Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С учетом того, что большинство людей уже столкнулось с коронавирусом, появление нового суперштамма маловероятно, заявил в интервью «Известиям» вирусолог, руководитель лаборатории геномной инженерии МФТИ Павел Волчков. Определенные опасения вызывают Китай и страны Южной Азии, где основная часть населения пока не переболела. Если новый опасный вариант COVID-19 и появится, то, скорее всего, именно в этих регионах. Чтобы бороться со штаммообразованием, считает эксперт, необходимо создать поливалентные вакцины, а также ускорить процесс их регистрации.

«Дельта» уже сформировала иммунитет в большом объеме»

— Получает ли человек, переболевший «Омикроном», иммунитет к другим штаммам?

— Да, иммунитет к «Омикрону» эффективен по отношению и к другим штаммам. В вопросе эффективности иммунитета главное, насколько удалены штаммы друг от друга (в смысле количества мутаций. — «Известия»).

Вероятность заразиться повторно — это сложный параметр. Вы должны учитывать, когда болели, когда вакцинировались, сколько вам лет. Если вам 70 или 80, то ваша иммунная система априори неэффективна, если 20, вероятность выработки эффективного иммунитета повышается на порядки. Кроме того, важно, какая доза вируса попала к вам в организм. Даже если вы переболели «Дельтой» или «Омикроном», всегда может найтись доза или концентрация того же штамма, которая вас убьет. «Омикрон» преимущественно поражает верхние дыхательные пути, но если им дышать в больших дозах, то он проникнет и в нижние — и вы получите вирусную пневмонию.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Коньков

— Почему «Омикрон» такой заразный?

— «Омикрон» сменил путь проникновения в организм. Ему больше не нужна протеаза TMRPSS2, от которой зависели все предыдущие штаммы. Что, собственно, происходит? Вирус проникает в организм и садится на клетку: все, спайк вируса и мембранный белок клетки ACE2 нашли друг друга. Как долго они будут вместе, зависит от того, насколько спайк липок — от его афинности. У уханьского варианта этот период был коротким, у всех последующих увеличивался. Спайк будет так висеть, пока к нему по мембране клетки не подплывет протеаза (фермент для расщепления белков. — «Известия») TMRPSS2 и не сделает надрез пептида. Мембрана начнет слипаться, и содержимое вирусной частицы проникнет внутрь цитоплазмы. Это и есть инфекция.

Так вот «Омикрону» эта протеаза больше не нужна, поэтому он такой заразный. Он научился проникать в эндосомы (мембранные пузырьки, обеспечивающие перенос молекул в клетку. — «Известия») и там пользоваться катепсином — другой протеазой. TMRPSS2 есть не везде: например, в верхних дыхательных путях ее нет, то есть «Дельте» и другим штаммам нужно было добраться до легких, а для этого нужны большие концентрации вируса. Катепсин же есть и в верхних дыхательных путях, и, чтобы заразиться «Омикроном», достаточно вдохнуть микрокаплю.

— Предыдущие штаммы почти не трогали детей. Почему «Омикрон» стал для них заразен?

— Все штаммы одинаково эффективно заражали все возрастные группы. Однако у пожилых людей тяжесть течения заболевания существенно больше, и многие из них не пережили коронавирус. Те, кто перенес болезнь, получили иммунитет. К тому же взрослых мы худо-бедно вакцинировали.

Фото: ТАСС/Константин Андреев

Что же касается прививочной кампании для детей, она хоть и началась, но пока не носит массового характера. Дети продолжают приобретать иммунитет естественным образом. Доля еще не переболевших среди них гораздо больше, чем иммунных взрослых, поэтому и относительная тяжесть болезни у несовершеннолетних сейчас существенно выше, то есть это просто стало заметно.

В глаза бросается очень простой факт — мы не защитили своих детей. Сказался наш консерватизм. Почему-то вместо того, чтобы разрабатывать вакцины для взрослых и детей параллельно, мы делаем это последовательно.

— Имеет ли значение для эпидемиологической ситуации, какая ветвь «Омикрона» преобладает в стране?

— В случае с ветвью «Омикрона» B.2 мы видим, что она набирает обороты в отдельно взятых странах — в Дании, Швеции, Норвегии. Однако по другим странам такой динамики нет, и это можно объяснить двумя причинами — какой-то нюансовой особенностью скандинавских стран или низким покрытием секвенирования.

Если бы в Дании, например, не секвенировали так активно, мы бы не знали, что там происходит, как не знали, что «Омикрон» появляется в африканских странах. Если говорить о ветвях B1.A, BA.2 и BA.3 с точки зрения влияния на эпидемиологическую ситуацию, то разница между ними не велика.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

— Есть опасения, что «Дельта» вытеснит «Омикрон». Возможно ли это?

— Пока что я не видел ни одного подтвержденного случая, чтобы человек после «Омикрона» заразился «Дельтой». Поэтому такое утверждение, наверное, безосновательно. Да, «Омикрон» не формирует высокий титр антител в крови, но появляется локальный иммунитет там, куда, собственно, и залетает инфекция — в верхних дыхательных путях. Этого достаточно, чтобы предотвратить заражение.

«Дельта» уже была, она сформировала иммунитет в большом объеме, и этого будет более чем достаточно, чтобы она не вернулась. Я могу ошибаться, но давайте вернемся к этому разговору, когда появятся подтвержденные кейсы о заражении «Дельтой» после «Омикрона».

«Такая страна могла бы стать новым витком в штаммообразовании»

— COVID-19 мутирует с такой же скоростью, как и остальные коронавирусы?

— Мы никогда не изучали коронавирусы в таких объемах, как сейчас, поэтому нам особо не с чем сравнивать. Общие входящие — это РНК-вирус, который быстро мутирует.

В новейшей истории вирусологии мы не наблюдали пандемию коронавирусов. Да, был SARS-1, MERS, но мы тогда их не секвенировали так массово.

Быстрые мутации для вируса типичны, если есть на чем отбираться, то есть нужны миллионы людей. Если вы не позволяете вирусу инфицировать людей, значит, и мутаций не будет. Есть Китай, где пока что новых штаммов не образуется: был первый, и на этом все. Если всем миром одновременно занять позицию нулевой толерантности, то никакой эпидемии, тем более пандемии, не будет.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Откуда может появиться новый потенциально опасный штамм коронавируса?

— В текущей ситуации в тех странах, где большинство населения уже переболело, вакцинировалось и ревакцинировалось, появление такого штамма, который привел бы к грандиозной вспышке, маловероятно. Однако из этого списка стоит исключить Китай и страны Южной Азии, которые демонстрируют нулевую толерантность к коронавирусу, — здесь есть некоторая неопределенность.

В Китае живет 1,5 млрд фактически не переболевших людей. Гипотетически такая страна могла бы стать новым витком в штаммообразовании: 1,5 млрд непереболевших людей — это огромная ресурсная база для вируса, ему есть где размножаться.

В других странах новым штаммам все труднее формироваться как раз из-за отсутствия достаточной ресурсной базы — большинство людей уже столкнулись с вирусом. Так что, отвечая на ваш вопрос: в целом появление нового суперштамма маловероятно, но если это случится, то в тех самых регионах с нулевой толерантностью. Хотя пока мы видим, что они держатся, пока они закрыты.

— В ВОЗ рекомендуют модифицировать вакцины против новых штаммов. Но как угнаться за скоростью мутаций вируса?

— Следует упростить процедуру регистрации и проведения испытаний новых форм вакцин, сделанных на основе тех, что уже зарегистрированы, если одну вакцину от другой отличает всего несколько аминокислотных мутаций. Сейчас разработка и регистрация занимают от шести месяцев до полутора лет — понятно, что за это время проблема со штаммом решится сама собой.

Нам нужны поливалентные вакцины против всех известных на данный момент потенциально опасных штаммов. Если взять пример вируса гриппа, сейчас уже широко применяются четырехвалентные вакцины: против двух серотипов вируса А и двух — вируса В. Подобная вакцина против коронавируса просто придушит новое штаммообразование и дальнейшее развитие инфекции.

«Все пытаются рассказать вирусологам, какие меры они должны вводить»

— Ранее в ВОЗ заявляли, что 2022 год может стать последним годом пандемии. Некоторые страны уже «переквалифицировали» COVID-19 в сезонное заболевание.

— Я в целом склонен согласиться, но неясной для меня остается ситуация с Китаем. Я не понимаю, как она разрешится. «Омикрон» и другие штаммы уйдут, но они же не исчезнут совсем — в популяции будет сохраняться низкий уровень инфицирования. А мы знаем, что для начала новой волны эпидемии достаточно и одного человека. Как долго Китай будет закрытым? Рано или поздно он откроется, так или иначе туда попадет коронавирус, и может начаться новая вспышка. В этом случае они опять закроются?

— Но в Китае ведь сейчас проходит Олимпиада, и там есть случаи заболевания.

- Безусловно, есть. Но они не пустили зрителей и огородили зону соревнований: туда не проникнуть, все сотрудники постоянно тестируются, все отслеживается, то есть утечка вируса оттуда очень маловероятна.

— В России отменили карантин для контактных лиц. С чем может быть связано такое решение?

— С логикой прежде всего: объемы пандемии в России сегодня настолько масштабные, что, если бы мы до сих пор придерживались двухнедельного карантина для контактных лиц, вся страна сидела бы сейчас на изоляции.

— Антиковидные меры сегодня все еще эффективны?

— Если все люди носят маски, если все люди вакцинируются, то это очень эффективно. Но если большинство этого не делают, а только рассуждают, стоит ли соблюдать ограничения, соответственно, нет и эффекта.

На мой взгляд, все меры должны одинаково соблюдаться, какими бы незначительными они вам, непрофессионалу, не казались. Меры вводят профессионалы. Вы ведь не пытаетесь рассказать инженеру, как рассчитать несущую способность конструкции. Тогда почему в последние два года все пытаются рассказать вирусологам, какие меры они должны вводить?

Читайте также
Реклама