Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Синоптики спрогнозировали до 32 градусов тепла в Московском регионе 4 июля
Мир
Найденные в ЛНР документы об иностранных наемниках станут доказательством на трибунале
Спорт
Футболисты Эджуке и Сигурдссон приостановили действие контрактов с ЦСКА
Мир
Белый дом упрекнул Безоса в поддержке корыстных корпораций
Общество
Власти Калининграда передали в кабмин варианты ответа на действия Литвы
Общество
Гидрометцентр предрек некомфортную погоду в ряде регионов России
Мир
Франция приняла примерно 100 тыс. украинских беженцев
Мир
Зеленский подтвердил отвод украинских войск от Лисичанска
Экономика
Параллельный импорт косметики и бытовой химии могут ограничить
Армия
Российский танкист на поле боя прикрыл своей машиной подбитый танк сослуживца
Мир
Bild рассказала о страхе каждого второго немца замерзнуть грядущей зимой
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Украина нагнетает обстановку вокруг границ с целью всеми способами сохранить транзитный маршрут для российского газа через свою территорию. Политизация «украинского вопроса» в равной степени противоречит экономическим интересам России и Евросоюза и вредна для бизнеса и простых граждан. Об этом в интервью «Известиям» заявил постоянный представитель РФ при ЕС Владимир Чижов. Он подчеркнул: Москва рассчитывает, что западные партнеры удержатся от дальнейшей политизации энергосотрудничества и не станут сами себе «стрелять в ногу», вводя санкции против «Северного потока – 2». Дипломат также уточнил: Катар едва ли сможет заменить российский газ в ЕС, так как для этого ему потребовалось бы многократно — более чем в восемь раз — нарастить поставки топлива. Общая доля катарского газа на рынке Евросоюза в 2019 году составляла всего 5%, в то время как на Россию приходится 41% всего импорта голубого топлива объединения.

«Катару потребовалось бы многократно нарастить поставки»

— Как вы оцениваете сообщения о том, что Катар может нарастить поставки сжиженного природного газа (СПГ) в ЕС, чтобы заменить российский газ? Сможет ли в обозримой перспективе катарский СПГ потеснить наш газ на рынке Евросоюза?

— Как известно, Катар уже несколько десятилетий является одним из важнейших поставщиков СПГ на есовский газовый рынок. При этом не следует забывать о следующих принципиальных моментах.

Во-первых, ЕС лишь на четверть покрывает свои потребности в природном газе за счет импорта СПГ. В 2019 году доля Катара, который был крупнейшим поставщиком в ЕС именно этого вида топлива в допандемийный период, составила порядка 28% таких поставок. Общая доля катарского газа на рынке ЕС значительно меньше и составляет всего 5%. Россия в том же году, по данным есовского статистического агентства «Евростат», обеспечила 20% есовских потребностей СПГ, но при этом 41% всего импорта голубого топлива в ЕС.

Для того чтобы полностью заменить российский газ, Катару потребовалось бы многократно нарастить поставки. Это едва ли возможно, в том числе потому, что значительная доля поставок СПГ из Катара в другие регионы, в частности в Азию, осуществляется по долгосрочным контрактам, которые Дохе надо исполнять.

газовоз
Фото: ТАСС/Сергей Красноухов

Во-вторых, в последнее десятилетие рынок СПГ стал глобальным. Поставки этого энергоносителя в значительной мере осуществляются через спотовые продажи, хотя их доля постепенно снижается. При таких торговых операциях стоимость партии СПГ и выбор покупателя зависят от складывающейся на мировом рынке конъюнктуры. В 2021 году наблюдался многократный взлет цен на спотовых рынках СПГ в Азии на фоне восстановления экономики региона. Хорошо известно, что часть объемов сжиженного газа, в частности, из США из-за более выгодных цен на азиатском рынке в прямом и переносном смысле «уплыла» мимо Европы на восток. Ведь танкер-газовоз может буквально на ходу изменять маршрут следования в зависимости от конъюнктуры рынка.

В целом замена в текущих условиях значительного объема трубопроводного газа сжиженным означала бы для стран ЕС серьезный удар по собственной энергетической безопасности, поставила бы европейских потребителей в дополнительную зависимость от волатильного спотового рынка, заложив таким образом предпосылки для будущих энергетических кризисов.

«Политизация украинского вопроса вредна для бизнеса и простых граждан»

— Как в постпредстве России при ЕС оценивают перспективы газового сотрудничества с Евросоюзом в свете нагнетания обстановки вокруг Украины?

— Исходим из того, что стабильные поставки российского газа в ЕС выгодны обеим сторонам. В 2018 году мы отметили 50-летие начала трубопроводных поставок газа из нашей страны в Европу. Для России это, безусловно, экспортные доходы, а в случае Евросоюза следует учитывать те цели, которые он ставит перед собой на энергоклиматическом треке. «Европейский зеленый курс» предполагает сокращение выбросов парниковых газов (ПГ) не менее чем на 55% к 2030 году по сравнению с уровнем 1990 года и выход затем на «климатическую нейтральность» к 2050 году.

Тем временем в 2019 году доля угля в общем энергобалансе ЕС составила 11,6%, а природного газа — 23,1%. Уголь рассматривается как наиболее «грязный» в плане эмиссии парниковых газов (и не только) вид ископаемого топлива. В то же время голубое топливо, очевидно, является самым чистым его видом, и в ЕС намереваются использовать его в качестве переходного энергоносителя, по крайней мере на период до 2030 года, а по сути, и на более длительную перспективу вплоть до 2050 года. В Брюсселе исходят из того, что природный газ позволит значительно сократить выбросы CО2 в среднесрочной перспективе за счет замещения угля.

уголь
Фото: ТАСС/Максим Киселев

Несложно посчитать, что если одновременно перевести все объекты в ЕС, потребляющие уголь, на газ, то спрос на последний возрастет в разы. Этот фактор, как видится, будет являться одним из важнейших в поддержании спроса на газ в ЕС в среднесрочной перспективе.

Исходим из того, что стабильные поставки сравнительно дешевого российского голубого топлива на рынки Евросоюза на основе долгосрочных контрактов — это не только коммерческий, но и политический интерес ЕС. Электрогенерация на основе углеводородного сырья при нынешнем уровне развития технологий попросту необходима для балансировки выработки электроэнергии на основе ВИЭ (возобновляемых источников энергии), которые характеризуются непостоянной работой.

Что касается нагнетания ситуации вокруг Украины, хотел бы заметить, что это делается Киевом не впервые, в том числе с целью всеми способами сохранить транзитный маршрут по своей территории для российского газа. Политизация украинского вопроса в равной степени противоречит экономическим интересам нашей страны и ЕС и вредна для бизнеса и простых граждан.

«Россия не предпринимает шагов, ведущих к эскалации вокруг Украины»

— Насколько серьезной вы считаете угрозу совместным энергетическим проектам ЕС и РФ на фоне растущей напряженности на Украине?

— К сожалению, как известно, энергетический диалог Россия–ЕС был заморожен в 2014 году, причем не по нашей инициативе. В связи с этим нельзя говорить о каких-либо совместных энергетических проектах, которые были бы оформлены как договоренности на двустороннем уровне. Те проекты, которые сейчас реализуются, включая газопровод «Северный поток – 2», — коммерческие проекты с участием российских и европейских энергокомпаний. Исходим из того, что они отвечают интересам реализующих их экономоператоров и инвесторов, а также в перспективе принесут пользу европейским потребителям. Рассчитываем на то, что наши западные партнеры удержатся от дальнейшей политизации энергосотрудничества и не станут сами себе «стрелять в ногу».

Хочу еще раз подчеркнуть: Россия не предпринимает шагов, ведущих к эскалации напряженности вокруг Украины. Соответственно, вопрос относительно возможного обострения там обстановки и потенциальных новых антироссийских санкций зависит прежде всего от благоразумия и прагматизма самих европейцев.

Читайте также
Реклама