Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Коалиция по разгону

Программный директор клуба «Валдай» Иван Тимофеев — о ценовом пороге на российскую нефть и последствиях его введения
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Страны «большой семерки» полным ходом готовят санкции, направленные на ограничение цены российской нефти и нефтепродуктов. США разрабатывают механизм применения таких мер в опережающем порядке. И, скорее всего, предлагаемая Вашингтоном схема станет ориентиром для американских союзников и партнеров. Новый режим санкций в виде правовых механизмов будет зафиксирован уже в ближайшее время. Большой вопрос в том, как именно он будет работать и к каким последствиям приведет его внедрение.

С момент начала СВО на Украине в феврале против России был использован беспрецедентный набор санкций. Одна из ключевых целей подобных ограничительных мер — нанести максимальный ущерб экономике страны, с тем чтобы заставить изменить политический курс Москвы и ослабить возможности его ресурсного обеспечения. С учетом важнейшей роли энергетического экспорта для России санкции против нефтегазового сектора можно было считать более чем ожидаемыми. Вместе с тем США, ЕС и другие инициаторы были вынуждены проявлять осторожность. РФ — крупный игрок на мировом рынке. И если ограничения американцами доступа на него иранской нефти имели минимальные эффекты, то блокирующие санкции в отношении российских компаний могли бы привести к колоссальному и неконтролируемому росту цены. За ними еще больше разогналась бы инфляция, которая и так высока на фоне последствий COVID-19 и других факторов.

Тем не менее санкционная петля вокруг нефтяного сектора постепенно затягивалась. Некоторые секторальные рестрикции действовали еще с 2014-го, в том числе ограничения на кредитование, а также поставки товаров, услуг, технологий и инвестиций для проектов по добыче нефти на арктическом шельфе. Под блокирующие санкции попал целый ряд совладельцев или собственников и топ-менеджеров в области ТЭКа. В марте 2022-го вступил в силу запрет на импорт российских энергоносителей в США, запрет также был введен Канадой. Европейский союз сначала запретил импорт российского угля, а затем, за некоторыми исключениями, расширил запреты на импорт нефти и нефтепродуктов. Они должны вступить в силу 5 декабря 2022-го и 5 февраля 2023-го соответственно. К концу года закупку нефти из РФ прекратит Великобритания. В целом западные страны ведут дело к постепенному вытеснению нефти и нефтепродуктов из России со своего рынка.

Однако Москва довольно оперативно переориентировала свои поставки на рынки Азии. Здесь западным странам гораздо сложнее навязать свои ограничения. Тем более что отечественные компании предлагают свою продукцию с большими скидками. Идея ценового порога появилась именно для того, чтобы повлиять на стоимость российской нефти за пределами западных стран.

Суть предлагаемого механизма проста. В юрисдикциях США, стран «семерки», а также иных государств, которые присоединятся к коалиции, будет запрещено предоставлять услуги, связанные с морской перевозкой российской нефти и нефтепродуктов в том случае, если цена контракта будет больше установленной суммы. Минфин США уже выпустил руководство, разъясняющее смысл предстоящих запретов. В виде правового механизма их планируется закрепить в виде Определения (Determination) к исполнительному указу президента США № 14071 от 6 апреля 2022 года. Часть вторая первой статьи указа дает полномочия главе американского минфина во взаимодействии с Госдепартаментом запрещать поставки в Россию любых товаров и услуг. В предстоящем определении и будет раскрыт запрет американским лицам предоставлять услуги, связанные с перевозкой нефти, в случае превышения ценового порога. Американские власти планируют ввести свои ограничения 5 декабря для нефти и 5 февраля для нефтепродуктов, то есть синхронизировать их со вступлением в силу запретов ЕС на импорт российской нефти.

Большой вопрос, что именно будет пониматься под услугами, связанными с морской перевозкой? Скорее всего, американцы будут трактовать их расширительно. То есть речь пойдет как о самой перевозке, так и о проведении финансовых трансакций, страховании, заправке судов, их обслуживании в портах. Подобный подход позволяет повлиять на весьма широкий круг поставщиков таких услуг за пределами Штатов. Так, например, трансакция в долларах США по предоставлению услуг по перевозке нефти будет расцениваться Вашингтоном как подпадающая под американскую юрисдикцию. А значит, под штраф или уголовное преследование властей США может попасть широкий круг лиц за пределами американских границ. Угрозы ответственности за обход ценового порога уже прописаны в новом руководстве, равно как и возможные схемы такого обхода.

Другой вопрос, в какой степени американская схема будет воспроизводиться остальными странами коалиции и насколько широкой она будет? Скорее всего, уровень координации среди стран-инициаторов останется весьма высоким, то есть механизм США так или иначе будет продублирован союзниками, с учетом особенностей национального права. В коалицию войдут те страны, который уже ввели в отношении России санкции.

Но главная интрига — удастся ли включить в коалицию тех, кто санкции не вводил, включая дружественные России государства? Здесь ответ скорее отрицательный. Но проблемы это не снимает. Несмотря на позицию официальных властей дружественных стран, сам бизнес может избегать риска преследования со стороны американских властей и де-факто подчиняться их требованиям.

И в заявлении «семерки», и в новом руководстве минфина США проводится мысль о том, что санкции вводятся из соображений заботы о международном сообществе, а не только из желания наказать Россию. Указывается на то, что порог призван побороть рост цен на нефть, который искусственно разогнался из-за конфликта на Украине. На деле подобная забота может обернуться непредсказуемыми последствиями.

Прежде всего, очередное политическое вмешательство в регулирование цены вызовет повышение неопределенности, которая может толкнуть эту цену вверх. Рост может идти в том числе на ожиданиях сбоев сделок с российской нефтью и нефтепродуктами из-за избыточного комплаенса, что будет порождать временные дефициты. Другая проблема состоит в том, что остальным производителям нефти тоже придется снижать цены. Им это вряд ли понравится. Фактически речь идет о том, что рынок продавцов меняется в пользу рынка покупателей искусственными политическими методами, а не в результате экономических причин.

Наконец, сама Россия искусственно превращается в лидера демпинга. Спрос на ее нефть может оказаться выше в сравнении с другими поставщиками, а выпадающую прибыль Москва может компенсировать увеличением объемов своих поставок. Если допустить, что страны Запада, которые запретили российскую нефть и нефтепродукты, будут покупать их дороже у других поставщиков, а страны Азии — российскую, то это опять же искусственно повышает конкурентоспособность азиатских экономик.

Самой же России впору задуматься о мерах по адаптации к западным ограничениями. Среди них — развитие собственного танкерного флота и уход от доллара США в трансакциях по нефтяным сделкам. Последняя задача является сквозной и актуальна для всей внешней торговли России в новых политических условиях.

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Реклама
Прямой эфир