Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Частный оператор пожаловался в ФАС на нарушение конкуренции в Пулково
Мир
Страны НАТО договорились более тесно работать с Киевом
Экономика
Центробанк не намерен выкупать заблокированные на Западе активы
Политика
В Совбезе назвали ЗРК Patriot законными целями в случае их поставок Киеву
Мир
Власти США выделят $53 млн на поддержку украинской энергосистемы
Спорт
Сборная Сенегала вышла в плей-офф чемпионата мира во второй раз в истории
Политика
Кабмин запретил вывоз ряда товаров двойного назначения в недружественные страны
Общество
Морозы до минус 20 градусов ожидаются в Московском регионе к концу недели
Спорт
Катар стал первой не набравшей ни одного очка страной —хозяйкой ЧМ
Мир
Bloomberg предупредило о небывалом кризисе в Европе без российского дизеля
Мир
Столтенберг назвал поставку оружия Киеву единственным путем к миру
Мир
Посол России раскрыл подробности вызова в МИД Канады
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На Западе восприняли в штыки итоги саммита Путина и Эрдогана в Сочи. Активное сотрудничество Москвы и Анкары вызывает беспокойство стран ЕС и США. Налицо стремительный отход Турции от прозападной политики, однако причина не в стремлении сблизиться с Россией. Турция хочет сама выбирать себе партнеров. К тому же в последнее время стране стало тесно в рамках регионального лидерства, республика стремится войти в число мировых лидеров. Подробности — в материале «Известий».

«Оппортунисты» из Анкары

После саммита Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана в Сочи на Западе обеспокоились углубляющимся сотрудничеством Москвы и Анкары, написала газета The Financial Times со ссылкой на шесть высокопоставленных источников. Наибольшую тревогу США и Евросоюза вызывают заявления лидеров о более тесном взаимодействии в сфере экономики и торговли.

Страны решили перейти на торговлю в рублях, обсудили использование карты «Мир» в Турции, а также достигли других договоренностей. Анкара послала Западу четкий сигнал: она больше не оглядывается на Вашингтон, а ведет самостоятельную политику.

Позицию Анкары за сотрудничество с Россией в публикации назвали оппортунистской. Западные СМИ стали писать о возможных санкциях против Турции, «если она будет помогать РФ обходить ограничительные меры, введенные против нее Западом». Хотя впоследствии всё же отвергли такой сценарий развития событий, усомнившись в возможности его реализовать. Турция давно и прочно интегрирована в западную финансовую систему, а бренды от Coca-Cola до Bosch и BP приносят странам Евросоюза и США большую прибыль.

туристы
Фото: Global Look Press/dpa/Sebastian Kahnert

Прагматичный подход

После того как США и ЕС ввели жесткие санкции против России на фоне СВО, Турция продолжила следовать прагматичной политике в отношении Москвы. Она стала единственным государством Североатлантического альянса, которое не присоединилось к антироссийским санкциям.

Анкара наращивает сотрудничество с Москвой, ждет российских туристов на своих курортах, не закрывает воздушное пространство для гражданской авиации.

Страна ведет сбалансированную политику, на это влияют и тесные экономические связи, и большие проекты, работающие не первый год, такие как «Турецкий поток» и атомная электростанция «Аккую», которую запустят в следующем году.

Наращивание влияния в подбрюшье России

Впрочем, это обстоятельство не мешает стране наращивать свое политическое влияние в разных регионах мира. Так, Турция не жалеет денег на различные культурные проекты, продвигающие идеи единства тюрков и мусульман в возрожденной Османской империи. В частности, в странах бывшего СССР.

Анкара признала независимость молодых национальных республик сразу после распада Советского Союза — Азербайджана, Казахстана, Киргизии, Туркмении и Узбекистана. Турция поняла, что это ее шанс укрепить влияние в регионах, населенных тюрками. Действовать решила при помощи «мягкой силы». В результате одна культурно-образовательная организация появлялась вслед за другой: Агентство сотрудничества и развития тюрок (TIKA), Международная организация изучения тюркской культуры (ТЮРКСОЙ) и центры культуры Института имени Юнуса Эмре.

строительство
Фото: Global Look Press/ZUMA Press/Altan Gocher

Все они вкладывали деньги в гуманитарные проекты. В результате строились детские сады, школы, мечети, культурные центры, появлялись протурецкие религиозные организации, запускались программы по обмену студентов и предоставлению грантов на обучение. Впрочем, впоследствии Анкаре всё же пришлось сбавить обороты — Москве, следящей за происходящим в бывших республиках, не понравилась столь дерзкая политика Турции, действовавшей сразу по трем направлениям: в странах, бывших частью Османской империи, в государствах с мусульманским или тюркоязычным населением.

Особенно сильно беспокоит Москву взаимодействие Анкары и Киева. Турция и Украина нашли много общего после присоединения Крыма к России. Так, Анкара поддерживает позицию Киева относительно статуса полуострова, продвигает в стране свои культурные и экономические проекты. В 2020 году Турция стала лидером по объему инвестиций в Украину — около $3 млрд.

Помимо этого Анкара продолжает накачивать страну оружием собственного производства. Так, Киев закупает у Анкары беспилотники Bayraktar. Недавно стало известно, что к 2023 году турки планируют построить на Украине завод по производству беспилотников. В России в ответ заявили, что тогда он «попадет под демилитаризацию».

Действовала на территории Украины и турецкая «мягкая сила»: TIKA восстанавливала дома престарелых и обучала военных корреспондентов, а центры культуры Института имени Юнуса Эмре вели активную работу с иностранными студентами, предоставляя им государственные стипендии на обучение в турецких вузах и организуя «Летние школы турецкого языка».

«У нас хорошие отношения и с Украиной, и с Россией. Мы не можем отказываться ни от тех, ни от других», — отвечал на упреки в сторону Анкары представитель президента Турции Ибрагим Калын.

переговоры

Президент Турции Тайип Эрдоган (в центре) во время российско-украинских переговоров в Стамбуле

Фото: ТАСС/Сергей Карпухин

С 2020 года Турция стала претендовать на роль третейского судьи в российско-украинских отношениях. Она призывала Запад учитывать озабоченности Москвы в сфере безопасности и при этом открыто защищала территориальную целостность Киева, вооружала ВСУ и даже проводила совместные учения с украинскими военными. В настоящее время Эрдоган называет свою позицию «активным нейтралитетом»: поддерживает связи с обеими сторонами, при этом открыто не выражает симпатии ни одной из них.

Стремление Турции играть ведущую роль в переговорах обусловлено желанием подчеркнуть свою геополитическую субъектность и приобрести авторитет в глазах союзников по НАТО.

«Одна страна — два государства»

В отношении Азербайджана Турция проводит политику по модели «одна страна — два государства». Так, Анкара полностью встала на сторону Баку в нагорнокарабахском конфликте, оказывая активную поддержку в военно-технической сфере. Азербайджан играет ключевую роль для Анкары, становясь мостом для расширения турецкой экспансии на Кавказ и в Среднюю Азию.

С азиатскими государствами Анкара политику по модели «одна нация — два государства» проводить не рискует. В этих странах к идеям пантюркизма отнеслись довольно прохладно. Однако Казахстан, например, договорился обмениваться с Турцией разведывательной военной информацией, к тому же Анкара занимает пятое место в списке экономических партнеров страны.

На Кавказе Турция активно реализует крупные инфраструктурные проекты. Еще в середине 90-х по инициативе Анкары проложили железную дорогу Баку – Тбилиси – Карс в обход путей, существующих еще со времен СССР. Помимо этого турки делают большую ставку на сотрудничество с Грузией. Главный интерес для Анкары представляет Аджария, в которой живет довольная большая доля мусульман, зачастую выходцев из Турции.

карабах
Фото: ТАСС/Гавриил Григоров

В Молдавии на деньги турок также строят школы, детские сады, реконструировали единственный порт страны на Черном море — Джурджулешты. По данным на 2020 год, капитал турецких компаний в стране превысил €300 млн. Особенно сильно влияние Анкары чувствуется в Гагаузии — регионе, где проживает тюркоязычное и одновременно православное население.

Таким образом, у Анкары может получиться вырастить поколение, которое будет добровольно считаться с ее мнением. В частности, это касается стран, традиционно находившихся в орбите российского влияния.

Интерес к африканскому континенту

Интересы Анкары не ограничиваются территорией постсоветского пространства или Ближним Востоком. В последнее время Турция, следуя примеру России и Китая, активно налаживает сотрудничество со странами Африки.

В 1998 году в Турции стартовал так называемый проект «по открытию Африки». В 2005 году страна стала членом-наблюдателем Африканского союза, а через три года — его стратегическим партнером. Еще через пять лет страны запустили проект «Африканское партнерство». Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган регулярно посещает разные африканские страны, явно демонстрируя интерес к континенту.

После визитов звучат заявления об углублении политических и экономических отношений, сотрудничества в военной области, а также продаже большого количества турецкого оружия, в частности беспилотников и бронетехники.

На днях Эрдоган провел переговоры с коллегой из Сомали, обратил внимание доктор политических наук, заведующий отделом Ближнего и Постсоветского Востока ИНИОН РАН Владимир Аватков. По его словам, Турция давно проявляет интерес к Восточной Африке в целом и Сомали в частности.

гуманитарка
Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/PPI

— Там функционирует посольство страны, в Сомали располагается первая зарубежная военная база Турции, «Турецкие авиалинии» осуществляют регулярное авиасообщение между Стамбулом и Могадишо, а гуманитарные и другие организации бесперебойно снабжают Сомали продовольствием и возводят там инфраструктурные сооружения. С недавних пор это восточноафриканское государство стало особенно интересно Турции в свете развития ее космической деятельности: Сомали рассматривается в качестве одной из площадок для строительства первого турецкого космодрома, — перечисляет тюрколог.

В разговоре с «Известиями» он добавил, что помимо этого Анкара в последнее время строит «коридоры» и приближается к стратегическому «нефтяному узлу» — Аденскому заливу.

— Коридора по транспортировке нефти монархий Персидского залива в сторону Европы у Турции еще нет. А вот если в Сомали вдруг случайно возникнет турецкий порт, то и такая возможность появится, — пояснил эксперт.

Стратегическое партнерство в Латинской Америке

Турция в последнее время активизировала связи с регионами, которым раньше уделяла меньше времени. Так, Эрдоган также стремится в рамках многовекторной внешней политики расширить сотрудничество со странами Латинской Америки. Две ведущие латиноамериканские страны — Бразилия и Мексика — создали стратегическое партнерство с Турцией.

Анкара и Бразилиа со второй половины 2010-х годов активно развивают сотрудничество, что позволило существенно нарастить товарооборот, отмечает в беседе с «Известиями» кандидат исторических наук, эксперт РСМД Александр Корольков.

— Особенно после 2016 года. За последние семь лет товарооборот увеличился более чем вдвое, составив $4,4 млрд в 2021 году (для сравнения, у России с Бразилией — 7,2 млрд, но на 50% это поставки из России сильно подорожавших удобрений). Торговля довольно сбалансированная с небольшим положительным сальдо для Бразилии. Латиноамериканская страна поставляет в основном сою, хлопок, целлюлозу, железную руду и концентраты, а Турция — продукцию металлургической промышленности, автозапчасти, двигатели и множество промышленных товаров, — пояснил политолог.

Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу и глава МИД Бразилии Карлос Франса во время встречи

Фото: МИД Турции

Он добавил, что во время визита министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу в Бразилию в апреле этого года стороны заявили о планах довести товарооборот до $10 млрд.

— Турция поддерживает стремление Бразилии стать членом Организации экономического сотрудничества и развития, что крайне важно для латиноамериканской стороны. Обе страны говорят о необходимости реформы Совбеза ООН за счет введения в его состав новых членов и пересмотра права вето постоянных членов СБ. И Анкара, и Бразилиа заняли достаточно прагматичную позицию в отношении конфликта на Украине. Они формально осуждают действия Москвы, но выступают за переговоры и против политики санкций, — пояснил эксперт.

Возвращение былого величия

— Происходящие в мире события обуславливают коренную трансформацию системы международных отношений и вместе с тем ускоренное формирование полицентричности, где каждое государство регионального и надрегионального порядка старается занять свое место под солнцем. Современная Турция — одна из тех стран, которые хотят использовать сложившуюся ситуацию в своих интересах. Внешняя политика Анкары уже долгое время базируется на идеологии неоосманизма — возвращения Турции былого величия и авторитета на международной арене. Но помимо этого республика видит себя еще многофункциональным хабом и своеобразным центром притяжения: энергетическим, экономическим, дипломатическим, — пояснила в беседе с «Известиями» научный сотрудник отдела Ближнего и Постсоветского Востока ИНИОН РАН Алина Сбитнева.

По ее словам, в отношениях с Россией в условиях западных санкций Турция видит себя неким мостом между Москвой и остальным миром. Об этом не раз заявляли официальные представители страны.

Китай
Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/Cfoto

— Для успешного функционирования в роли хаба Турция выстраивает разнообразные коридоры влияния. Наиболее масштабным в этом плане считается путь по маршруту Европа – Китай. В последнее время Анкара стремится приблизиться к Пекину, выражая крайнюю заинтересованность в проекте «Один пояс — один путь» и расширении сотрудничества во многих сферах в целом. Новая геостратегическая реальность выглядит для Турции так: она видит себя в центре региональных и мировых процессов и никак иначе. А во главе любой ее политики прежде всего стоят национальные интересы, — пояснила тюрколог.

Она отметила, что Турецкая Республика всё больше отдаляется от Запада, отдавая предпочтение восточным партнерам. Так, сотрудничество активно расширяется со странами Востока, причем во всех сферах. Речь идет о Саудовской Аравии, Иране и других государствах.

— Недавно Анкара изъявила желание присоединиться к БРИКС. В ходе последней встречи с Владимиром Путиным Эрдоган фактически получил приглашение на вступление в ШОС. Сейчас на наших глазах формируется новая картина мира, уже понятно, что акценты в ней семимильными шагами смещаются с Запада на Восток, в частности на Турцию. В ближайшее время эта тенденция сохранится с высокой долей вероятности, — считает политолог.

У Турции в проведении внешней политики можно выделить две составляющие успеха, отмечает востоковед, публицист Андрей Онтиков.

— Первое — у Анкары есть свои национальные интересы, и она им следует, а также, что важно в современном мире, она ими не жертвует в отличие от многих других стран НАТО. То, что творит Европа, то, как она себе вредит не без давления со стороны США, — это что-то невероятное. Эрдоган ищет любую возможность, чтобы расширить свое влияние и отстаивать национальные интересы страны. Делает это последовательно, без спешки. Если появляется возможность — Анкара ее не упускает. Второе — у Турции есть идеология. Имею в виду некую систему ценностей, за счет которых Турции удается распространить свое влияние в мире. В первую очередь я бы здесь выделил панисламизм. Это теснейшее сотрудничество с «Братьями-мусульманами» (организацией, запрещенной в России и по всему миру): это и Тунис, и Марокко, и Палестина, Египет, Сирия. Ставка на политический ислам позволяет туркам упрочить позиции в разных уголках мира, — уточнил эксперт в беседе с «Известиями».

ислам
Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/Tunahan Turhan

В добавление к этому Турция примеряет на себя роль лидера исламского мира, одной из ведущих сил в палестино-израильском урегулировании, добавил специалист.

— У Турции великолепный информационный базис, на котором она строит свою политику в Средней Азии и в некоторых регионах России. К тому же идея пантюркизма у турок не столь масштабна, как идея американской демократии, но и при этом не столь плоха. Американцы сформировали некий продукт, который население во всем мире воспринимает как желаемое. Турки сделали аналогичную вещь, только в меньших масштабах. Это привлекает людей в различных государствах. Анкара смогла сформировать некий информационный посыл, который для многих выглядит привлекательным, — пояснил Онтиков.

Упрочить свои позиции в мире Турции помогает и «мягкая сила», основанная на пантюркизме. Анкара постепенно выходит за пределы своего региона.

— У страны довольно сильные позиции в Африке, предпринимаются попытки оказывать серьезное влияние на Европу, прежде всего за счет установления контроля как минимум над возможным будущим транзитом энергоресурсов из Восточного Средиземноморья. Помимо этого Анкара играет роль посредника между Москвой и Киевом. География интересов Турции обширна: это Африка, Средняя Азия, Ближний Восток, Закавказье, большинство из них — зона стратегических интересов России, затрагивающая также вопросы национальной безопасности РФ, — считает политолог.

Читайте также
Реклама