Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Второй самолет МС-21 совершил полет с российскими двигателями
Общество
В Мелитополе наблюдаются перебои с электричеством
Мир
Посол Индонезии в ОАЭ сообщил о согласии Путина и Зеленского посетить саммит G20
Экономика
ЦСР оценил потери покинувших Россию компаний в $200–240 млрд
Мир
ВМС Британии обнаружили новую неисправность у авианосца HMS Prince of Wales
Мир
Макрон призвал усилить защиту объектов инфраструктуры ЕС после ЧП на «Северных потоках»
Мир
США ограничили экспорт в КНР товаров для производства полупроводников
Экономика
Цена нефти марки Brent превысила $96
Общество
«Победа» запустит рейсы из Москвы в Самару с 28 октября
Мир
РФ изучит возможности для самостоятельного расследования диверсии на СП
Мир
Захарова упрекнула Запад в раскручивании темы ядерного противостояния
Общество
В Петербурге отменены новогодние мероприятия
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Последствия роста цен на энергоносители Европа будет ощущать весь 2022 год: регион ждет самый большой счет за электроэнергию в десятилетии — в общем он вырастет втрое, по сравнению с прошлогодним, и составит около $1 трлн. Такие оценки в интервью «Известиям» привел председатель комитета по энергетике Ассоциации европейского бизнеса Эрнесто Ферленги, также возглавляющий координационный комитет проекта «Зеленая инициатива». Он рассказал о том, как ситуация на энергорынке сказалась на всей экономике Европы, объяснил, почему звучащие порой на Западе обвинения в адрес России во взвинчивании цен на газ не обоснованы, и пояснил, грозит ли Европе в будущем конкуренция за российское топливо с Китаем.

Председатель комитета по энергетике АЕБ Эрнесто Ферленги

Председатель комитета по энергетике АЕБ Эрнесто Ферленги

Фото: Global Look Press/Anatoly Lomokhov

«Последствия мы будем видеть весь 2022 год»

— Вторая половина прошлого года и начало нынешнего ознаменовались весьма существенным скачком цен на энергоносители. Как это отразилось на экономике Европы, которая, как и весь мир, пока не до конца «переварила» последствия пандемии?

— Да, действительно, конец прошлого года был непростым для европейской промышленности и домохозяйств. Начиная с сентября мы стали фиксировать резкий рост цен на газ с достижением исторического пика на фьючерсном рынке — более $2100 за 1 тыс. куб. м 21 декабря 2021 года.

Естественно, последствия мы ощущаем и сейчас и будем видеть весь 2022 год. В этом году Европа столкнется с самым большим счетом за электроэнергию в последнем десятилетии. По подсчетам Citigroup, основываясь на сегодняшних форвардных ценах, общий счет в регионе составит около $1 трлн. Сопоставьте это с примерно $300 млрд в прошлом году и $500 млрд в 2019-м.

Как следствие, всё это окажет существенное влияние на рост цен и разгонит инфляцию до новых рекордов. Несмотря на то что по итогам 2021 года инфляция в ЕС составила 2,9%, согласно предварительному отчету Евростата, рост потребительских цен в еврозоне за январь 2022 года в годовом выражении уже ускорился до 5,1%. Это рекордное значение с момента начала расчета уровня инфляции в Евросоюзе в 1997 году.

Европейская комиссия в своих отчетах ухудшила прогноз инфляции в ЕС на 2022 год с 2,5 до 3,9% в связи с высокими ценами на энергоресурсы. Пик инфляции в Европе ожидается в первом квартале 2022 года (4,8%) с сохранением уровня выше 3% до третьего квартала. Инфляция имеет прямое влияние и на экономическую активность, что также получило отражение в прогнозе роста ВВП ЕС. За последнее время он изменился в худшую сторону: ЕК предсказывает, что в нынешнем году ВВП ЕС увеличится на 4%, хотя осенью прогнозировалось 4,3%.

Данный тренд, кстати, характерен и для США. Там темпы роста инфляции за первый месяц 2022 года побили рекорд с 1982 года — инфляция в годовом выражении поднялась до 7,5%.

нефть
Фото: РИА Новости/Максим Богодвид

«Газ и нефть стали крайне чувствительны к глобальной политике»

— Можно ли сказать, что все-таки пик дороговизны энергоносителей пройден, или это будет чересчур оптимистичным? И как на мировом энергетическом рынке может сказаться нынешняя напряженность вокруг Украины?

— Не нужно думать, что заоблачно высокие цены на энергоносители выгодны самим энергокомпаниям. В краткосрочной перспективе это может принести дополнительный доход. Но затем спрос начинает резко падать. Рынку необходим баланс.

В последние месяцы к экономическим, энергетическим (уменьшение запасов газа в подземных хранилищах и сокращение поставок трубопроводного газа) и климатическим причинам (неблагоприятная погода для возобновляемых источников энергии) роста стоимости энергоносителей в Европе прибавилась также и геополитика. События последних месяцев в сфере отношений Россия–НАТО–США–ЕС принципиальным образом сказываются на стоимости нефти и газа. С января 2021 года стоимость нефти марки Brent выросла почти на 100% (с $50 до $96 за баррель).

И это совершенно не предел. Если же говорить о газе, то сегодня он стоит на 250% дороже, чем в январе 2021 года.

В целом прогнозы по стоимости весьма стабильны — на 2022 год в диапазоне $80–90 за баррель. Но рассуждения и страхи о возможном прекращении поставок энергоносителей из РФ лишь только подогревают спекулятивный рост.

Напомню, что Россия — крупнейший поставщик нефти и газа в Европу. В 2021 году ЕС закрыл около 60% своих энергетических потребностей за счет импорта. Из них — более половины за счет нефти, чуть более 20% за счет газа и оставшиеся 5% за счет угля. Порядка 60% российского экспорта нефти и 85% экспортируемого газа идут в Европу. По данным Wood Mackenzie, в 2021 году 32% трубопроводного газа и 20% СПГ в европейском потреблении приходились на РФ.

Как показали результаты переговоров российского лидера с главами США и европейских стран, газ и нефть стали крайне чувствительны к глобальной политике. Как мы видим в последние дни, новости геополитики способны в кратчайший срок изменить стоимость энергоносителей на 5–10% — как к худшему, так и к лучшему. К примеру, с 15 по 16 февраля стоимость газа с поставкой на день вперед на торговой площадке Европы — хабе TTF — падала с $925 до $795 за 1 тыс. куб. м.

северный поток
Фото: Global Look Press/dpa/Stefan Sauer

«Сотрудничество длиною в полвека это золотой знак качества!»

Некоторые европейские страны открыто обвиняли в скачке цен на газ Россию. Если оценивать трезво и абстрагируясь от политики, есть ли в этом хотя бы толика российской вины? И не было ли здесь неких просчетов со стороны самих европейских правительств и энергокомпаний?

— Прежде всего я хотел бы напомнить, что газовым контрактам России и Европы уже более 50 лет. Сотрудничество длиною в полвека — это золотой знак качества! Сегодня газ играет крайне важное значение не только в экономическом росте Европы, но и будет драйвером развития «зеленой» повестки в странах ЕС.

Газ, на долю которого в настоящее время приходится 25% потребления энергии в ЕС, на 85% импортируется, и лишь 13% приходится на внутреннее производство. Для сравнения, в 2017 году последний показатель составлял 20%. За последние 10 лет внутреннее производство газа в ЕС снизилось на 52%. А использование импорта за последние несколько лет увеличилось на фоне выраженного спада производства в основных европейских странах и ограниченных инвестиций в добычу. За последние пять лет доля российского газа в европейском импорте варьировалась от 44 до 49%.

Сегодня в страны Европы Россия импортирует газ по пяти основным маршрутам — «Северный поток», «Ямал–Европа», через Украину, «Турецкий поток» и «Голубой поток». При этом уже готов к использованию и новый трубопровод «Северный поток – 2» мощностью 55 млрд куб. м.

Когда мы говорим о кризисе на газовом рынке, нужно понимать, что причин у него было много и все они разные. РФ выполнила все свои контрактные обязательства в 2021 году, и нет ни одного сигнала о недопоставках в рамках оговоренных объемов.

При этом крайне важно не забывать, что и для самой России надежные долгосрочные поставки являются важной составляющей формирования бюджета. ТЭК — это 55% российского экспорта в 2021 году. И его доля в экспорте в страны дальнего зарубежья выросла до 58,5% — с 53,9% в 2020 году. По данным Евростата, Россия подтверждена как ведущий экспортер ископаемого топлива в Европу в первом полугодии 2021-го: на ее долю приходится 36% от общего объема импорта энергии. По газу эта доля близка к 44%, по сырой нефти — к 25%, а по углю — к 55%.

Сотрудничество РФ и Европы в газовой сфере — это даже не взаимозависимость, а модель идеального партнерства, основанная на взаимной коммерческой выгоде. Более того, тот факт, что газ стал частью европейской зеленой таксономии, придает дополнительный импульс и перспективы.

возобновляемые
Фото: Global Look Press/imageBROKER/Helmut Meyer zur Capellen

По сообщениям СМИ, такие страны, как Германия и Италия, решили компенсировать населению часть затрат, убрав из счетов за электроэнергию отчисления в фонд устойчивого развития, деньги откуда шли на развитие возобновляемых источников энергии. Насколько серьезно это может притормозить «озеленение» экономик Евросоюза?

Работа по сохранению окружающей среды и реализации энергетического перехода — это совместные усилия государства, бизнеса и граждан. Именно поэтому предприятия и домохозяйства наших стран вносят свой вклад в развитие ВИЭ. В некоторых странах ЕС в счет за электроэнергию включено отчисление в фонд устойчивого развития.

В среднем в 2020 году каждый гражданин Италии, к примеру, потратил €112 на платежи в этот фонд. С 2022 года в связи с резким ростом стоимости на газ и, следовательно, на электричество данные выплаты приостановлены.

Подобный налог также существует в Германии (он составляет в среднем €222 в год на одно домохозяйство). Сейчас правительство рассматривает возможность отмены дополнительного сбора на поддержку ВИЭ, учитывая рост расходов домохозяйств из-за увеличения цен на энергию. Более того, разные страны принимают меры, чтобы помочь людям оплачивать растущие счета — от снижения налогов до введения субсидий.

Притормозить «озеленение» экономики может тот факт, что несмотря на то, что в 2021 году на ископаемые виды топлива по-прежнему приходилось 37% производства электроэнергии в странах ЕС, более половины новой возобновляемой генерации с 2019 года заменило газовую энергию, а остальная часть заменила в основном ядерные и угольные источники. Высокая цена на газ, по сравнению с углем, привела к тому, что коммунальные предприятия всё больше склоняются к использованию угля в качестве резервного источника энергии, что ставит под угрозу постепенный отказ Европы от ископаемого топлива.

спг
Фото: ТАСС/Сергей Красноухов

— На фоне давнего давления на проект «Северный поток – 2» и стремления Европы к диверсификации поставок газа насколько усиление сотрудничества России и Китая в энергосфере может стать потенциальной угрозой интересам ЕС?

— Как мы уже говорили ранее, внутреннее производство газа в ЕС падает. При этом, один из крупнейших поставщиков газа в ЕС — Норвегия, недавно сообщила о том, что страна работает на пределе производственных мощностей и не может увеличить поставки в Европу. В этой связи «Северный поток-2» в качестве исключительно коммерческого проекта выглядит весьма логично.

При этом Россия видит перспективы в развитии газового сотрудничества с Китаем — не только крупнейшей экономикой мира, но и крупнейшим импортером природного газа (по трубопроводам и в сжиженном виде). Китай в 2021 году импортировал 160 млрд куб. м.

Сегодня объемы российского экспорта в Поднебесную заметно превысили 10 млрд куб. м (по некоторым данным, в 2021 году «Газпром» экспортировал 15 млрд куб. м). В феврале был подписан новый контракт на поставку 10 млрд куб. м. Все эти объемы идут с восточных месторождений.

Сотрудничество с Китаем по-настоящему конкурентным для позиций Европы станет именно тогда, когда будет реализован новый трубопровод «Сила Сибири – 2» объемом, сопоставимым с СП-2, то есть 50 млрд куб. м, и главное — соединяющий месторождения Ямала, традиционно используемые для Европы, с Китаем.

Читайте также
Реклама