Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Смотря полуфинал с Бразилией, осознаю, что сделано невероятное»

Главный тренер мужской сборной России по волейболу Туомас Саммелвуо — о пути к серебру Олимпиады в Токио и конкуренции в национальном чемпионате
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Мужская сборная России по волейболу смогла в Токио добраться до финала Олимпиады. В решающем матче наши волейболисты совсем немного недотянули до победы над Францией (2:3). Но запомнится эта команда сумасшедшей победой в полуфинале над Бразилией (3:1), где в ходе третьего сета отыграла отставание в восемь очков (13:21). С марта 2019 года сборную России тренирует финский специалист Туомас Саммелвуо, назначенный на этот пост после сенсационной победы в том же году в чемпионате страны с кемеровским «Кузбассом», а сейчас возглавляющий петербургский «Зенит».

Туомас Саммелвуо дал интервью «Известиям» прямо на Красной площади — оценил прошедшую Олимпиаду, поделился мнением о своем будущем во главе сборной и предстоящем клубном сезоне.

— Сейчас каких эмоций больше — радости от серебра или разочарования, что не дожали Францию в финале?

— Я думаю, и тех, и тех поровну. Сразу после игры были мысли, что мы могли побеждать и брать золото. Но по прошествии некоторого времени понимаешь, что у нас очень крутой результат. Особенно зная, что команда боролась и ей чуть-чуть оставалось, чтобы быть на самом высоком месте. Но, смотря полуфинал с Бразилией, осознаю, что сделано невероятное. И от этого есть большая радость.

— В свое время вы говорили, что попасть на Олимпиаду — ваша мечта.

— Да, это моя мечта молодого человека, которая была, еще когда мне было восемь лет. И я счастлив, что мы туда попали, проведя отличный турнир. Но в Токио уже была мечта выиграть что-то большее. Но и то, что получилось, очень здорово.

— Есть определенность, остаетесь ли вы во главе сборной России до Олимпиады-2024 в Париже? Сами готовы продолжать работу в течение еще одного цикла?

— Пока не знаю. У нас сейчас мысли о чемпионате Европы (пройдет с 1 по 19 сентября в Польше, Чехии, Эстонии и Финляндии. — «Известия»). Выдохнем немного, и через небольшое время снова соберемся, начнем готовиться к нему. Жизнь продолжается (улыбается).

— Нынешний состав сохранится к Играм в Париже?

— Посмотрим. В России всегда большая конкуренция за то, чтобы играть в национальной команде. Большое спасибо молодежной сборной России, которая всегда хорошо выступает. И большое спасибо всем клубам за то, что у нас есть много игроков. И выбор всегда тяжелый.

— Французы отмечают, что им помогло выступление некоторых своих волейболистов за российские клубы. Не обидно, что ключевой вклад в их победу в финале принесли подачи игравшего у вас в «Зените» в прошлом сезоне Антуана Бризара?

— Клубная работа — это другое дело. Клубы стараются сделать всё возможное, чтобы получить результат. Поэтому что есть, то есть. Это нормальная ситуация. Конечно, сильный чемпионат помогает. И помогает тем, кто играет здесь в России. Но российский чемпионат помогает и нашим игрокам. Кандидаты в сборную России играют в хороших клубах, получают большую ответственность и становятся хорошо готовыми к выступлению на Олимпиаде и других крупных турнирах. Сейчас всё очень здорово в этом плане.

— Насколько помогло включение в ваш тренерский штаб перед Олимпиадой серебряного призера Игр-2000 в Сиднее Игоря Шулепова?

— У Игоря очень большой опыт международных игр. Поэтому решили его ввести в наш штаб. Это нормальная ситуация. Мне было очень приятно с ним работать.

— Что ждете от клубного сезона?

— Все клубы уже начали работу. И «Зенит» тоже. Там всё идет по плану. Но пока я здесь, в сборной, мне нужно всё внимание уделять ей. О клубе потом подумаем.

— Вам помог перенос Олимпиады на год из-за пандемии?

— Я думаю, что нам это помогло, уже так можно сказать. После прошедшего сезона появилось очень много кандидатов. Они сейчас выступали в сборной. И хорошо себя показали.

— Если останетесь в сборной России до Олимпиады в Париже, не хотели бы собрать основной ее костяк в «Зените»?

— Я не думаю в режиме «если». Я живу тем, что есть сейчас. Готовимся к чемпионату Европы. Потом будем работать в клубе. А дальше посмотрим, что будет.

— Для вас непринципиально иметь базовый клуб сборной?

— Нет, конечно. Я хочу сказать большое спасибо «Зениту» за возможность там работать. Но мне непринципиально иметь всех лучших игроков.

— Начиная работать со сборной России, вы ощущали ревность со стороны российских коллег? Всё-таки до 2019 года иностранец не возглавлял национальную команду семь лет.

— Я делаю свою работу на максимуме. Для меня большая гордость работать в сборной России. И спасибо за доверие. Но хочу повторить: все клубы делают очень крутую работу. А есть ревность или нет — не знаю. Вообще не думаю об этом.

— Есть контакт с российскими тренерами?

— С Владимиром Алекно встречались во время Олимпийских игр, разговаривали по поводу наших команд (Алекно в Токио возглавлял сборную Ирана. — «Известия»). С Алексеем Вербовым (главный тренер казанского «Зенита». — «Известия») после каждых наших побед списываемся по СМС. Кроме российских тренеров общаемся с Пламеном Константиновым из новосибирского «Локомотива». Да, с кем-то я разговариваю больше, с кем-то меньше. Это нормальная ситуация. Посмотрите, что сделал в «Динамо» коллега Константин Брянский (бело-голубые в прошлом сезоне выиграли чемпионат России, Кубок России и Кубок ЕКВ. — «Известия»). Ему тоже большое спасибо за игроков, которые у нас были в сборной (на Олимпиаде в Токио за Россию играли два динамовца — Павел Панков и Ярослав Подлесных. — «Известия»). Так и должно быть. Все клубы должны тоже чувствовать свою причастность к успеху сборной.

Читайте также
Прямой эфир