Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Всемирный экономический форум (ВЭФ), завершившийся 20 января в Давосе, обернулся грандиозным провалом: ничего всемирного и почти ничего экономического в нем не осталось. Обсуждали тех, кого там не было, и обещали то, над чем уже не властны. «Известия» рассказывают, почему всё так изменилось.

Карнавала не будет

Исторически Всемирный экономический форум был задуман как дискуссионная площадка, где представители глобальных финансовых элит и государственные лидеры могли бы обсуждать перспективы и успехи в построении нового мирового порядка. Разумеется, сделок на нем практически не заключалось — обычно это делалось заранее, чтобы потом отпраздновать в присутствии СМИ.

Концепция Давоса всегда содержала в себе гораздо больше теоретического и декларативного, чем практического. Мировые лидеры обстоятельно говорили о глобализации, климате и технократическом будущем, а Клаус Шваб и Юваль Ной Харари задавали повестку и пророчествовали наступление эпохи «цифрового общества», трансгуманизма и «ответственного капитализма».

До последнего момента так оно и было. ВЭФ оставался одним из важнейших событий и собирал крупнейших политиков и экономистов своего времени. Однако 2022 год изменил многое.

карнавала не будет
Фото: REUTERS/Arnd Wiegmann

Повестка дня ВЭФ-2023 серьезно отличалась от последних нескольких лет. По традиции в Давосе обсуждают не только экономику, однако на этот раз и программа, и тональность выступлений была совершенно иной. Девизом форума стало слово «поликризис», а лейтмотивом — распад глобализации и дезинтеграция политического и экономического пространства.

Глобальная геополитическая повестка дня изменилась, и ВЭФ совершенно естественно начал терять актуальность. Такое мнение в интервью «Известиям» высказал программный директор Валдайского клуба Тимофей Бордачев.

— Падение авторитета Давосского форума связано с тем, что изменилась природа взаимодействия его создателей с остальным миром — главным образом, с Россией и Китаем. Это уже не сотрудничество, это — борьба. Запад борется за сохранение своих позиций, что определяет содержание самой дискуссии. Повестка форума подразумевает убеждение, сейчас об этом речи не идет — только давление и конфликт. И нагнетание этого давления будет продолжаться до тех пор, пока Запад не поймет, что начинает проигрывать. Примеры такого поведения мы уже видели, например, в случае с Венесуэлой.

В преддверии открытия организаторы форума выпустили поражающий своей мрачностью доклад «О глобальных рисках», в котором фактически подвели черту под эпохой глобализации. Если верить этому документу (а он, как сообщается, основан на опросе 1200 экономистов по всему миру), нас ожидает «десятилетие кризисов», в котором климатические катастрофы будут сочетаться с торговыми войнами. Как утверждают авторы, в ближайшем будущем произойдет резкий рост цен на продовольствие, за которым может последовать голод. Иными словами, всё хорошее закончится вместе с веком глобализации.

Конфигурация глобальной экономики меняется, и это отражается на таких структурах, как Всемирный экономический форум, отметил в интервью «Известиям» замдиректора ИМЭМО по научной работе Владимир Миловидов.

экономика
Фото: REUTERS/Arnd Wiegmann

— Нынешняя модель глобализации, которую представляет Давосский форум, была выстроена во времена доминирования долларовой системы и концентрировалась вокруг экономики США, которая была драйвером этой модели. Но времена изменились, изменились лидеры и центры экономической гравитации. И выяснилось, что эта модель уже не устраивает американцев, потому что перестает работать. Первые сигналы прозвучали во время правления Трампа. Сейчас этот процесс виден отчетливо, — заметил эксперт.

Невысокие гости

Лучше всего о дезинтеграции свидетельствует изменившийся качественный уровень представительства. Лидеры, действительно принимающие решения, в большинстве своем ВЭФ проигнорировали. Китай отправил на форум вице-премьера Госсовета Лю Хэ, и это не просто серьезное падение представительства. В предыдущие годы на ВЭФ неизменно приезжал Си Цзинпинь. Именно он в 2017 году провозгласил Китай лидером глобализации. Лю Хэ — последний из крупных чиновников предыдущего поколения КПК, продвигавшего идеи взаимоинтеграции с Западом.

Индийскую делегацию возглавили четыре члена национального правительства, но центральным стало обсуждение отказа от долларовых расчетов в пользу рупии в нефтяных сделках с Саудовской Аравией. Дели в контексте увеличения своей роли в мире, очевидно, решает собственные задачи, но не глобальные.

Отсутствие России следует отметить отдельно. Если брать во внимание исключительно экономические показатели, решительно непонятно, каким образом можно в принципе обсуждать энергетический кризис без одного из крупнейших экспортеров топлива, а продовольственный — без главного поставщика пшеницы. Надо отметить, что ответов на эти вопросы по итогам форума меньше не стало.

где все
Фото: REUTERS/Arnd Wiegmann

В Швейцарию не приехал практически никто из западных лидеров. Не было Джо Байдена, Эммануэля Макрона, Риши Сунака. О будущем глобализации твердят те же люди, что говорят о победе Украины: канцлер Германии Олаф Шольц (собственно, он опять говорил об этом) и глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

В списке гостей традиционно фигурировали представители JP Morgan Chase, Amazon, Microsoft, BlackRock, Pfizer, Lockheed Martin. Вместе с тем в Давос не приехали ни Бернар Арно (LVMH), ни Илон Маск. Последний объяснил свое решение так: «Всемирный экономический форум быстро становится никем не избираемым мировым правительством, о котором люди не просили и которого не хотели», — написал он в Twitter. В этом смысле отсутствие Джорджа Сороса можно считать особенно показательным. 92-летний миллиардер впервые не поехал в Швейцарию, сославшись на «несовпадение графиков».

— Текущие интересы европейских держав и США не всегда сочетаются, всё чаще приходится говорить не о сотрудничестве, а о конкуренции внутри западного мира, — подчеркивает Владимир Миловидов. — Во многом этим объясняется отсутствие в Давосе многих мировых лидеров — им просто не о чем разговаривать.

Российский кейс

Отдельной темы повестки дня стал поиск путей воздействия на Россию, в том числе посредством украинского кризиса. Этим объясняется, во-первых, обширная делегация из Киева (хотя украинские политики всегда любили ездить большими делегациями в заграничные путешествия), а, во-вторых, визит в Швейцарию высокопоставленных представителей американских и британских спецслужб. В Давос приехали директор национальной разведки США Эврил Хэйнс, глава ФБР Кристофер Рэй, директор USAID Саманта Пауэр и шеф MI6 Ричард Мур.

Украина
Фото: REUTERS/Arnd Wiegmann

России была посвящена отдельная «супер-панель» форума. В числе выступающих был один из авторитетнейших экономистов мира Кеннет Рогофф. После получасовой дискуссии присутствующие сошлись во мнении, что санкции работают, их должно быть больше, а Западу нужно и далее стремиться к смене власти в нашей стране.

Устойчивость российской экономики удивление вызывает на Западе, отмечает эксперт клуба «Валдай», руководитель магистерской программы «Дипломатия» СПбГУ Станислав Ткаченко.

— Экономисты ВЭФ привыкли мыслить категориями глобального рынка, в условиях которого Россия должна была быть подавлена санкциями. Однако экономика РФ оказалась достаточно гибкой, чтобы адаптироваться под санкционный режим, — в этом смысле регионализация оказалась для нее преимуществом. Поэтому получилось относительно небольшую российскую экономику в ограниченные сроки переориентировать на другие рынки, — резюмировал он.

Читайте также
Реклама