Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Сирены тревоги сработали в Израиле после вступления в силу перемирия
Мир
Премьер Израиля заявил о достижении целей операции в секторе Газа
Мир
В Мелитополе российские системы ПВО отразили атаку со стороны ВСУ
Мир
Посольство РФ призвало журналистов США прекратить русофобию
Мир
Зеленский назвал референдумы условием отказа от переговоров с Россией
Мир
Почти 40% американцев не захотели переизбрания Байдена или Трампа
Мир
Посольство РФ увидело ядерную угрозу в действиях ВСУ на Запорожской АЭС
Мир
В конгрессе США назвали мошенничеством поставки оружия на Украину
Мир
Байден заявил о поддержке со стороны США права Израиля на самозащиту
Мир
Немецкий политик допустил беспорядки в стране на фоне кризиса
Мир
В Минобороны РФ сообщили о подготовке боевиками провокации в Идлибе
Мир
Генсек ООН приветствовал объявление о прекращении огня в секторе Газа
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Массированная санкционная атака на Россию обернется серьезными проблемами для всех участвующих в ней стран. Страны Азиатско-Тихоокеанского региона, присоединившиеся к антироссийским санкциям, уже начали ощущать негативный эффект роста цен на энергоносители. То же самое происходит и в Европе. Подробности — в материале «Известий».

Иностранные компании могут потерять наш рынок

Безусловно, санкции могут нанести вред экономике России. Но при этом последствия введенных в отношении нашей страны ограничений столь же определенно скажутся и на государствах, инициировавших санкционный процесс и присоединившихся к нему. Об этом говорит и опыт, полученный после первой волны санкций в 2014 году.

— Оценивая результаты введения санкций в 2014 году, можно отметить, что иностранные компании США и ведущие страны ЕС понесли потери в связи с сокращением экспорта в Россию, — рассказывает член-корреспондент РАН, руководитель отдела региональной промышленной политики и экономической безопасности Института экономики УрО РАН Виктория Акбердина. — Так, например, США, Германия и Франция суммарно потеряли объем экспорта в размере $8 млрд на российском рынке машин и оборудования, около $7 млрд — на рынке транспортных средств и $3 млрд — на рынке химической продукции. Для отдельных компаний-экспортеров это оказалось достаточно серьезными потерями, которые привели к убыткам. Особенно чувствительным эффект оказался для высокотехнологичных предприятий Германии.

ВВП России по итогам прошлого года составляет лишь около 2% от мирового, а доля в мировой торговле около 2,8%. Если заблокировать экспорт и импорт РФ (кроме нефтегазовой отрасли), то на мировой экономике это скажется слабо. Но для отдельных стран, имеющих значительный товарооборот с РФ, последствия могут быть негативными.

— Доля товарооборота США, Кореи, Японии, Австралии и Тайваня с Россией невысока, — замечает эксперт аналитической компании VladVneshService (VVS) Вадим Пашин. — Так что они, скорее всего, не заметят громадного негативного эффекта от собственных санкций. У ЕС экономические связи с РФ сильнее, поэтому для них это будет заметнее.

Напомним, что в рейтинге крупнейших импортеров из ЕС Россия занимает пятое место. Нашу страну опережают США, Великобритания, Китай и Швейцария. В рейтинге экспортеров Россия находится на третьей строчке после Китая и США. Нарушение этих связей не может негативно не сказаться на экономике стран Европы.

ниссан завод сборка
Фото: РИА Новости/Игорь Самойлов

Заместитель руководителя практики управленческого консалтинга компании «Деловой профиль» Александра Шнипова уверена, что последствия для стран Азиатско-Тихоокеанского региона, присоединившихся к антироссийским санкциям, наступили уже сейчас. Рост цен на энергоносители ощутимо сказывается на благополучии их граждан. Ограничение экспорта высокотехнологичной продукции и комплектующих приведет к утрате важного и перспективного для них российского рынка, в который бизнес этих стран уже инвестировал значительные суммы.

Например, японские и корейские производители приостанавливают поставки в Россию полупроводников, чипов и прочих комплектующих, что создаст проблемы для российских автозаводов. Этим ставится под угрозу работа в нашей стране заводов Nissan, Toyota, Mazda, Mitsubishi и Hyundai, что может привести к утрате позиций на российском рынке.

— Сборочные мощности в России позволяли этим производителям предлагать автомобили по выгодным для россиян ценам, благодаря чему на долю японских автомобилей приходилось около 23% всего отечественного автопарка, а модели корейских производителей составляли более 12% от общего числа машин в стране, — отмечает Александра Шнипова. — Остановка российских сборочных производств высвободит существенную часть этой ниши для российских и китайских моделей.

Между тем первый вице-президент Центра стратегических разработок (ЦСР) Глеб Покатович отмечает, что пока не всегда есть четкое понимание, где проходят границы применения санкций. Поэтому одни компании приостанавливают деятельность в России до выяснения деталей, другие объявляют об уходе с российского рынка по причинам, которые с санкциями непосредственно не связаны.

— Невозможность получить доходы на российском рынке, нарушение цепочек поставок, необходимость перестраивать процессы — это всё в конечном счете дополнительные финансовые потери, которые лягут на разные отрасли в разной степени, — говорит первый вице-президент ЦСР. — Например, необходимость выполнить санкционные ограничения на лизинг авиатехники создает большие проблемы для европейских лизингодателей, которым необходимо не только физически вернуть сотни самолетов с территории России в условиях запрета на перелеты, но и найти им применение.

Комплаенс-стандарты в новых условиях игры

Закрытие воздушного пространства со стороны участвующих в санкциях стран вызвало симметричный ответ со стороны РФ. В результате сильнее всех пострадают европейские перевозчики, для которых в разы увеличивается продолжительность и, как следствие, стоимость маршрутов.

— Очень пострадает европейский рынок туризма, — полагает заведующая кафедрой международных экономических отношений экономического факультета РУДН Инна Андросова. — Европа — одно из ведущих направлений российского туризма: это и летний отдых, и зимний горнолыжный.

По мнению специалистов, санкции ЕС наибольший ущерб нанесут прежде всего самой Европе. В частности, это касается автомобильной промышленности. Так, по данным Ассоциации европейского бизнеса, в России в 2021 году было продано 197 972 автомобиля компании Volkswagen. Но немецкая фирма не только ввозит, но и собирает в России машины и производит двигатели, которые экспортируются в Польшу, Испанию и Индию. Ответом российской стороны в данном случае может и должен стать запрет на экспорт данной продукции, считает эксперт РУДН.

Уже введены запреты на продажу иностранцами купленных в России ценных бумаг, выплату дивидендов, прекращение отгрузки продукции «Северстали» и т.д.

биржа котировки
Фото: REUTERS/Brendan McDermid

— В условиях глобализации думать, что санкции будут в одностороннем порядке рушить чью-то экономику, — утопия, — говорит Инна Андросова. — Пострадают все. И кто больше, покажет время. Россия далеко не исчерпала свой арсенал контрсанкций, тогда как у наших западных оппонентов он почти закончился.

Уместно напомнить, что 2 марта биржевая цена на газ взлетела на 59% и установила новый рекорд. В случае остановки экспорта российского газа цена на него вырастет еще больше. В Европе звучат предложения о переходе на уголь, но основными поставщиками этого топлива являются Россия и Украина.

— Санкционные решения в отношении России будут дорого стоить бизнесу принявших их стран. Это включает как прямые, так и косвенные потери, — говорит профессор Российской экономической школы (РЭШ) Наталья Волчкова. — На сегодняшний день уже многие производители объявили о прекращении поставок своих товаров в Россию. Для отдельных производителей это может обернуться значительными потерями. Ограничение и замораживание финансовых потоков также скажутся на положении бизнеса. Проведение и обработка платежей, связанных с Россией, уже значительно усложнились или сделались невозможными, а поиск альтернативных путей займет время и будет стоить дороже.

Это значит, что многим компаниям придется обходить введенные правительствами их стран экономические санкции. Будет происходить формирование комплаенс-стандартов в новых условиях. Каждая компания определяет, как ей действовать, чтобы не нарушить введенные запреты, подчеркивает первый вице-президент ЦСР. Дальше встает вопрос оценки рисков вторичных санкций от тех форм деятельности или альтернативных механизмов работы, которые впрямую под санкции не подпадают.

Ждем особых ограничений

Запрет на экспорт в Россию технологий, комплектующих и высокотехнологичной продукции может, однако, представлять реальную угрозу для авиационной и космической промышленности. Найти надежного внешнеторгового партнера, который бы компенсировал сокращение в этих секторах поставок в нужном объеме, пока не представляется возможным.

— Речь идет о поставках в Россию такой сильно агрегированной позиции ТН ВЭД, как «скрытый раздел», который включает в себя как продукцию военного назначения, так и гражданскую и военную авиацию, — объясняет член-корреспондент РАН Виктория Акбердина. — Именно эта позиция российского импорта и является предметом санкционных угроз.

В 2020 году из $9,06 млрд импорта по этой позиции 45% приходилось на США, 23% на Францию и 9% на Германию. Суммарно импорт из этих стран составлял $7 млрд, или 76,8%. Еще 4% импортируется из других стран Евросоюза. Таким образом, доля стран, которые открыто отказались поддерживать санкции, и стран, которые пока официально не примкнули к санкциям в отношении технологий, составляет около 20% — из них почти 9% Иран, около 3% Сербия, около 2% Казахстан, по 1% Китай и Бразилия. Однако уровень технологического развития этих стран не может полностью обеспечить нужды России.

Поэтому сейчас есть два варианта — или форсировать развитие отечественной космической и авиационной индустрии, или дождаться, когда США и ЕС снимут ограничения или введут особые или дополнительные условия, при которых импорт возобновится в прежних объемах. Первый вариант, безусловно, стратегически предпочтителен, и к нему нужно стремиться, но на это уйдет время.

самолет аэропорт
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Но динамика импорта продукции «скрытого раздела» после санкций 2014 года говорит именно за второй вариант, указывает член-корреспондент РАН Виктория Акбердина. Так, например, в 2015 году импорт «скрытого раздела» из США сократился практически в 2 раза (с $5,34 млрд в 2014 году до $2,82 млрд в 2015 году), но уже в 2020 году он вырос в 1,5 раза к уровню 2015 года. Импорт «скрытого раздела» из Франции в 2015 году упал почти в шесть раз, но уже в 2016 году вырос в девять раз, а в 2020 году превысил досанкционный уровень на 40%. Это прямо указывает, что США и странам ЕС, безусловно, невыгодно терять российский рынок.

— Россия уже начала и будет продолжать вводить ответные санкционные меры. Как далеко зайдет эта политика с нашей стороны, пока предсказать трудно, — отмечает доцент экономического факультета ГАУГН и старший научный сотрудник ЦЭМИ РАН Федор Белоусов. — Наиболее слабым местом для экономической безопасности Европы являются вопросы, связанные с поставками газа. Тут у России есть поле для маневров для ответных мер, начиная от самых крайних — полного отключения — до менее радикальных, например продажи этого ресурса за рубли или золото.

По его словам, любая из указанных мер нанесет ощутимый удар по экономике Европы, однако США в этой ситуации могут оказаться даже в некотором выигрыше. Другие российские контрсанкции также могут оказать значительное негативное влияние на отдельные отрасли европейской экономики, однако их воздействие на экономику ЕС в целом заметно ниже.

Для США основным экономическим риском является ослабление позиций доллара как главной мировой резервной валюты. Безусловно, в сложившейся ситуации Россия ускорит процесс ослабления этих позиций, полагает Федор Белоусов. По имеющимся оценкам, падение экономик ЕС и США в ближайшие годы можно оценить на уровне не менее 20%.

Читайте также
Реклама