Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Хочешь сделать Машу достойным соперником — попробуй ее напугать»
2021-08-24 23:21:30">
2021-08-24 23:21:30
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Одним из главных событий летних Олимпийских игр в Токио стал триумф отечественной легкоатлетки Марии Ласицкене, которая сумела завоевать золото в прыжках в высоту. Статус лучшей в своем виде спортсменки 2010-х годов не делал ее фаворитом. Мария трижды становилась первой на чемпионатах мира (2015, 2017, 2019), но к Играм в столице Японии готовилась после длительного простоя из-за отсутствия стартов и в условиях угрозы недопуска до Игр в связи с многолетней дисквалификацией Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА).

В итоге 28-летней прыгунье удалось добиться нейтрального статуса и допуска до Олимпиады, но поехала она туда после травмы, полученной в мае. Казалось, для Ласицкене будет успехом попадание в тройку на фоне считавшейся фаворитом украинки Ярославы Магучих. Мария с трудом прошла квалификацию, лишь с третьей попытки преодолев высоту 1,95 м. В финале она также была на грани неудачи, только с последнего раза взяв планку 1,96 м. Но в итоге Ласицкене завоевала золото с результатом 2,04 м. В интервью «Известиям» тренер Марии Геннадий Габрилян рассказал, как в последние месяцы были преодолены все трудности, как он реагировал на прыжки конкурентов и что ждет российские прыжки в высоту в ближайшем будущем.

— Что чувствовали перед третьими попытками Марии на 1,95 м в квалификации и 1,96 м в финале, когда она была на грани вылета?

— Переживал за Машу, было напряженно. И у меня много седых волос появилось (улыбается). Конечно, это волнительный момент, когда не получается. Особенно если уже две попытки оказались неудачными и осталась всего одна. Но, пока есть хотя бы одна попытка, должна быть уверенность в победе. Так оно и получилось. Маша справилась идеально, как и всегда. Умница! Я горд за нее! За то, как она прошла через все эти тернии, еще и прыгнув настолько удачно.

Тренер прыгуньи Марии Ласицкене Геннадий Габрилян

Тренер прыгуньи Марии Ласицкене Геннадий Габрилян

Фото: РИА Новости/Антон Денисов

— После ее весенней травмы и успехов Ярославы Магучих казалось, что шансов у Ласицкене на золото очень мало. Вы с ней так же рассуждали или уходили от этих мыслей?

— Мы не потеряли голову, оставили ее холодной и всё делали так, как раньше. Единственное, что в последний момент в плане удачи заставило беспокоиться, — это то, что Маша потянула заднюю поверхность бедра. И благо у нас есть хорошие специалисты, которые помогли. Я говорю о медицинском центре под управлением Безуглова Эдуарда Николаевича. Он и его команда занялись травмой Маши. Непосредственно с ней занимался очень профессиональный реабилитолог Игорь Степанов. Всё было сделано на высшем уровне, и мы за это очень благодарны. Их работа вернула еще большую уверенность в том, что ничего не потеряно. Может быть, Маша перезагрузилась психологически после всех этих негативных событий, происходивших в последние годы. Была только одна цель: сделать всё правильно и прыгнуть как можно выше. Возможно, это руководило ею и помогло пройти через все психологические барьеры и неудачи.

— В годы побед Марии на трех чемпионатах мира травмы ее обходили стороной. К Олимпиаде в Токио после майского повреждения подготовку приходилось перестраивать?

— Подготовку мы никак не перестраивали. Спокойно вернулись к тем же стереотипам и правилам, принципам и методам, которые были у нас раньше.

— Как Мария переживала паузы перед третьими попытками в квалификации и финале?

— Хочу сказать, что Маша устроена, как настоящий боец, преодолевающий трудности. И чем больше возникает перед ней психологических препятствий, тем с большей спортивной агрессией она их преодолевает. Хочешь сделать Машу достойным соперником — попробуй ее напугать. Чем больше сопротивления, тем больше она открывает внутренние резервы и потенциал. И сама раскрывается.

Я всегда все старты делю на психологические и технические. В технических меньше ответственности, меньше соперниц, которые прыгают высоко, нет психологической «давки». Там Мария вряд ли выпрыгнет высоко. Я и не надеюсь на большую высоту, потому что нет хорошего потенциала страха и прилива энергии, чтобы прыгать. Она старается изо всех сил, но зачастую результаты бывают хуже. А вот когда вокруг камеры, когда большая ответственность, когда соперники улыбаются, беря большие высоты, а соотечественники ждут от нее результата, тогда Маша включается в психологическую работу. Я это называю «психологические старты». Они крайне нужны. Как и «технические старты». Нарабатываются навыки преодоления трудностей и работы в тяжелых условиях. Слава богу, получилось так, что она всё же прыгнула с третьего раза в квалификации. Там был переломный момент. Как и в финале, в третьей попытке на 1,96 м. Ее психика адаптировалась к этим условиям. Маша вернулась. И в этом ее сила.

Мария Ласицкене и ее тренер Геннадий Габрилян во время тренировки на манеже в крытом легкоатлетическо-футбольном комплеке ЦСКА в рамках подготовки к летним Олимпийским играм в Токио

Мария Ласицкене и ее тренер Геннадий Габрилян во время тренировки на манеже в крытом легкоатлетическо-футбольном комплексе ЦСКА в рамках подготовки к летним Олимпийским играм в Токио

Фото: ТАСС/Валерий Шарифулин

— Когда смотрел трансляцию финала, пугало то, с каким «кислым» лицом Мария выходила на прыжки. Казалось, что она подавлена, особенно на фоне улыбающейся Николы Макдермотт, почти все планки бравшей с первых попыток.

— Дело в том, что этот психологический момент выражается в деталях, внешней картинке прыжка, внешних движениях. Это может быть мимика, движения или даже какие-то ошибки. Но когда Маша психологически собирается, тогда всё выравнивается. И, кстати, лицо получается одухотворенное. И она прыгает. Возвращается боец!

— Какие были ощущения, когда Макдермотт делала последнюю попытку на 2,04 м? Она почти ее взяла и даже вскинула руки, не сразу увидев падающую планку. Мария взяла бы 2,06 м, если бы пришлось дальше соревноваться с австралийкой?

— Конечно, у меня были внутренние борьба, переживания и противоречия. Очень бурно я это всё воспринимал. Естественно, хотел, чтобы моя ученица выиграла. Как и любой другой тренер, сидящий на трибуне, хочет победы своей подопечной. Но был страх и переживание. Так же как и у всех зрителей.

— У вас помимо Ласицкене сколько еще учеников?

— Сейчас только одна Маша.

Российская спортсменка (команда ОКР) Мария Ласицкене во время финальных соревнований по прыжкам в высоту среди женщин на XXXII летних Олимпийских играх в Токио

Российская спортсменка (команда ОКР) Мария Ласицкене во время финальных соревнований по прыжкам в высоту среди женщин на XXXII летних Олимпийских играх в Токио

Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев

— Планируете начать работать с кем-то еще?

— Пока нет. Даже физической возможности для этого нет. В сезон стартов мы очень много ездим на соревнования. В то время, когда надо заниматься с другими учениками, мы постоянно в разъездах. Кроме того, я боюсь, что могу отвлечься от Маши и не учесть кое-какие нюансы, детали, которые могу просмотреть. А очень многое зависит от тонкостей.

— Когда Мария стала побеждать на высоком уровне, много приходилось отклонять предложений взять кого-то под свое крыло?

— Некоторые варианты были. Одиночные. Приезжали ребята на установочные сборы, которые мы проводили. Я помогал некоторым тренерам и спортсменам. Но чтобы основательно брать учеников и создавать группу, такого не было. Раньше такое случалось. Когда Маша была маленькая, я работал в спортивной школе, у меня было много детей. Но когда Мария выросла, вошла в сборную России и нам нужно было ездить на соревнования, тогда пришлось уже с ней индивидуально работать и уходить из школы.

— Мария заявила, что хочет попасть на Олимпиаду в Париже, поэтому ясно, что вы будете с ней работать минимум три года, но на более далекое будущее не присматриваете себе новых учеников?

— Нет-нет, пока мыслей таких нет. Пока внутренне я полностью отдан Маше. Отдан решению проблем и задач с ней. Я не смогу переключиться и отвлечься.

Российская спортсменка (команда ОКР) Мария Ласицкене, завоевавшая золотую медаль в соревнованиях по прыжкам в высоту среди женщин на XXXII летних Олимпийских играх в Токио

Российская спортсменка (команда ОКР) Мария Ласицкене, завоевавшая золотую медаль в соревнованиях по прыжкам в высоту среди женщин на XXXII летних Олимпийских играх в Токио

Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев

— После допинговых скандалов с Иваном Уховым и Данилом Лысенко, после стольких лет бана ВФЛА нет опасений, что конкуренция в прыжках в высоту будет очень низкая и после завершения карьеры Ласицкене мы обнаружим выжженную землю в вашем виде?

— Не знаю, не знаю. Здесь можно только догадываться и предполагать. Но я хочу сказать, что перспективы не очень обещающие. Есть, конечно, проблемы. И проблем очень много с подрастающим поколением, в самой системе работы, где надо подтягивать, поднимать спортсменов. Сложно судить. Тем более мне, человеку, много лет работающему с одним спортсменом. На тему своей системы я очень много беседую с тренерами, с высотниками. И не только с высотниками. Рассказываю о своих мастер-классах, делюсь с ними видео. А каждый тренер анализирует. Наша работа в творческом плане тоже ведь заключается в общении друг с другом. В этом плане, пожалуйста, мои двери открыты. Много лет я рассказываю всем, кто интересуется, как работает моя система. Секретов у меня ни от кого нет.

Читайте также