Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Спорт
Глава IBA предложил провести Международный день бокса на Кубе в 2023 году
Общество
Авиакомпании РФ перевезли 87 млн пассажиров с начала 2022 года
Общество
Путин заявил о снижении уровня бедности по итогам III квартала до 10,5%
Мир
В МИД РФ обвинили ЕК в попытке своровать российские активы
Экономика
В Европе цены на газ превысили $1500 за 1 тыс. куб. м
Политика
Совфед одобрил пакет законов о запрете пропаганды ЛГБТ и смены пола
Авто
Минпромторг отказал машинам Renault в льготном автокредитовании
Мир
В МИД Литвы выразили уверенность в согласовании потолка цен на нефть из РФ
Происшествия
Пожар на территории ТЭЦ в Перми ликвидирован на площади 100 кв. м
Пресс-релизы
Ведущие представители издательского дела расскажут о столичном книжном бизнесе на non/fictio№24
Мир
«Укрэнерго» сообщило о дефиците мощности электроэнергии на уровне 27%
Экономика
Силуанов заявил о росте зарплат бюджетников в 2023 году более чем на 8%
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Книга популярного авиационного блогера и практикующего пилота-инструктора Дениса Оканя посвящена ранним этапам его карьеры, годам обучения и приобретения первого опыта («налета», выражаясь на профессиональном сленге). Впрочем, как раз этот период, связанный с преодолением разного рода трудностей (нередко созданных своими силами), и представляет, пожалуй, наибольший интерес для читателя-«пингвина». Критик Лидия Маслова представляет книгу недели, специально для «Известий».

Денис Окань

«Когда всё только начинается»

Москва: Эксмо, Бомбора, 2022. — 240 с.

Последний из вошедших в книгу интересных случаев на борту датирован 28 декабря 2008 года и иллюстрирует скорее пассажирскую психологию. Две вздорные паникерши задерживают рейс из Хургады, заподозрив в одной из пассажирок террористку, однако командир воздушного судна Окань проявляет недюжинную скорость принятия решения и дипломатический талант в обращении с взбудораженной толпой.

Эта завершающая книгу предновогодняя история — из разряда курьезных, когда речь идет не о жизни и смерти, а о желании пилотов поскорей вернуться «к женам и детям, которые ждут мужей и отцов с подарками под елочку». Но предшествующие рассказы о не всегда мягких посадках в малокомфортных, а то и экстремальных условиях порой вызывают сомнение, что это познавательное чтение стоит рекомендовать пассажирам, которые и без того побаиваются летать.

Обладая конспирологическим мышлением, нетрудно предположить, что Окань, которому до пенсии еще далеко и рано выносить весь сор из избы, благоразумно умалчивает о самых пугающих инцидентах и наиболее вопиющих случаях бардака в тех или иных авиакомпаниях. Но и в таком щадящем режиме складывается ощущение, что даже самого толкового, собранного и ответственного пилота подстерегает множество не зависящих от него досадных случайностей, каждая из которых может оказаться роковой. После чтения наиболее адреналиновых из собранных в книге историй, где герою порой чудом удается избежать катастрофы, тревожному пассажиру остается либо переключиться на наземный транспорт, либо молиться, чтобы в следующем полете за штурвалом оказался уже взрослый, умудренный опытом и хладнокровный Денис Окань, а не зеленый и необстрелянный, перепуганный даже не близкой перспективой собственной гибели, а нагоняем от начальства пилот.

На этом неприятном моменте — запугивания как порочной практики воспитания будущих пилотов — Окань ближе к финалу книги останавливается отдельно, говоря «спасибо» в кавычках бывшему начальнику, который своим отеческим напутствием: «Залетишь — мигом во вторых пилотах окажешься!» отравил молодому КВС первый год его командирства. Потом Окань проанализировал свое поведение и волевым решением приказал себе не нервничать, а на грозящие взыскания просто плевать. В итоге у пилота выработалась своего рода психотерапевтическая методика, которая в принципе может пригодиться людям многих других профессий, да хотя бы журналистам, не успевающим к дедлайну:

Автор цитаты

«Сразу первым делом сделаю глубокий вдох и выдох, а потом буду действовать размеренно и не торопясь, как бы показывая кукиш любому начальнику и пытающемуся сжаться времени, не позволяя себе «разгоняться», чтобы не допустить в панике новых ошибок»

По мнению Оканя, страх наказания за ошибку, создающий лишний стресс, — сугубо российское явление, порождение старой советской школы подготовки пилотов, которая произвела на него удручающее впечатление во время учебы в летном училище. Вчерашнего школьника, перенявшего от отца-пилота любовь к самолетам, поразило как отсутствие в училище бензина для реальной летной практики, так и полубандитские отношения среди курсантов. Тем не менее учился Окань прилежно, и во вкладке с цветными иллюстрациями можно найти «атмосферный» документ того времени — не слишком разборчивый, с рисунками и расплывшимися чернилами, конспект по аэродинамике: «Взлетом называется ускоренное движение самолета от начала разбега до набора эволютивной скорости 25 м».

С училищем связана единственная грустная глава в книге Оканя, в остальном человека скорее позитивного и оптимистичного по натуре, а иногда, пожалуй, чересчур восторженного. Нахлебавшись дедовщины, Окань превозносит до небес идеально отлаженную и четко регламентированную американскую систему подготовки пилотов, с которой он близко познакомился, когда в середине нулевых его отправили за океан осваивать управление «Боингом». Тот период иллюстрирует фотография с трогательным обгрызенным яблоком в кабине тренажера-симулятора «Боинга-737» с подписью: «Яблоко — мой обед» (молодой пилот по хорошей советской традиции экономил и старался не проедать выделенную ему валюту).

Завершает подборку дорогих сердцу Оканя иллюстраций письменная благодарность (со штампом авиакомпании) от пассажиров экипажу, который вылетел было в Пермь, но принял правильное решение вернуться в Домодедово, услышав, как неведомая сила долбит в самолет снаружи и вот-вот расколотит иллюминатор (это оказался незакрепленный каким-то «специалистом» трос аварийного покидания с металлическим крючком на конце). Благодарности от избежавших гибели людей, наверное, греют сердце настоящего пилота даже лучше, чем сберкнижка, и хотя о финансовой составляющей своей работы Окань говорит довольно прагматично, все-таки лейтмотивом его мемуаров остается самое часто повторяющееся восклицание: «Романтика!»

Читайте также
Реклама