Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

«Идет огромное давление Запада на Египет»

Глава Российско-египетского делового совета Михаил Орлов — о санкциях, начале турсезона и расчетах в рублях
0
Фото: ТАСС/Гердо Владимир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Египетские отели готовятся начать принимать оплату в российских рублях уже к началу турсезона — в декабре-январе. Об этом в интервью «Известиям» заявил глава Российско-египетского делового совета (РЕДС) Михаил Орлов. По его словам, сначала рубль будут принимать ограниченно, затем Каир планирует расширить сферу его оборота в стране. Глава РЕДС отметил, что Запад оказывает серьезное давление на Египет, в частности, под ударом авиакомпании, которые не спешат возобновлять рейсы в Россию. Москве и Каиру следует создать совместный банк для осуществления платежей без опаски попасть под санкции, подчеркнул глава совета. В целом же Египет не поддается давлению и сохраняет сотрудничество с РФ как в сфере туризма, так и в агрокомплексе — Россия по-прежнему один из крупнейших поставщиков зерновых в эту страну.

«Проблем с заполнением отелей точно не будет»

— Каким будет предстоящий турсезон, по вашим оценкам, учитывая текущую мобилизацию? Сократится ли поток туристов из РФ в Египет?

— Проблем с заполнением отелей точно не будет, турпоток будет высоким. Основной сезон как раз должен начаться, в Турции сезон вот уже закончился. Думаю, к тому времени концу декабря-январю — как раз со способами оплаты египетская сторона должна разобраться. Были с их стороны сигналы о готовности принимать в стране рубли, посмотрим, как это будет (в середине сентября ЦБ Египта анонсировал включение российской валюты в список используемых в стране. — «Известия»). Египтяне очень хорошо относятся к россиянам, вот с чего надо начинать.

— Вы сказали про платежи в рублях. По-вашему, пойдет ли Египет на это? И как быстро это смогут реализовать? Будет ли это только в туристической сфере или во всей стране?

— Да, так хотят сделать. Вообще сейчас, как вы знаете, очень большая проблема с платежами в евро и долларах. Поэтому одна из главных тем, которая обсуждается, в том числе в рамках саммита БРИКС, саммита ШОС, — это переход на платежи в других валютах. Недавно мы слышали, что Саудовская Аравия уже начинает платить и принимать юани.

То есть уже ломается эта монополия двух двух валют: евро и доллара. Но легко сказать, что надо создавать механизмы для взаиморасчетов в других валютах. Это небыстрый процесс. Сейчас это сугубо технический вопрос, который ведут Центральный банк и минпромторги РФ и Египта. И я не могу вам сказать, как быстро это будет, но другого выхода просто нет. Думаю, что это будет достаточно скоро.

— Можно ли рассчитывать, что уже в высокий сезон в декабре-январе россияне смогут рассчитываться в отелях в рублях?

— Вы знаете, исторически, до катастрофы над Синаем в 2016 году (имеется в виду крушение борта А321 «Когалымавиа» в результате взрыва бомбы в хвостовой части самолета, погибли 224 человека. — «Известия»), в Шарм-эш-Шейхе и Хургаде очень много ресторанов и так принимали рубли у российских туристов.

Единственное, тогда был вопрос, как эти рубли возвращаются и конвертируются. Давно уже рекомендуют, чтобы как минимум для расчетов был создан филиал одного российского банка в Египте и аналогично — египетского в РФ, чтобы можно было проводить эти платежи через официальные каналы: посчитать, поменять и так далее. Я думаю, что к этому всё идет, и идет очень быстро.

Поэтому ответ на ваш вопрос — я думаю, что достаточно скоро рассчитываться рублями в Египте будет возможно везде. А сейчас, к началу сезона, это сделают частично возможным.

— Продолжая тему туризма: какие авиакомпании из Египта сейчас летают в РФ? Есть ли какое-то давление Запада на египетские авиакомпании, чтобы они сокращали полеты в Россию?

— Давление на Египет — и не только на авиакомпании, а в целом — очень большое. Это однозначно. Но Египет очень ценит свою независимость, свой суверенитет в разных вопросах. Поэтому Egypt Air летает несколько раз в неделю в Москву, это прямые полеты Каир – Москва. Российский национальный перевозчик «Аэрофлот» не летает напрямую, потому что те самолеты, которые могут летать на расстояния до Каира, находятся в иностранном лизинге и не могут летать вне пространства РФ. Поэтому сейчас «Аэрофлот» летает в Каир и курортные города Египта через Сочи.

— Вы сказали, что есть давление Запада не только на авиакомпании. В чем оно выражается? Могут ли египетские организации свернуть сотрудничество с Россией из-за этого давления?

— Ну конечно. Идет колоссальная экономическая война между Западом и Россией. Я думаю, что у Египта достаточно сильная позиция в этом плане, чтобы выдержать удары. Но второй вопрос — это время: сколько времени Каир выдержит такой мощный прессинг? Сейчас отношения между нашими странами хорошие. Самое главное — продолжать активно развивать по всем каналам это сотрудничество, которое уже стоит на хорошей базе.

«Это реальная экономическая война»

— Как зерновая сделка, заключенная между РФ, Украиной, Турцией и ООН, сказалась на объемах экспорта российской пшеницы в Египет? В прошлом году, по оценке Россельхознадзора, крупнейшими импортерами российского зерна были Турция (10,6 млн т) и Египет (8,2 млн т). Причем для арабской страны РФ долгие годы оставалась крупнейшим поставщиком зерновых. Остается ли РФ по-прежнему крупнейшим экспортером пшеницы в эту арабскую страну?

— Россия не всегда была главным экспортером Египта, особенно в прошлом году, когда ввели пошлины на экспорт (с 15 февраля 2021 года в РФ ввели экспортную пошлину на пшеницу. — «Известия»). Но Россия остается одним из главных поставщиков зерна в Египет, это однозначно. Здесь тоже есть проблемы в том числе, связанные с западными санкциями — они блокируют возможность заходить в порты и страховать наши суда. Поэтому это достаточно большой удар.

Но для Египта, чтобы вы понимали, это не просто кризис — это вопрос выживания, учитывая, что общее потребление Египта составляет около 55 млн т зерна в год, из этого импортируется около 30 млн. То есть больше половины из того, что потребляет население страны — а это 100 млн человек, — это импорт.

Поэтому эти механизмы, а также урегулирование санкционных вопросов стамбульской сделкой чрезвычайно важны для Египта. И сейчас Каир серьезно думает, как организовать коридор поставок зерновых из России, начиная с портов и логистики до Египта, а также хранения.

— В конце августа в МИД РФ заявили, что ведут переговоры с Каиром о внедрении российской платежной системы «Мир». Реализуемо ли это в условиях возросшего давления казначейства США, учитывая, что в Турции все пять банков уже перестали принимать эти карты?

— Это зависит от очень многих факторов, которые мне не подконтрольны.

Экономика Египта, конечно, очень сильно зависит от Америки и Европы. Если вы посмотрите на баланс Европейского банка реконструкции и развития, то увидите, в какой степени Египет сейчас является объектом колоссального потока прямых инвестиций с Запада, что немаловажно.

Мне очень хотелось бы, чтобы как минимум один российский банк открыл полноценный филиал в Каире и наоборот. Почему? Потому что сегодня основные наши банки под санкциями. И понятно, что египетские организации не очень хотят работать с ними из-за рисков: у крупнейших банков Египта основные филиалы зарубежные — в США и Европе. Для того чтобы с нами работать, им надо будет закрыть банк там. Для них это огромная жертва. Поэтому я думаю, что Египту и РФ следует создать co-proprietary (находящийся в совместной собственности. — «Известия») банковский механизм, чтобы не ставить под угрозу партнеров.

Вторая проблема — правительство Египта недавно начало требовать, чтобы был аккредитив (специальная форма расчетов между покупателем и продавцом, гарантия от банка, что продавец получит платеж, если выполнит определенные условия. — «Известия») на любой товар, который импортируется в Египет. Чтобы отправить товар из РФ в Каир, надо открыть аккредитив — вроде бы это вообще несложно, пусть будет так. Но проблема в том, что международный аккредитив требует существования определенной кредитной линии, и есть проблемы с цепочкой из-за попавших под санкции российских банков.

Понимаете, это всё технические вопросы. Но это не просто одностороннее решение Каира, мол, не хотим и всё. Это значит, что идет огромное давление на Египет. Запад прямо говорит египетским банкам: если вы будете это с Россией делать, то мы закрываем вам какое-то финансирование, не развиваем ваш канал. Это реальная экономическая война.

Читайте также
Реклама
Прямой эфир