Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Власть Совета: пойдут ли РФ и НАТО на уступки

И чего ждать от следующего раунда переговоров по безопасности на полях ОБСЕ
0
Фото: РИА Новости/Владимир Трефилов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Диалог о нерасширении НАТО «не невозможен», хотя это и займет много времени, считают опрошенные «Известиями» американские эксперты. По их мнению, альянс не согласится на постоянный запрет на прием новых членов, но он может принять такой запрет на длительный период. В целом же политологи полагают, что исход переговоров по гарантиям безопасности, которые пройдут в ближайшие дни в НАТО и ОБСЕ, во многом зависит от позиции США. 12 января состоится центральная часть дипломатического марафона — Совет Россия–НАТО. Именно на него Москва возлагает больше всего надежд — от итога этих консультаций зависит, будет ли дальше идти работа по предложениям, которые сделала Россия для снижения напряженности.

Из Женевы в Брюссель

12 января в Брюсселе состоится заседание Совета Россия–НАТО. Переговоры пройдут на фоне крайне обостренных отношений Москвы и альянса. Российскую делегацию возглавит замминистра иностранных дел Александр Грушко, который до 2018 года был постоянным представителем РФ при организации. По его словам, «это будет неформальное заседание», поскольку в Совете «в результате недружественных действий НАТО на сегодняшний момент нет ни одного дипломатического представителя».

Последняя встреча в этом формате состоялась в 2019 году. Альянс предлагал его созвать, но в Москве на это говорили, что надо четко понимать, зачем проводить такую встречу, и что заседание без участия военных не имеет смысла. Осенью 2021 года статус двусторонних отношений был понижен. В начале октября в ответ на «враждебную активность России в странах-членах НАТО» альянс выслал восемь сотрудников российского постпредства и упразднил должности еще двоих, оставив в миссии 10 человек. После этого РФ объявила, что с 1 ноября закрывает свое представительство при альянсе и Информбюро НАТО в Москве.

Но вскоре у сторон появился весомый повод возобновить прямой диалог: в ноябре президент РФ Владимир Путин поставил МИДу задачу добиваться «серьезных долгосрочных гарантий» безопасности, а 17 декабря ведомство опубликовало свои предложения на этот счет. Они были оформлены в проекты двух документов — соглашения с НАТО и договора с США, суть которых во многом идентична. К концу 2021 года уже была расписана серия из трех встреч для их обсуждения — переговоры России с США в Женеве, с НАТО в Брюсселе и на полях ОБСЕ в Вене.

В этой череде ключевое значение отведено именно Совету Россия–НАТО. Как заявил 10 января после контактов в Женеве глава российской делегации, замминистра иностранных дел Сергей Рябков, именно эта встреча определит, стоит ли вообще дальше продолжать работу по гарантиям безопасности. Дипломат выделил три императива, от которых Россия отступать не будет:

1. Нерасширение НАТО на восток — в частности, отказ от идеи когда-то принять в альянс Грузию и Украину.

2. Возвращение вооруженных сил блока на позиции 1997 года, когда был подписан Основополагающий акт Россия–НАТО.

3. Неразмещение у российских границ ударных вооружений.

Замминистра выразил надежду на то, что Вашингтон донесет этот посыл до своих союзников по альянсу.

Глава американской делегации, первый замгоссекретаря США Уэнди Шерман на своем брифинге категорически отвергла пункты, касающиеся блока. «Мы никому не позволим прекратить политику открытых дверей в НАТО, которая всегда была центральной для альянса. Мы не откажемся от двустороннего сотрудничества с суверенными странами, которые хотят работать с США», — заявила она, отметив при этом, что Вашингтон готов обсуждать пункт 3 — «будущее конкретных ракетных систем в Европе».

На следующий день Уэнди Шерман направилась в Брюссель. Там она встретилась с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом и членами Североатлантического совета (основной орган альянса, отвечает за политические решения). «Мы подтвердили единый подход НАТО к России, сочетающий сдерживание и диалог, и подчеркнули нашу непоколебимую поддержку Украине», — написала она в Twitter.

«Известия» обратились в пресс-службу альянса с вопросами, какие российские предложения в НАТО считают приемлемыми. Там сослались на брифинг Йенса Столтенберга от 7 января. Тогда он, в частности, сказал, что «НАТО никоим образом не может пойти на компромисс» по принципу, когда страны могут выбирать, вступать им в альянс или нет, но готово обсуждать контроль над вооружениями.

По оценке экспертов, в этой ситуации не стоит говорить о компромиссах — такой подход означает, что кто-то выйдет из переговоров победителем, а кто-то проигравшим. Здесь, скорее, речь о соглашениях, которые позволили бы всем сторонам удовлетворить минимальные потребности своей безопасности.

— В этой связи существуют пути к взаимоприемлемому соглашению или, точнее, соглашениям, — сказал «Известиям» профессор Йельского университета, директор консалтинговой компании Kissinger Associates Томас Грэм. — Можно ждать воспроизведения мер укрепления доверия, которые были достигнуты в эпоху холодной войны, — в частности, транспарентность военных операций, ограничение военных операций вдоль границы России и НАТО, правила поведения для предотвращения инцидентов на море и в воздухе, которые могут привести к нежелательному конфликту.

По оценке эксперта, договориться о нерасширении НАТО «не невозможно», хотя это и займет много времени.

НАТО не согласится на постоянный запрет на расширение, но оно может принять такой запрет на длительный период, — считает Томас Грэм. — Также члены альянса не откажутся от сотрудничества с бывшими советскими странами по безопасности, но реально обговорить такой формат, при котором Москва не воспринимала бы его как угрозу. Вопрос в том, готова ли Россия отступить от своей абсолютной позиции и принять договоренность, которая обеспечивает более устойчивую безопасность, чем та, что есть, по оценке Москвы, сегодня.

Справка «Известий»

Совет Россия–НАТО был учрежден в 2002 году на двустороннем саммите в Риме. Он пришел на смену Совместному постоянному совету (СПС), созданному в 1997 году с подписанием Основополагающего акта Россия–НАТО.

В отношениях Москвы и альянса это ключевая структура. Его задача — развивать сотрудничество и координировать военно-политические действия России и членов организации. В 2014 году, после начала украинского кризиса, НАТО приостановило его работу. С тех пор прошло несколько заседаний — три в 2016 году, три в 2017-м, два в 2018-году и два в 2019-м.

А оттуда — в Вену

Заключительные переговоры запланированы на полях ОБСЕ в четверг, 13 января. Как рассказали «Известиям» в пресс-службе организации, они пройдут в рамках Постоянного совета (ключевой орган ОБСЕ, проводит регулярные политические консультации и оперативную работу в период между Советами министров, которые проходят раз в год). Их откроет председатель ОБСЕ в 2022 году, министр иностранных дел Польши Збигнев Рау — он обратится с речью к послам 57 стран-членов организации.

— Это заседание не посвящено конкретно продолжающейся напряженности в регионе ОБСЕ, хотя Постоянный совет собирается еженедельно для обсуждения широкого круга вопросов, касающихся более обширного региона, — пояснили «Известиям» в пресс-службе. — Постоянный совет ОБСЕ — это директивный орган, который объединяет представителей все 57 государств-участников и 11 партнеров по сотрудничеству. Повестка Постоянного совета не публикуется.

На вопрос «Известий», предусматривает ли эта встреча какой-либо итоговый документ или заявление, в организации ответили, что «любое решение потребует консенсуса всех 57 стран-членов».

Как заявил 10 января Сергей Рябков, «тематикой общеевропейской безопасности эта организация занимается уже несколько десятилетий», а потому в Москве понимают, как «будет отформатирована» эта встреча.

По мнению аналитиков, позиция США — один из факторов, которые определят исход всей серии переговоров по гарантиям безопасности.

Безусловно, российско-американский трек является ключевым, в том числе и потому, что, несмотря на акценты нынешней администрации в Вашингтоне на учет интересов союзников, они, американцы, остаются наиболее значительным актором Евроатлантики, — сказал «Известиям» научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, сооснователь проекта «Ватфор» Дмитрий Стефанович.

При этом не исключено, что даже относительно конструктивный исход консультаций в Женеве может не привести к успеху в случае невменяемости отдельных стран НАТО и ОБСЕ, подытожил эксперт.

Читайте также
Реклама
Прямой эфир