока ждем решения по частным школам», — заключает Кривцова.

Вход на территорию Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге

Вход на территорию Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге

Фото: РИА Новости/Доминик Вомер

По словам юриста Алексея Димитрова, суд рассматривал три аспекта. По возможному нарушению права на частную жизнь суд пришел к выводу, что заявители не исчерпали «национальные механизмы» защиты. По возможному нарушению права на образование суд нашел, что Европейская конвенция по правам человека не гарантирует обучение на родном языке. По существу была рассмотрена только жалоба на дискриминацию по языку. В итоге европейский суд постановил, что «национальные власти и суды имеют больше возможностей оценить надлежащий баланс между разными интересами». ЕСПЧ отмечает, что поправки 2018 года не убрали русский язык полностью из школьной программы. Суд также считает, что «заявители не представили достаточно статистических данных, которые доказывали бы, что и в рамках предыдущей системы ученики в достаточной степени осваивали латышский». Данное решение не является окончательным. В течение трех месяцев заявители могут обратиться с апелляцией в Большую палату ЕСПЧ.

Окончательная зачистка

Директор одной из рижских школ нацменьшинств Денис Клюкин рассказывает в местной прессе, что ждать послаблений от государства латвийским русским едва ли приходится. «Я участвовал в заседаниях Конституционного суда по вопросу перехода на латышский язык обучения. И регулярно от представителей минобразования или людей, которые были приглашены со стороны министерства, звучала фраза, что это ликвидация последствий «оккупации». Говорить о каких-то других вещах — бессмысленно, потому что это в первую очередь такая форма возмездия со стороны латвийского государства в отношении русского языка», — сказал Клюкин.

Ученики одной из сельских школ во время так называемого урока «патриотизма», на котором рассказывается о геройстве латышских легионеров во время второй мировой войны и демонстрируются экспонаты частного музея Латышского добровольческого легиона СС

Ученики одной из сельских школ во время так называемого урока патриотизма, на котором рассказывается о геройстве латышских легионеров во время Второй мировой войны и демонстрируются экспонаты частного музея Латышского добровольческого легиона СС

Фото: ТАСС/Тимур Субханкулов

Еще в прошлом году Клюкин предупреждал, что лишение русских детей права учиться на родном языке приведет к «абсолютной катастрофе». И потому что постижение химии, физики, математики ведет к дополнительным нагрузкам на психику ребенка, мешает полноценному усвоению знаний, и по той причине, что в Латвии просто нет достаточного количества педагогов, готовых преподавать русским детям на латышском. «Преподавать предмет на одинаковом абсолютно уровне на государственном языке для детей, для которых этот язык является родным, и для детей, для которых этот язык не является родным, — это уже две большие разницы», — поясняет Клюкин. По его словам, итогом образовательной «реформы» станет откровенная сегрегация общества.

При этом Клюкин оказался одним из немногих, кто открыто осмеливается высказываться о таких вещах. Большинство латвийских русскоязычных боятся гласности, так как знают, что могут быть зачислены в «нелояльные», «неблагонадежные» и подвергнуться репрессиям. «В Латвии свобода слова — это такая индивидуальная прерогатива для нескольких человек, кто еще сохранил честь и совесть. Остальные тупо боятся. Видимо, отражения своих лиц в зеркале истории... Денис Клюкин — редкий директор школы, кто не боится назвать вещи своими именами», — констатирует бывший участник Штаба защиты русских школ Дэги Караев.

Но власти не останавливаются на достигнутом и продолжают двигаться в выбранном ими направлении. Сейчас в парламенте началось обсуждение новых законодательных поправок, предусматривающих постепенный отказ от русского языка как второго иностранного в базовом образовании. Сейчас латвийские ученики изучают в начальных классах английский — как «первый иностранный». Но после окончания начальной школы они приступают к изучению «второго иностранного». Теоретически в качестве второго такового дети могут изучать немецкий, французский и другие языки, но на практике чаще всего (почти в половине латвийских школ) преподают русский. Последнее обстоятельство объясняют тем, что учителей других языков в Латвии попросту не хватает.

Предложенные Минобразования изменения предусматривают, что с 2026/2027 учебного года школы будут обязаны предлагать для изучения только один из официальных языков государств Евросоюза и Европейской экономической зоны или язык, преподавание которого предусмотрено заключенными Латвией межправительственными соглашениями в области образования. Русский в их число не входит. С принятием этих поправок, как рассчитывают в министерстве, «вражеский» язык окончательно будет в Латвии «зачищен».

Прямой эфир