Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Спорт
Команда Плющенко выиграла чемпионат России по прыжкам
Общество
В Москве побит рекорд атмосферного давления 1954 года
Экономика
Новак заявил о неизменности позиции России по потолку цен на нефть
Мир
Пушков оценил заявление Макрона о гарантиях безопасности для России
Происшествия
В центре Донецка зафиксировано три попадания по жилым кварталам
Наука
Капсула корабля «Шэньчжоу-14» приземлилась на севере КНР с тремя космонавтами
Экономика
Reuters узнало об отсутствии у ОПЕК+ планов менять добычу из-за потолка цен ЕС
Мир
В Иране упразднили полицию нравов и задумались над отменой хиджабов
Происшествия
Взрыв в доме в Нижневартовске произошел из-за газового баллона
Происшествия
Дело возбуждено по факту частичного обрушения в жилом доме в Нижневартовске
Происшествия
Задержан подозреваемый в убийстве женщины на востоке Москвы
Происшествия
Число погибших при взрыве в доме в Нижневартовске возросло до шести
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Цены на нефть пошли вверх и на днях достигли отметки в $93 за баррель. Таким образом, был достигнут максимум почти за восемь лет — с грандиозного обвала цен во второй половине 2014 года. На первый взгляд, такое подорожание может показаться сенсационным, ведь участники ОПЕК+ ритмично увеличивают добычу. Есть заметный рост и на сланцевых месторождениях США. Однако своя логика у этого роста цен присутствует. Более того, многие эксперты считают, что это только начало, а возврата хотя бы к относительно дешевому (на уровне прошлого года) черному золоту на горизонте не видно. Подробности — в материале «Известий».

В конце минувшей недели североморская марка Brent преодолела уровень в $93 за баррель. Что характерно, американская WTI от нее отстает сейчас менее чем на доллар, тогда как раньше разрыв составлял $3–4 (иногда до 10), что говорит о сопоставимых ценах как в производящей нефть Америке, так и в импортирующей ее Европе.

Цены являются необычно для нашей эпохи высокими, но аналитики Уолл-стрит считают, что это далеко не предел. К примеру, банк JP Morgan предсказывает подъем котировок до $125 за бочку в этом году и до абсолютного рекорда (правда, без учета падения покупательной способности доллара) в $150 в 2023-м. Другие банкиры делают менее радикальные прогнозы, но практически никто не предполагает падения котировок хотя бы до уровня в $65–70.

Рост цен на нефть
Фото: РИА Новости/Владимир Трефилов

Что происходит? В последнее время объем предложения на глобальном нефтяном рынке довольно устойчиво растет. Хотя ОПЕК+ и не выполняет своих целевых показателей по наращиванию добычи, она всё-таки увеличивается от месяца к месяцу. В декабре показатели производства в рамках организации (без учета России и других стран, ограничивающих добычу) составили 27,8 млн баррелей в сутки, что на 70 тыс. баррелей больше, чем в ноябре. Повышение происходит в феврале и, как выяснилось на этой неделе, случится и в марте — максимально на 400 тыс. баррелей.

К тому же есть и альтернативы. В США добыча нефти за последние месяцы выросла примерно на 500 тыс. баррелей в сутки. В настоящий момент высокие цены подталкивают сланцевых производителей к наращиванию добычи и поставок. Если при цене в $50 за баррель многие из них балансировали на грани убыточности, то текущие котировки позволяют им получать хорошую прибыль и увеличивать число буровых.

Наконец, в конце прошлого года США, Китай, Индия и другие страны начали распечатывать свои стратегические резервы — как раз ради борьбы с повышением цен на горючее и шире — с инфляцией. В общей сложности на рынок может попасть не так уж и много нефти, но в моменте лишнее сырье может оказаться сильным «медвежьим» фактором на нефтяном рынке. Не случайно простые объявления о распродаже запасов вызвали довольно заметное снижение прошлой осенью.

Но сейчас, в начале нового года, всего этого оказывается недостаточно. Цены не сдерживаются даже очевидным негативом вроде опасений о сильном повышении ставки рефинансирования ФРС, которое может существенно сократить мировой спрос.

По словам аналитика ИК «Иволга Капитал» Марка Савиченко, на рост цены нефти оказывают влияние несколько факторов: запасы нефти, о которых последнее время отчитываются компании и страны, находятся на минимальных значениях за последние несколько лет.

— Также нет уверенности в том, что ОПЕК может достаточно быстро нарастить добычу, чтобы избежать дефицита. Важным фактором остается недоинвестированность в отрасль, топ-менеджмент нефтяных компаний и аналитики всё чаще говорят о недостаточных объемах вложений, что создает дисбаланс между спросом и предложением в будущем.

Действительно, сокращение инвестиций в нефтедобычу является заметным. По подсчетам Всемирного банка, объем капиталовложений с 2014 года сократился почти вдвое, причем сильнее всего — со стороны крупных западных корпораций, нефтяных «мажоров». Компании из Китая, России и стран Ближнего Востока компенсировать это падение не смогли, в лучшем случае оставшись при своих. Как результат, в 2021 году богатство заново открытых месторождений упало, по оценкам Rystad Energy, до минимума за 75 лет.

По словам эксперта по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Игоря Галактионова, ОПЕК+ не успевает оперативно увеличивать добычу, а сланцевики из США по-прежнему не инвестируют в новое бурение, предпочитая завершать пробуренные ранее скважины и направлять средства акционерам. Для Big Oil дополнительным ограничением является «зеленое» лобби, которое оказывает давление как извне за счет политических норм, так и изнутри за счет претензий акционеров.

Нефтяные качалки в Татарстане
Фото: ТАСС/Егор Алеев

Однако нехватка инвестиций — это всё же больше долгосрочный фактор влияния на рынок. Прямо сейчас в росте цен виноваты несколько иные силы, в первую очередь — ажиотажный спрос. По словам президента института энергетики и финансов Марселя Салихова, основные причины повышения цен нефтяных с конца прошлого года были связаны с тем, что опасения по поводу влияния штамма «Омикрон» не были подкреплены фактическим влиянием на спрос. Снижение цен в ноябре 2021 года было связано именно с этим фактором. Однако основные страны — крупные потребители нефти — не стали ужесточать карантинные ограничения.

— Со стороны предложения страны ОПЕК+ придерживаются тех договоренностей, которые были согласованы еще в августе: увеличение добычи на 400 тыс. баррелей в сутки ежемесячно, однако итоговое повышение оказалось в пределах 250 тыс. баррелей в сутки. Это означает номинальное увеличение квот, которое не приводит к росту предложения на мировой рынок. Геополитические факторы, связанные с нестабильностью вокруг Украины, а также возможным введением новых санкции против России, также способствовали росту цен в начале года.

Он добавил, что в последние дни сильный снегопад в Техасе и других южных штатах США вызвал опасения по поводу того, что может повлиять на добычу в Пермском бассейне, крупнейшем источнике сланцевой нефти.

Салихов считает, что $100 за баррель — вполне реалистичная цена уже в первом квартале, по крайней мере рынок стремится достичь этого уровня, да и сезонный рост спроса увеличивает дефицитность ресурса. А вот затем ситуация может измениться.

— Однако со второго квартала будет наблюдаться обратная ситуация — сезонное снижение спроса в условиях увеличивающегося предложения. Мы ожидаем, что это стабилизирует цены и приведет к их снижению во втором полугодии. Нефтяные цены на уровне $90–100 за баррель не являются устойчивыми в длительной перспективе.

Схожего мнения придерживается и Галактионов. В перспективе нефти должно быть достаточно, но пока для всех потребностей мировой экономике ее явно не хватает. И даже после стабилизации рынка серьезного падения вряд ли стоит ожидать.

— Актуальные прогнозы предполагают, что на горизонте 2022 года дефицит сменится профицитом и с III квартала уровень запасов нефти в странах ОЭСР стабильно пойдет в рост. Но текущая ситуация показывает, что поставок не хватает, и эта ситуация сохраняется дольше, чем ожидалось в конце 2021 года. Если так пойдет и дальше, то трехзначные цены на нефть не выглядят чем-то сверхъестественным.

Читайте также
Реклама