Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Я не из тех, кто отсидится в сторонке, — если надо, заступлюсь за ребят»
2021-09-19 18:31:20">
2021-09-19 18:31:20
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В стартовавшем регулярном чемпионате КХЛ много неожиданных результатов и почти нет явных лидеров и аутсайдеров. После трёх недель розыгрыша лишь московское «Динамо» не потеряло ни одного очка. Оно выиграло семь первых матчей — лучший старт бело-голубых 14-летней в истории их выступлений в КХЛ. С приходом главного тренера Алексея Кудашова высокую результативность вновь начал показывать капитан команды Вадим Шипачев. Однако есть в клубе и неожиданные герои. Например, форвард Николай Чебыкин, который забил уже шесть шайб в этом сезоне. Уникальность ситуации в том, что хоккеисту уже 24 года, и до этого он крайне редко играл в КХЛ. В сезоне-2016/17 Николай провел всего восемь матчей за «Динамо», выиграл Кубок Братины с фарм-клубом бело-голубых, а потом ушел в систему СКА, выступал в ВХЛ за петербургское «Динамо» и нефтекамский «Торос». В 2018–2019 годах игрок выходил на лед лишь в пяти матчах в КХЛ, а забивать перестал даже на уровне «вышки». Поэтому его возвращение в основную команду «Динамо» и результативность на старте сезона — одна из главных сенсаций нового сезона.

В интервью «Известиям» Николай Чебыкин поделился мнением о резком скачке в карьере, вспомнил о поездке в лагерь «Торонто Мейпл Лифс», выбравшего его на драфте НХЛ-2016, и игре за юниорскую сборную России с Кириллом Капризовым и Михаилом Сергачевым.

«Просто я вырос и стал взрослее»

— С чем связываете такую результативность в начале сезона?

— Просто сейчас, наверное, первый раз за последние четыре-пять лет, когда я прошел полноценную предсезонку без всяких повреждений. Мне не мешали никакие травмы, болезни. Всё через работу, хорошо готовился, летом не отдыхал почти. Думаю, всё дело в этом.

— В предыдущие годы были жесткие травмы?

— Да. В «Салавате Юлаеве» у меня была проблема с плечом. До этого тревожил голеностоп. В прошлом году, понятно, был коронавирус, когда толком не тренировался. А в этом году прошел всю предсезонку, самостоятельно набрал хороший ход. Был готов полностью. И сложилось так, что без травм прошел лето.

— Раньше на форму влияло то, что предсезонку приходилось проводить то в основной команде, то в фарм-клубе?

— Когда тебя отправляют в Высшую лигу, это всегда грустно. Мало кто обрадуется, если тебя отправят на понижение. Сейчас впервые я сразу начинал сезон в КХЛ. До этого меня дергали, поднимали на пару игр, но не более того.

Матч «Динамо» (Москва) - «Динамо» (Рига)

Матч «Динамо» (Москва) – «Динамо» (Рига)

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко

— Не было мыслей, что, останьтесь вы в 2017 году в «Динамо» после в плей-офф ВХЛ, когда клуб жил в режиме экономии, гораздо раньше получили бы шанс на уровне КХЛ, как это было у многих ваших партнеров по «вышке»?

— Мысли такие, конечно, были. Очень часто посещали и посещают меня. Но зачем сейчас об этом думать? Как сложилось, так сложилось. В данный момент всё — тьфу-тьфу-тьфу — идет здорово. И нет смысла говорить, что было тогда. Этого уже не вернуть.

— Понимали, что в этом сезоне получите шанс?

— Когда в прошлом сезоне меня обменяли из «Трактора» в «Динамо», я тренировался только с фарм-клубом. Разговаривал с Владимиром Воробьевым, когда он еще был в штабе «Динамо», в основной команде у Крикунова. Он мне честно сказал: «Шансы есть, но сейчас тебя вряд ли будут смотреть — на носу плей-офф. Поэтому готовься к сборам и к следующему сезону, у тебя есть шанс».

— В чем главное отличие ВХЛ от КХЛ?

— Отличается скорость принятия решений. В КХЛ меньше времени, чтобы принять решение. И, конечно, другой уровень мастерства. В КХЛ хоккей более высокого качества. В остальном же хоккей — он и есть хоккей.

— КХЛ выросла по сравнению с 2016 годом, когда Сергей Орешкин привлекал вас к основе «Динамо» и вносил в заявку на матчи?

— Я ведь там был постольку-поскольку, меня тогда привлекали как «лимитчика», играл я немного. Так что тяжело ответить на этот вопрос. Мне сейчас полегче. Может быть, просто я вырос, стал взрослее, посильнее.

«Никто мне не говорил, что я буду играть»

— С первых дней предсезонки поняли, что появится шанс играть в первой команде?

— Никто мне не говорил, что я буду играть. И не сказать, что у меня всё шло. В состав попал случайно, потому что были травмы у пацанов. Еще на Кубке мэра был не в составе. Но из-за травм у ребят меня поставили в КХЛ. При этом Алексей Николаевич Кудашов еще перед сборами сказал мне, что это, возможно, мой последний шанс. Объяснил, что нужно от меня. И сказал: «Я дам тебе шанс, а дальше всё зависит от тебя».

— Может, Кудашов проявил солидарность к человеку, который, как и он, задрафтован «Торонто»?

— Ну да, Алексей Николаевич играл там даже (смеется)… Но это всё шутки.

Николай Чебыкин
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

— Вы общались с представителями «Торонто» после драфта?

— Связь поддерживаем регулярно. В последний раз общались не так давно — минувшим летом. А так, два года после драфта ездил туда на Development Camp — ознакомительный тренировочный лагерь. Сначала после драфта, а потом когда выиграли с Балашихой в ВХЛ. Связь с «Торонто» нечастая, но есть. Повезло, что там работает Николай Антропов, который очень здорово помогал. С английским у меня не особо хорошо, в хоккейных терминах не очень понимаю. И Николай Александрович для нас, русских ребят, был очень важен как переводчик. Переводил нам много деталей, которые объясняли в «Торонто», но и от себя рассказывал мелочи и нюансы. Показывал, как играть перед воротами, делал нарезку голов и объяснял, где лучше находиться, как двигаться. Очень полезные и нужные вещи я от него узнал.

— В вашем возрасте еще есть шансы поехать в НХЛ и поиграть там?

— Я об этом абсолютно не думаю. Мне надо закрепиться в составе «Динамо». Хочу стать основным игроком команды, важным звеном в нашей динамовской цепи. А о том, рассчитывают ли на меня в «Торонто», сейчас не задумываюсь.

— Чем запомнилось посещение Торонто?

— Сумасшедшее отношение к хоккею. Люди живут этой игрой. Если на тебе символика «Торонто», тебя много раз спросят на улице: «О, ребята, вы новые игроки? Или вас задрафтовали?» Ты приезжаешь и тебя почти любой человек узнает и желает удачи. Все фанатеют от хоккея. Это очень круто и приятно, очень мотивирует.

— Какие-то места запомнились?

— Мы там были дней десять. Особенно впечатлила знаменитая телевышка («Си-Эн Тауэр». — «Известия»). Мы поднимались на смотровую площадку, на самый верх. И там у меня случилась смешная сцена. Я не очень люблю высоту. Но меня запихнули на стеклянный пол. Иду по нему аккуратно, на носочках. А рядом маленькая девочка как прыгнет по этому стеклу — я заорал! Распугал всех туристов. Но в остальном оттуда очень красивый вид. И город мне понравился.

— С кем-то из известных людей в «Торонто» виделись?

— Там тогда Никита Сошников играл. То ли восстанавливался после травмы, то ли тренировался отдельно. Я его видел издали. Еще встретил Мартина, который в «Айлендерс». И, по-моему, там был Зак Хьюман… А вообще там была одна забавная история...

Си-Эн Тауэр

«Си-Эн Тауэр» в Торонто

Фото: Global Look Press/ZUMA Press/Rick Madonik

— Расскажете?

— Получилась неловкая ситуация. Мы приехали, первый день, зашли в раздевалку. На следующий день начинался кэмп. Но нас по приезде сразу повезли на тренировочную базу, чтобы не сидели в гостиницах. Мы с ребятами походили, увидели джакузи. Заходим туда, а там сидит человек. Ну и спрашивает: «Ты задрафтованный?» И я на ломанном английском: «Да, приехал на кэмп». Он отвечает: «О, круто!» И я выдаю: «А ты кто такой?» — «Я здесь играю». И не знаю, что мне в голову ударило, но спросил его: «А где ты играешь? В АХЛ?» Он на меня посмотрел как на дурачка: «Да нет, я здесь в первой команде, в НХЛ». Мы оба посмеялись, но я словил такую неловкость (смеется)…

— И кто это был?

— Даже не спросил имя. Узнаю, если перебрать фото игроков «Торонто» 2016 года.

«Если выполняешь требования, всё нормально»

— Из чемпионского состава балашихинского «Динамо» с кем дружите больше всего?

— Мы знакомы со всеми давно, близко дружим с Артемом Волковым, с Сашей Петуниным. По детской школе вместе играли.

— Вы ведь даже за Петунина заступались в ходе финальной серии с «Торпедо». Выиграли драку, а затем вас снес канадец Джордан Саутерн.

— Вообще я не любитель драк. Я заступался за друга, за Сашу Петунина. Не люблю драки, в жизни тоже спокойный человек. Но с духом у меня нет проблем, я не из тех, кто отсидится в сторонке. Так что, если надо, заступлюсь за ребят, скину перчатки. Но всего парочка драк за карьеру у меня наберется. Не люблю быть тафгаем, я предпочитаю играть в хоккей.

— Вы ведь занимались в школе «Белые Медведи» у Геннадия Курдина, детского тренера Никиты Кучерова и Никиты Гусева?

— Да, год или полтора тренировался у него и его сына Максима Геннадьевича, царствие ему небесное. Геннадий Геннадьевич — человек, который знает и понимает хоккей, хорошо его объясняет. И прививает правильное мышление. У меня о нем остались хорошие воспоминания. Он очень многому меня научил за тот короткий период, который я у него провел.

— Он жесткий человек?

— Он очень жесткий и требовательный на льду. Если выполняешь требования, всё нормально. Если раз-два не выполнил — будет жестко разговаривать. Но в быту это очень добрый и открытый человек. С нами он хорошо общался, когда ездили в поезде на сборы. Но выходишь на лед — и это абсолютно другой человек.

Александр Петунин

Александр Петунин

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

— Какие воспоминания о юниорском чемпионате мира – 2015?

— Помню, что со мной в пятерке парой защитников были Артем Волков и Миша Сидоров, а в атакующем звене меня ставили с Юриком — Данилой Юртайкиным. А третьим с нами был или Квадрат (Данила Квартальнов), или Рубец (Герман Рубцов). Но этот турнир такой… Не самый удачный в карьере получился.

— Вы выиграли все матчи в группе, одолели США. Почему в четвертьфинале были разгромлены Швейцарией (0:5)?

— Не знаю, если честно. Давно было, уже не помню, почему. Недонастроились, наверное.

— В составе той Швейцарии выделялся будущая звезда «Нью-Джерси Дэвилз» Нико Хишир?

— Нет. Не помню его. Тогда у Швейцарии запомнился темнокожий парнишка (Келвин Тюркауф. — «Известия»). Очень здорово играл.

— Из того состава звездную карьеру сделали Кирилл Капризов, Михаил Сергачев, Денис Гурьянов, Илья Самсонов. Они тогда были лидерами раздевалки?

— Все ровесники, и в раздевалке были равны. Мы много общались друг с другом, потом с перечисленными вами ребятами я пару раз виделся в молодежной сборной. Но сказать, что в юности кто-то выделялся, не могу.

— Как начали заниматься хоккеем?

— В родной Чите, в шесть лет. Подробнее надо у папы спросить — он меня отдавал в хоккей. Просто чтобы занимался, поддерживал здоровье, был в коллективе. Еще не думая, что это кардинально изменит нашу жизнь и станет моей профессией. Единственным, что мне нравится. Когда мне исполнилось девять лет, мы переехали в Москву, в школу «Динамо», к своему первому тренеру Андрею Юрьевичу Бирюкову.

Игроки «Динамо»
Фото: ТАСС/Михаил Метцель

— Кем были и являются сейчас ваши родители?

— Папа — стоматолог. А мама в Чите работала в суде, помощником судьи. Когда переехали в Москву, поначалу было нелегко, но я не жаловался. Никогда не голодал. Всего хватало — родители обеспечивали. В этом плане мне очень повезло.

— Ваши коллеги-хоккеисты часто посещают отца? Риск потерять зубы ведь в вашей профессии колоссальный.

— Если честно, не знаю, кто из моих друзей и знакомых лечится у отца. Это надо у него спросить. Бывало, пару раз ребята спрашивали его координаты, если кому-то зуб выбивали. Или я сам закидывал удочку, говоря: «Ладно, не парься, у меня батя стоматолог, со скидкой тебе вставим новые». Такие шутки были, конечно. А так, чтобы до этого доходило, не помню.

Читайте также