Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
Мирный житель погиб на АЗС в Донецке при обстреле ВСУ
Армия
Запущенный с космодрома Плесецк военный спутник выведен на орбиту
Мир
ФРГ потратит €20 млрд на покрытие дефицита боеприпасов из-за поставок на Украину
Мир
На Украине призвали страны Запада поставить ракеты дальностью 800 км
Политика
Путин и Токаев подписали совместную декларацию по итогам встречи в Кремле
Мир
Пентагон рассказал о нескольких каналах связи с РФ по вопросам безопасности
Мир
Die Welt сообщает о нехватке боеприпасов в армии ФРГ из-за поставок ВСУ
Происшествия
Поезда Савеловского направления МЖД задерживаются из-за травмирования человека
Общество
ГУМ-каток открылся на Красной площади в Москве
Общество
В ЕР призвали расширить поддержку на все семьи с детьми в сельской местности
Туризм
Сейшелы с 1 декабря отменят документы по COVID-19 для въезда туристов
Спорт
Сборная Бразилии обыграла Швейцарию и вышла в плей-офф ЧМ-2022
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Артисты Донецкого музыкально-драматического театра им. М.М. Бровуна сейчас дают концерты в госпиталях и воинских частях на освобожденных территориях, а недавно были на гастролях в Москве. Худрук — гендиректор театра Наталья Волкова встретилась с «Известиями» после показа «Юноны и Авось» на сцене столичного Театра наций и рассказала о том, как зрители приносили актерам домашнюю выпечку, о выступлении в вечернем платье для раненого бойца, давлении киевских властей в 2014-м и отзывах Алексея Рыбникова на постановку его легендарной рок-оперы.

«На родной сцене пока не играем — запрещены массовые мероприятия»

— Вы сыграли финальный спектакль в рамках программы «Большие гастроли». Позади восемь городов 12 успешных показов. Ваши впечатления?

Такой гастрольный тур для нас как глоток свежего воздуха. Мы очень благодарны сотрудникам «Росконцерта» за великолепную организацию. Всё было сделано на высшем уровне с очень большой заботой об актере. У нас в театре актер главенствует. Это тот, вокруг кого всё должно крутиться. Здесь актеры тоже себя почувствовали обласканными.

Выехали 94 человека, 120 костюмов, около 2 т декораций. Спектакль массовый, технически сложный. Но везде, куда бы мы ни приезжали, актеры играли с огромной самоотдачей. На площадках хорошо помогали сами театры, встречали и содействовали. Очень хорошо встречали городские власти, много экскурсий было, приятных встреч, общения.

Вы видели: в финале у нас поднимаются кулисы и выходят все, кто делал спектакль, включая работников цехов. Огромное количество людей, поющих «Аллилуйя любви». И на этой прекрасной московской площадке всё осуществилось.

Спектакль «Юнона и Авось»

Спектакль «Юнона и Авось»

Фото: пресс-служба Донецкого МДТ им. М.М. Бровуна

— Создатель «Юноны и Авось» Алексей Рыбников ревностно относится к прочтениям своих произведений. Но, судя по его реакции на московский показ, он остался доволен.

Месяц назад я была в Москве, показала ему запись, нарезку со спектакля. Он был приятно удивлен, и меня порадовала его реакция. В прошлом году мы с его разрешения выезжали в Севастополь, спектакли прошли с огромнейшим успехом, и вот сейчас состоялся гастрольный тур. Мы очень благодарны Алексею Львовичу.

— Как в военных условиях удалось отрепетировать такой большой и сложный спектакль?

Тяжело было готовиться. Но мы очень аккуратно отрепетировали, с большим самообладанием, притом что шли обстрелы: кто-то в подвале сидел, кто-то не мог выйти. Когда выезжали в тур, не смогли из-за обстрела выехать вовремя.

Спектакль «Юнона и Авось»

Спектакль «Юнона и Авось»

Фото: пресс-служба Донецкого МДТ имени М.М. Бровуна

— Часть труппы осталась в Донецке. Как сейчас живет театр в родном городе?

На родной сцене пока не играем — запрещены массовые мероприятия, живем репетициями, выездами. Театр невозможно сохранить без зрителя, поэтому мы своего зрителя ищем и находим.

Много ездим по госпиталям, военным частям — даем концерты. У нас был большой гастрольный тур по югу республики, по освобожденным территориям. Восемь лет мы не могли туда выехать и наконец-то встретились с нашим зрителем. Концерт состоял из патриотических песен, и было очень приятно, что их помнят и знают. Люди очень соскучились. Нас ждали, подпевали, аплодировали, после концерта приносили актерам домашнюю выпечку. Потрясающая была атмосфера, настоящий обмен энергетикой.

театр
Фото: пресс-служба Донецкого МДТ имени М.М. Бровуна

«Мы знаем, как бывает сложно, тяжело и страшно»

— Вы одними из первых приехали в освобожденный Мариуполь?

— Для нас было огромным счастьем снова там играть. И да, когда город освободили, мы, наверное, были первыми артистами, кто туда приехал. Везли продукты для коллег, воду для военнослужащих, детские смеси, памперсы. Всё, что только можно было погрузить в наш транспорт, погрузили. Ехали очень медленно, из-за перегруза не могли разогнать машины. Нам очень хотелось поддержать людей, мы сами всё это пережили.

В 2014 году, когда нас перестали финансировать и разбомбили общежитие, актеры жили в помещении театра. У многих дети, а денег нет. Да что денег — есть было нечего. Жители города, коллеги из России нам помогали. Мы знаем, как бывает сложно, тяжело и страшно, и когда появилась возможность поддержать коллег на освобожденных территориях, с радостью стали поддерживать. Сами развозим пакеты с гуманитарной помощью и через коллег передаем.

театр
Фото: пресс-служба Донецкого МДТ имени М.М. Бровуна

— До 2014-го часто бывали в Мариуполе?

Выезжали туда на гастроли каждое лето. Играли на сцене старейшего театра русской драмы в тогда еще Донецкой области. Огромная трагедия была, когда увидели, что стало с его замечательным зданием (взорвано ВСУ. — «Известия»). Надеюсь, что его восстановят и мариупольские артисты и зрители снова обретут свой родной дом.

— Вы много ездите по госпиталям и тоже не с пустыми руками. Чем памятны такие поездки?

— Были случаи, которые врезались в память. В одном из госпиталей лечился военнослужащий, который с 2014 года воюет. Он лишился ноги, очень хотел прийти на концерт, но ему врачи запретили подниматься. Тогда наша актриса Марина Погорелова в красивом вечернем платье пришла к нему в палату и спела.

Очень тяжелая поездка была в нашу центральную травматологическую больницу. После того как сильно обстреляли Мариуполь, два детских отделения оказались заполнены. Огромная напряженность. Мамочки боялись отойти от своих детей. Мы, когда приехали, разделились. Часть артистов отправилась к детям. Надели костюмы героев детских сказок, раздали конфеты, наборы для рисования.

А другие в это время в актовом зале давали большой концерт для взрослых. И в конце концов мамы оставили своих деток на попечение наших актеров, пошли слушать концерт. Детки постарше с удовольствием начали фотографироваться, разговаривать, что-то рассказывать. Мы там больше чем полдня провели — и атмосфера поменялась, люди немножечко оттаяли. Театр в этом плане очень важен. Это место, где оттаиваешь.

больница
Фото: пресс-служба Донецкого МДТ имени М.М. Бровуна

— Здание театра пострадало?

Обстреливали его три раза. Пострадал фасад со стороны служебного входа — посекло осколками. Выбило стекла в гримуборных, в репетиционном зале. Переживали, конечно: наше здание — памятник архитектуры. Плюс масса различных сложностей: нет воды, тепла. Но сейчас уже дали отопление.

Здание Донецкого театра 

Здание Донецкого театра

Фото: пресс-служба Донецкого МДТ имени М.М. Бровуна

«Мы счастливы, что сохранились»

— Как вы приспосабливаетесь к таким условиям?

— Это невозможно. Порой бывает невыносимо тяжело, но — как для меня, так и для всего коллектива — переступаешь порог театра и забываешь обо всем. Как и наши зрители, когда мы еще могли играть спектакли.

Мы счастливы, что сохранились, и репертуар сохранили и приумножили, и зрительный зал у нас всегда был полный, и я уверена, что откроемся мы после СВО тоже с аншлагом.

— Есть где открываться, кроме основной сцены?

За период с 2014 года у нас появилась новая сцена под крышей театра. Как театральную гостиную стали использовать бывший ресторан в подвальном помещении. Еще власти республики выделили нам огромный старинный особняк, помогли с ремонтом. Что-то мы делали сами — стены, например, покрасили. Здание уникальное, с великолепной акустикой. Когда Донецк еще был Юзовкой, там размещался театр братьев Тудоровских.

Несмотря на боевые действия, возникла и работает наша школа-студия «Перспектива». Очень много деток занимается. Выходят на сцену в спектаклях, растут. Первые выпускники уже поступили в московские театральные учебные заведения, кто-то остался у нас. Открыли на базе нашего университета актерский курс, обучаем и растим себе смену.

театр
Фото: пресс-служба Донецкого МДТ имени М.М. Бровуна

— Худрук Мариупольского театра Александр Ростов рассказал «Известиям», о чем беседует с артистами: «Я всё время им говорю: вот будет шикарное здание, светлые комнаты, тепло, свет, универсальная аппаратура, а театра может не быть. А вот сейчас, когда разруха и холод, возникает подлинное мгновение, искреннее». Вам это знакомо?

— Согласна с коллегой, атмосферу важно удержать. Им очень сложно, но они пройдут этот путь, найдут точку опоры. Мы многое пережили, многое накопили в своих сердцах и душах и, как мне кажется, создали определенную творческую атмосферу. Когда-то мы находимся на особом подъеме, когда-то он чуть-чуть затихает, но это опора, она не дает просесть. Надеюсь, мы и дальше это всё в себе сохраним.

Люди очень поменялись. Мы прекрасно понимаем, что в жизни нужно, а что нет. Были вещи, которые когда-то казались невероятно важными, а сейчас понимаешь, что это такие глупости, такие мелочи. Есть наши семьи, есть наш коллектив, есть спектакли, которые мы создаем, — вот это важно.

— Сколько сейчас спектаклей в репертуаре?

64, и мы списать ничего не можем, жалко. Хотя понятно, что спектакли, как люди, живут и умирают. Но частичка души вложена и в тот спектакль, и в этот, и зрители не могут с ними расстаться. Вот с большой болью списали спектакль «Зойкина квартира». Зрители узнали, и соцсети стали разрываться: «Не трогайте наш любимый спектакль». И так происходило не раз. «Оставьте, не трогайте, мы это любим».

театр
Фото: пресс-служба Донецкого МДТ имени М.М. Бровуна

«На меня как на руководителя театра киевские власти давили»

— «Я знаю правду» — не совсем характерный для вашего театра спектакль. Скорее документальная проза, чем музыкальная драма. Как он возник?

— Чтобы объяснить, нужно вернуться в 2014 год. На меня как на руководителя театра киевские власти давили: «Нужно вывезти коллектив, эвакуировать». Я сказала, что мы никуда не едем, останемся в Донецке, — это решение коллектива. После этого начался сумасшедший прессинг, даже сделали отдельную группу в соцсетях «Как драмтеатр коллаборантом стал», каждый день что-то выкладывали. Очень много вокруг Донбасса происходило разговоров со стороны Украины: «Вы сами себя обстреливаете, войны здесь нет».

В 2017 году вышла «Народная летопись» (социально-культурный проект «Война в Донбассе: Народная летопись», основанный на рассказах очевидцев. — «Известия»), и мне показалось, что это хорошая возможность рассказать, что же у нас действительно происходит. Годом позже мы сделали документальный спектакль, записали его и выложили в интернет.

Когда к нам приезжал Владимир Львович Машков (худрук Театра Олега Табакова. — «Известия»), я ему рассказала, что есть такой спектакль. Он пригласил нас к себе, потом мы сыграли «Я знаю правду» еще в семи городах. Если всё сложится, в феврале и марте снова покажем его в городах России.

— В Telegram-канале театра, очень интересном, кстати, есть несколько сюжетов о том, как актрисы вяжут. Что это за акция и почему вы решили в ней участвовать?

Для военнослужащих жители республики вяжут теплые вещи. Кто умеет носки — вяжет носки, кто-то мастерит шарфики, перчатки. Когда наши узнали, что есть такая акция «Теплая забота», конечно, присоединились, тем более рукодельниц у нас много. Мы всегда откликаемся, иногда сами инициируем акции. Это гражданская позиция нашего коллектива. Готовы всюду ехать, везде участвовать, делать всё, чтобы скорее воцарился мир на нашей земле.

— Сквер перед вашим театром недавно назвали в память Сергея Пускепалиса. Вы были с ним знакомы?

— Только заочно. Он предлагал материал для работы. К сожалению, не удалось нам посотрудничать. Не успели.

— 22 ноября 17 сотрудникам вашего театра вручены членские билеты СТД России. Что значит для вас это событие?

— Оно означает, что начался процесс интеграции Союза театральных деятелей ДНР в Союз театральных деятелей России. Со временем мы станем отделением, как и все регионы нашей страны. СТД, кстати, был первой общественной организацией, зарегистрированной в нашей республике. Александр Александрович Калягин — давний друг нашего театра, не единожды играл на нашей сцене, хорошо знал Марка Матвеевича Бровуна. Он поддержал нас, когда мы только создавались. СТД России помогал нам все эти годы. И как результат — прекрасное событие: нас приняли в большую театральную семью.

— Когда всё закончится, мы победим, театр откроется, какой спектакль вы хотели бы сыграть первым?

— Есть задумка, но я не могу пока огласить название. Театральные люди суеверны. Но материал уже в работе, надеюсь, всё получится. А пока мы выпускаем несколько премьер, восстанавливаем несколько спектаклей. Нам есть чем открыться на всех наших площадках.

Справка «Известий»

Наталья Волкова получила образование на экономическом факультете Донецкого университета и факультете «режиссура шоу-программ» Луганского института культуры и искусств. Начинала службу в театре главным администратором. С 2012 года генеральный директор — художественный руководитель МДТ имени М.М. Бровуна. Была ассистентом режиссера и режиссером ряда спектаклей, многочисленных концертных и праздничных программ театра, акций к премьерам спектаклей, а также праздничного концерта ко Дню Победы. Автор идеи и руководитель проекта «Донецкая муздрама».

Читайте также
Реклама