Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Экологические стандарты делают бизнес более устойчивым»

Опорный банк для оборонно-промышленного комплекса начинает развивать «зеленое финансирование»
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Стандарты экологического, социального и корпоративного управления (ESG) в кратчайшие сроки стали весьма актуальной темой для российского бизнеса. Всё больше компаний начинают применять их в повседневной деятельности. Начался процесс с экспортёров, которым необходимо соответствовать критериям, используемым в странах-партнёрах, а сейчас распространился по всем сферам экономики. Ключевую роль в этом процессе играют банки, разрабатывая инструменты «зеленого финансирования», выступая для клиентов центром компетенций по внедрению ESG-подходов. «Известия» поговорили с руководителем блока по вопросам внутреннего аудита, контроля и корпоративной социальной ответственности ПСБ Владимиром Катренко о том, как продвигается эта сравнительно новая повестка в отечественной экономике и почему "зеленое финансирование" будет востребовано у предприятий ОПК.

Как вы считаете, на каком этапе в России сейчас находится ESG-трансформация? Заинтересованы ли российские крупные компании, и в том числе - такой специфический сектор как ОПК - во внедрении ESG-подходов в своей деятельности? Как в этом направлении реальному сектору могут помочь банки?

ESG-трансформация российской экономики находится, надо признать, пока только на первом этапе. Это подчёркивают и Банк России, и ключевые ведомства, и крупные компании, хотя проблематика устойчивого развития звучит из уст учёных уже много десятилетий. Сегодня это становится объективной реальностью, и некоторые компании-экспортёры далеко продвинулись на этом пути. Но большинство только начинает приходить к пониманию необходимости преобразований. Успехи и скорость ESG-трансформации, на мой взгляд, во многом зависят от действий государства по утверждению таксономии зелёных и переходных проектов, необходимой прежде всего для внутреннего рынка, по введению требований к нефинансовой отчётности, и, безусловно, предоставлению поддержки - реализации проектов. Компании оборонно-промышленного комплекса находятся в общем тренде, и активно изучают те преимущества, которые могут получить от внедрения ESG-принципов.

Что касается банковского сектора, то он находится на переднем крае происходящих процессов и более активно применяет ESG-подходы. Ключевая задача банков в этой сфере (так считает и ЦБ, и руководство страны) — просветительская функция, продвижение экспертизы. Банки оказывают клиентам консультации по ESG-трансформации и предлагают подходящие для этого финансовые продукты.

Да, эксперты сейчас сходятся во мнении, что движущей силой ESG-трансформации в России станут банки. Почему банки играют такую важную роль в этом процессе?

Мы обладаем более полной картиной тех процессов, которые происходят в экономике и бизнесе клиента, мы сами в них участвуем, ощущаем тенденции по прямым или косвенным признакам. Мы умеем работать с разными категориями рисков, включая нефинансовые. Сейчас же, в ответ на формирующийся запрос со стороны стейкхолдеров, происходит внедрение ESG-принципов и в стратегию, и в организационную структуру, и в отчётность, и в целом в деятельность кредитных и финансовых организаций. Банки хорошо понимают, что это важно как для нас, так и для тех, с кем мы работаем – компаний реального сектора. Это важно и для регулятора — Банка России. Мы задаем направление развития. В общем, роль банков в этом процессе будет только возрастать. Этот вопрос недавно обсуждался на Невском экологическом конгрессе, в котором участвовали и крупнейшие промышленные компании, и банки, и регуляторы, и все пришли к выводу, что банки выступают центром компетенций по внедрению ESG-принципов в реальном секторе.

ПСБ уже полностью адаптировал систему управления социальными и экологическими аспектами своей деятельности к новой реальности? Какие изменения для этого потребовались? Были ли внесены изменения в политику, стратегию или структуру? Насколько сложен был для вас этот процесс?

Наш банк выполняет особую функцию, работая с предприятиями оборонно-промышленного комплекса. И мы понимаем, что ESG-подходы - это необходимость. Как для отдельных отраслей, так и для экономики России в целом, и даже, как бы громко это ни звучало, в общепланетарном масштабе. Мы начали активно внедрять ESG-принципы ещё два года назад по поручению председателя ПСБ и следуя мировым трендам. Ориентиры в этой области включены в стратегические документы нашего банка. У нас в банке утверждена внутренняя ESG-политика. Для ее реализации сформирован коллегиальный рабочий орган. Начиная с 2019 года, мы ведем интегрированные отчёты в соответствии с требованиями международного стандарта GRI (Global Reporting Initiative – прим. Известия), что подтверждено и внешним аудитором. Выстроенная управленческая структура позволяет гибко и эффективно внедрять необходимые изменения. Внутри банка есть общее понимание необходимости ESG-трансформации: вовлечённость подразделений высокая.

По данным «Эксперт РА» больше трети кредитных организаций из топ-20 уже внедрили ESG-оценку заемщиков, еще 20% планируют это сделать. Изменились ли в ПСБ подходы к кредитованию и приоритеты по участию в проектах с учетом ESG-политики?

Развитие практики ответственного финансирования включено в число основных приоритетов ESG-политики банка. ПСБ уделяет особое внимание проектам с положительным экологическим и социальным эффектом. Мы участвуем в проектах в рамках национальных целей развития страны. В настоящее время в банке обсуждаются подходы к финансированию ESG-проектов клиентов, подбираются подходящие для этого инструменты.

Насколько активно ПСБ сейчас участвует в реализации экологически и социально значимых проектов? Можете привести примеры?

ПСБ обладает всем необходимым инструментарием и ресурсами для финансирования экологических и социально значимых проектов. В нашем портфеле есть ряд таких проектов. Так, при поддержке ПСБ реализуются инфраструктурные проекты по реконструкции очистных сооружений правого берега Ангары, что является частью программы сохранения озера Байкал. Мы финансируем строительство уникального комплекса биологической очистки в Волгограде. Кроме того, мы работаем на строительстве комплекса по утилизации опасных отходов вместе с ГК «Росатом». Мы финансируем энергосервисные контракты, участвуем в проекте по внедрению наилучших доступных технологий в целях охраны окружающей среды.

Каким образом, на ваш взгляд, может применяться механизм государственно-частного партнерства для создания и модернизации предприятий в соответствии с ESG-принципами?

Преимущество механизма государственно-частного партнёрства состоит в возможности государства определять требования о соответствии проекта социальным и экологическим стандартам. Обеспечить согласованность таких проектов с национальными приоритетами должны обе стороны. Инфраструктурные проекты ГЧП крайне важны для нашей страны в плане перехода к «зелёной» экономике. При определённых условиях они могут стать ESG-стандартами для проектов частных компаний. Сейчас ПСБ обсуждает возможность участия в проектах ГЧП.

ПСБ принял участие в организации первого выпуска «зеленых» облигаций города Москвы. Каковы перспективы такой практики в дальнейшем, будет ли эта форма востребована?

Эта сделка была первой ласточкой. Выпуск соответствует ESG-стандартам Международной организации рынков капитала, цель этого займа — финансирование городских экологических проектов. Сейчас подобные формы «зеленого финансирования» обсуждаются и с другими клиентами банка.

Важнейшее направление деятельности ПСБ − поддержка российского оборонно-промышленного комплекса. Как вы считаете, есть ли специфика реализации ESG-проектов у этого сектора, если сравнивать с компаниями гражданского сегмента?

Мы полностью разделяем мнение, что внедрение ESG-принципов делает компании более устойчивыми. И предприятия ОПК не являются исключением. Экономические и репутационные выгоды от реализации ESG-проектов станут для предприятий этой сферы столь же значимыми, как и для гражданского сектора. Сейчас можно говорить о заинтересованности предприятий в проектах по внедрению энерго- и ресурсоэффективных материалов и технологий, безотходных технологических процессов, в проектах экологического машиностроения. Можно говорить о высокой значимости таких проектов предприятий ОПК в моногородах, где их реализация должна происходить при участии государства. Здесь важна именно социальная составляющая ESG-подходов. Возможность привлечения целевого «зелёного» финансирования приведёт, по нашему мнению, к значительному техническому прогрессу, что будет способствовать развитию передовых технологий и повышению финансовой устойчивости предприятий.

В части применимых финансовых инструментов особых отличий сектора ОПК от других отраслей промышленности нет. Для него актуальны как «зелёные», так и адаптационные, и социальные кредиты и облигации, инструменты, привязанные к целям устойчивого развития.
Особенностью ОПК является его информационная закрытость, не все сведения о деятельности предприятий могут публично раскрываться. Это повышает роль нашего банка в качестве проводника государственной политики и центра компетенций по внедрению ESG-практик в ОПК.

Без дополнительного стимулирования экологическая повестка будет сложнее продвигаться. Какие меры могут стать драйверами ESG-трансформации в России и внедрения ESG-банкинга в частности?

Руководством страны и Банком России сейчас сделаны очень важные шаги для мобилизации ресурсов на экологическую модернизацию и вовлечения в этот процесс большого количества экспертов и заинтересованных участников. Я уверен, что привлекательность и общее количество проектов в сфере устойчивого развития будет расти. Мы отмечаем, что риски зелёного проекта или заёмщика должны оцениваться в индивидуальном порядке, поэтому в качестве мер стимулирования целесообразно отдать приоритет государственным гарантиям и субсидированию ставок по ESG-кредитам, поддержке компаний и инвесторов с точки зрения преференций в налогообложении. Во вторую очередь, нужно обязательно рассмотреть снижение требований к банкам по созданию резервов и расчёту нагрузки на капитал с учётом рейтинга заёмщика.

Для ОПК актуальными мерами поддержки является субсидирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в части «зелёных» технологий. Необходимо также субсидирование процентных ставок и налоговые преференции на федеральном и региональном уровнях. Важны и нефинансовые меры поддержки предприятий, программы повышения квалификации и подготовки кадров в области устойчивого развития. Для успешного построения системы «зелёного» финансирования мы считаем правильным отдать предпочтение методам налогового и бюджетного стимулирования, чем административным.

Читайте также
Прямой эфир