Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Заседание СБ ООН по атаке Ирана на Израиль намечено на 14 апреля
Мир
Росавиация сообщила о приостановке рейсов из РФ в Израиль, Иорданию и Ирак
Мир
Фицо заявил о заинтересованности Словакии в хороших отношениях с Россией
Армия
ВС РФ поразили за сутки 450 целей ВСУ на авдеевском направлении
Происшествия
Землетрясение магнитудой 4,6 зафиксировано в районе Курил
Спорт
Алджамейн Стерлинг одержал победу над Келвином Каттаром на UFC 300
Мир
NYT сообщила об отсутствии серьезного ущерба для Израиля после атаки Ирана
Армия
Военные ВС РФ сорвали усиление украинских войск на южнодонецком направлении
Общество
Синоптики спрогнозировали до +17 градусов в Москве 14 апреля
Спорт
Российские шахматистки Горячкина и Лагно сыграли вничью на турнире претенденток
Мир
Средства ПВО Сирии отразили атаку Израиля на международный аэропорт Дамаска
Мир
Постпредство России заявило об «острейшем кризисе» на Ближнем Востоке
Мир
В раде назвали идею повысить выплаты военным ВСУ и семьям погибших чрезмерной
Общество
Уровень воды в реке Урал в Оренбурге перестал расти
Происшествия
В Приморье пройденная огнем площадь природных пожаров превысила 1,3 тыс. га
Мир
Маск предрек переход человечества к устойчивой энергетике в течение десятилетий
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

РФ и Североатлантический альянс могут восстановить работу своих дипмиссий — по крайней мере такое предложение организация выдвинула Москве в рамках Совета Россия–НАТО. От его исхода зависело, продолжат ли стороны разговор по безопасности. В Москве положительно оценивают уже сам факт этого диалога: как заявили «Известиям» в Совете Федерации, там рассчитывают на дальнейшие консультации РФ и альянса. Продолжение, скорее всего, будет — стороны сообщили о готовности обсуждать контроль над вооружениями. А вот другое фундаментальное российское требование — нерасширение НАТО на восток — в альянсе категорически отвергли.

«Ответа российская сторона пока не дала»

«Это своевременная возможность для диалога в этот важнейший момент для европейской безопасности» — так о начале Совета Россия–НАТО в Twitter сообщил генсекретарь альянса Йенс Столтенберг. Первое за 2,5 года заседание совета прошло в Брюсселе 12 января. Оно стало вторым в череде консультаций РФ со странами Запада по гарантиям безопасности.

Россию на нем представляли замминистра иностранных дел Александр Грушко и замглавы Минобороны Александр Фомин, со стороны НАТО участвовали постпреды 30 государств-членов, их военные представители, Йенс Столтенберг и первый замгоссекретаря США Уэнди Шерман, которая до этого возглавляла американскую делегацию на двусторонних переговорах с РФ в Женеве. Встреча в Брюсселе продлилась чуть дольше, чем планировалось, заняв четыре часа.

По оценке Москвы, итог именно этих консультаций должен был показать, будут ли стороны разговаривать дальше или всё так и закончится, а военная напряженность лишь возрастет. Исход Совета Россия–НАТО принес неожиданный итог — стороны заговорили о восстановлении своих дипмиссий в Москве и Брюсселе. Они не работали чуть более двух месяцев: после того, как в начале октября в ответ на «враждебную активность России в странах — членах НАТО» альянс выслал восемь сотрудников российского постпредства и упразднил должности еще двоих, а РФ объявила, что с 1 ноября закрывает свое представительство при альянсе и информбюро НАТО в Москве.

Табличка на столе делегации России
Фото: РИА Новости/Алексей Витвицкий

«Союзники по НАТО заинтересованы в поиске возможностей развития гражданских и военных каналов коммуникации, а также в возможности восстановления работы наших миссий в Москве и Брюсселе», — сказал Йенс Столтенберг на итоговой пресс-конференции.

В МИД РФ новость о восстановлении дипмиссий не подтвердили. Как пояснили в ведомстве ТАСС, это было предложение альянса. «Оно учтено. Ответа российская сторона пока не дала», — отметили в министерстве. Чуть позже на брифинге Александр Грушко заявил, что РФ не исключает восстановления своей миссии — если альянс изменит подход к российской безопасности.

В целом российский дипломат высказывался менее оптимистично, чем его натовский собеседник. Так, по словам Александра Грушко, у Москвы и альянса «вообще нет» объединяющей позитивной повестки. Хотя сам разговор он описал как «достаточно откровенный, прямой, глубокий, насыщенный».

«Но одновременно он выявил большое количество расхождений по фундаментальным вопросам. И один из главных вопросов заключается в том, что

НАТО понимает принцип неделимости безопасности избирательно. В глазах НАТО он существует только для членов альянса, и в своей практической деятельности НАТО не собирается учитывать интересы безопасности других», — сказал дипломат, отметив: «если НАТО переходит на политику сдерживания, значит, со стороны Москвы будет вестись политика контрсдерживания».

Тем не менее в РФ сам факт прошедших переговоров оценивают положительно и рассчитывают на продолжение контактов.

— Это, несомненно, позитив, потому что всегда лучше обсуждать вещи, глядя друг другу в глаза, чем отсиживаться в траншеях и окопах информационной войны, что, к сожалению, на Западе научились делать очень искусно и иногда цинично, — сказал «Известиям» глава комитета Совета Федерации по международным делам, бывший замглавы МИД РФ Григорий Карасин. — Мне кажется, что важен сам факт встречи, и я рассчитываю, что такие консультации с участием наших дипломатов, военных и специалистов других профилей будут продолжены и мы сможем выйти на понятный язык диалога, который приведет к решению конкретных вопросов.

По словам Йенса Столтенберга, члены альянса готовы вновь встретиться с российскими представителями и «провести более обстоятельные переговоры, чтобы

представить определенные предложения и попытаться достигнуть конструктивных результатов».

Смещение акцентов

В экспертном сообществе отмечают: тот факт, что стороны не разошлись, хлопнув дверьми, уже можно считать успехом.

— Более того, со стороны НАТО мы видим обычные рутинные заявления про приемлемость и неприемлемость позиций и заинтересованность в диалоге. Иными словами, ничего не случилось, и это хорошо, — отметил в беседе с «Известиями» научный директор клуба «Валдай», главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. — Трек Россия–НАТО — это антураж. Всё решается на двусторонних российско-американских переговорах. Они будут продолжаться, а вместе с ними продолжатся и контакты Москвы и альянса.

Перед заседанием Совета Россия - НАТО в Брюсселе
Фото: РИА Новости/Алексей Витвицкий

Что касается гарантий безопасности, у Москвы есть три ключевых требования: 1. НАТО не расширяется на восток; 2. Возвращает свои вооружения на позиции 1997 года, когда был подписан Основополагающий акт Россия–НАТО; 3. Не размещает свои ударные вооружения у российских рубежей. Еще накануне встречи в альянсе дали понять, что готовы обсуждать тематику вооружений, но никак не отказ от приема в свои ряды новых участников.

И действительно, на итоговом брифинге Йенс Столтенберг заявил, что на компромисс по приему новых членов НАТО не пойдет и что права вето при вступлении в альянс Украины у России нет. При этом он подтвердил желание западных стран обсуждать контроль над вооружениями.

«Мы готовы назначить серию встреч по разным темам, включая [консультации] по ограничениям на ракетные вооружения в Европе. Российская сторона дала понять, что не готова сегодня назначать встречу, но я приветствую, что есть готовность к диалогу», — подчеркнул Йенс Столтенберг.

Создается впечатление, что альянс смещает акцент в сторону темы, которую Россия и США уже полгода обсуждают в рамках диалога по стратегической стабильности. Однако и здесь есть свои нюансы.

Тут смотря какой контроль над вооружениями имеется в виду, — пояснил «Известиям» глава Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. — Есть стратегические вооружения, и здесь главную роль играет российско-американский диалог; а есть контроль над обычными вооружениями — тот же ДОВСЕ (Договор об обычных вооруженных силах в Европе, РФ приостановила свое в нем участие в 2007 году. — «Известия»), который регулировал вопросы баланса сил в Европе. Разговор можно вести в разных форматах, но позиции НАТО здесь очень важны — без диалога с альянсом в этой области не обойтись. Если мы говорим о том, чтобы он не продвигал свою военную инфраструктуру на восток, то это как раз связано с контролем над вооружениями в центре Европы.

Рука об руку с переговорами по безопасности идет украинский вопрос. В конце октября 2021 года западные СМИ сообщили, что РФ концентрирует на границе с соседней страной свои вооруженные силы (по данным западных и украинских политиков, сейчас там находится порядка 100 тыс. российских военных). За этой информацией в адрес Москвы последовали обвинения в том, что она якобы готовится напасть на соседнюю страну. Россия присутствие у границы своих войск отрицать не стала, а вот предположения о планируемой агрессии отвергла категорически.

Солдат армии Украины
Фото: REUTERS/Gleb Garanich

По словам главы российской делегации в Женеве, замминистра иностранных дел Сергея Рябкова, 10 января он объяснил своим американским коллегам, что никаких планов напасть на Украину у Москвы «нет и быть не может». При этом он подчеркнул, что от учений и перемещения войск на своей территории РФ отказываться не будет.

На Западе российским заявлениям особо не верят: так, Уэнди Шерман 10 января заявила, что единственный способ доказать, что Москва не планирует нападать на Украину, — это «вернуть войска в казармы» либо «рассказать, какие учения проводятся и какова их цель». В этом контексте Штаты работают над тем, чтобы подкрепить свои требования: 12 января члены сената США опубликовали проект санкций на случай «гипотетического вторжения на Украину». Они предполагают меры против российских политиков, включая президента, военных, чиновников, банков и компаний.

Прямой эфир