Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Владимир Путин поздравил с 90-летием со дня образования гражданской обороны
Общество
Пушилин наградил Кадырова Звездой Героя ДНР
Мир
МИД Хорватии вызвал посла России из-за референдумов
Мир
Посол РФ в Португалии назвал референдумы неотъемлемым правом жителей Донбасса
Интернет
В России впервые в истории снизился трафик мобильного интернета
Мир
В Японии сработала экстренная система предупреждения из-за запуска ракеты КНДР
Мир
Посольство сообщило о планах Кубы до конца года подключиться к системе «Мир»
Мир
В Германии прошли митинги против энергетической политики страны
Мир
Жителей северных районов Японии призвали к эвакуации после запуска ракеты КДНР
Общество
Спрос на препарат для остановки крови вырос за неделю в пять раз
Мир
Yonhap сообщило о запуске КДНР баллистической ракеты в сторону Японского моря
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Признание международной организации «Колумбайн» террористической и запрещенной в России позволит надзорным органам быстрее и эффективнее блокировать связанный с ней опасный контент в интернете. А правоохранительные органы смогут усилить борьбу с деструктивными сообществами в социальных сетях, их участниками и создателями. Такое мнение высказали опрошенные «Известиями» эксперты. 2 февраля решение о признании международной организации «Колумбайн» террористической принял Верховный суд РФ по иску Генеральной прокуратуры. Как новый статус организации поможет минимизировать число сторонников опасного увлечения, разбирались «Известия».

«Привет» из-за рубежа

Материалы дела по иску Генеральной прокуратуры РФ в отношении международной организации «Колумбайн» были помечены грифом «секретно», поэтому заседание Верховного суда проходило в закрытом режиме. Журналистов пустили только на оглашение приговора. Согласно ему, «Колумбайн» признан террористической и запрещенной в России. Суд постановил внести организацию в список запрещенных в РФ.

Идеи «Колумбайна» распространились по всему миру после трагедии в одноименной американской школе. 20 апреля 1999 года в штате Колорадо произошло массовое убийство подростков. Два старшеклассника — Эрик Харрис и Дилан Клиболд — напали на других учеников и учителей собственной школы, используя стрелковое оружие и самодельные взрывные устройства. Ранив 37 человек (13 из них — смертельно), подростки покончили с собой. Название той школы превратилось в эвфемизм.

Эвакуация учеников и школьного персонала школы «Колумбайн» из здания во время стрельбы. 20 апреля 1999 года

Эвакуация учеников и школьного персонала школы «Колумбайн» из здания во время стрельбы. 20 апреля 1999 года

Фото: commons.wikimedia.org

«Колумбайн» называют организацией, однако по сути это неформальное подпольное движение, объединяющее под своим крылом тех, кто интересуется идеями агрессии и скулшутинга. Ярко выраженной структуры, руководства и юридического адреса у него нет. Зато есть подражательство в одежде, стиле, аксессуарах — по всему миру подростки, вовлеченные в деструктивные идеи, повторяют образы Харриса и Клиболда.

Опрошенные «Известиями» эксперты еще в 2018 году отмечали, что современные подростки — подражатели массовых убийц из США — считают свою жизнь недостаточно наполненной, в связи с чем в мире возник реальный риск появления субкультуры колумбайнеров. В соцсетях и мессенджерах на протяжении последних лет неоднократно фиксировался всплеск интереса к таким идеям. Последний был в прошлом году. Об этом «Известиям» сообщил руководитель Центра исследований легитимности и политического протеста Евгений Венедиктов. Опасную тенденцию зафиксировал программный комплекс «Демон Лапласа», с помощью которого ведется машинный мониторинг социальных сетей.

— Выгрузки из Telegram-каналов показали значительный рост общения на эту тему, причем оно носит международный характер. В чатах не только российские номера, но преимущественно украинские и казахстанские. Это очень значительный сегмент. Учитывая информационную войну на Украине, нельзя исключать, что это тоже один из способов дестабилизировать ситуацию в нашем государстве, — высказал предположение эксперт.

Стихийный мемориал в память о погибших около школы «Колумбайн». 1999 год

Стихийный мемориал в память о погибших около школы «Колумбайн». 1999 год

Фото: Getty Images/Dan Callister

В сообщении Генеральной прокуратуры, опубликованном по итогам решения ВС, также отмечалось, что «деятельность широко развитой структуры «Колумбайна» координируется с использованием возможностей сети Интернет».

В декабре 2018 года Госдума приняла закон, направленный на защиту жизни детей от колумбайн-сообществ в социальных сетях. Он предписывал соцсетям немедленно блокировать такой потенциально опасный контент.

Несмотря на это, в конце октября 2020 года секретарь Совбеза РФ и экс-директор ФСБ Николай Патрушев на совещании по вопросам безопасности в Центральном федеральном округе сообщил, что в соцсетях около 70 тыс. несовершеннолетних состоят в сообществах, посвященных школьному террору. Власти считают, что признание организации террористической должно сократить число ее последователей до минимума.

Вне правового поля

Массовое сознание устроено так, что любое упоминание о «Колумбайне» привлекает внимание досужих граждан, считает профессор уголовного права Сергей Максимов. Поэтому говорить и писать об этом нужно крайне осторожно, добавил он.

В Уголовном кодексе РФ есть ст. 205 «Террористический акт», минимальное наказание по которой начинается от десяти лет. Однако она предусматривает деяние, то есть участие в теракте или его подготовку. Участие в сообществах и обсуждение темы в соцсетях под эту статью не подпадают, рассказал Сергей Максимов.

— Признание организации террористической — это профилактическая мера и безупречная правовая санкция, принятая судом. И, безусловно, она может и будет работать как правовой механизм, который приносит пользу. Для всего легального поля это сигнал, что любые упоминания организации без соответствующей оговорки в скобках — «запрещена в РФ» — отныне незаконны. И так будет на вечные времена до потенциальной отмены решения или изменения регулирования в этой части, — сказал он.

Меры по ограничению доступа к материалам по теме «Колумбайн» Роскомнадзор может принимать в случае поступления в установленном порядке соответствующих решений суда и Росмолодежи, сообщили «Известиям» в ведомстве. На основании таких решений ссылки на противоправные материалы вносятся Роскомнадзором в единый реестр запрещенной информации.

Подросток в капюшоне с пистолетом за ноутбуком
Фото: Depositphotos/AndrewLozovyi

Отдельный учет материалов тематики «Колумбайн» в едином реестре не ведется, они учитываются в теме скулшутинга — запрещенной информации с пропагандой вооруженного насилия на территории образовательных учреждений, добавили в Роскомнадзоре. Всего с 2018 года по настоящее время в ведомство поступило более 80 решений судов и около 2,5 тыс. решений Росмолодежи, в соответствии с которыми запрещенной признавалась информация по тематике скулшутинга. Все материалы такого толка уже удалены.

По сути, состоявшееся решение Верховного суда — это выталкивание любых проявлений организационной активности по теме шутинга за пределы легального правового поля, считает Сергей Максимов. Отныне любое вовлечение в организацию и содействие ее деятельности будет рассматриваться как административно, а то и уголовно наказуемые преступления. Это может быть любая информационная помощь, предоставление печатных площадей, литература соответствующего содержания, оказание финансовой помощи.

— Это абсолютно понятный сигнал, что с этим явлением нельзя иметь ничего общего, — считает эксперт.

Решение Верховного суда — положительный сигнал прежде всего для родителей, способ привлечь внимание к тем сайтам, на которых «зависают» их дети, рассказал «Известиям» психолог Марк Сандомирский. А главное, новый статус даст возможность надзорным органам блокировать опасный контент в соцсетях, считает он.

— «Колумбайн» стал культом — все эти мальчики, которые одеваются под колумбайн и ведут себя определенным образом. Важно, что это движение будет табуировано, — отметил эксперт.

Природа шутинга как явления неоднозначна, иногда за ним стоит вполне определенный психический диагноз, а порой это способ выразить свою неудачливость. Случаи, подобные «Колумбайну», это всегда «расширенный суицид», человек знает, что идет на смерть, но хочет вовлечь в это и других людей, что вдвойне безнравственно, добавил Марк Сандомирский.

Читайте также
Реклама