Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Не было претензий»: на Урале сбежавшего из-под домашнего ареста арестовали по делу об убийстве
2021-06-07 17:53:00">
2021-06-07 17:53:00
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Свердловской области расследуют дело об убийстве и ограблении туристки-байдарочницы. Обвиняемым стал 44-летний мужчина, который ранее был судим за разбой, а к моменту предполагаемого преступления находился в розыске — в конце мая этого года он сбежал из-под домашнего ареста, назначенного по делу о преступлении против сексуальной неприкосновенности несовершеннолетней. И представители ГУ ФСИН по Свердловской области, и опрошенные изданием эксперты этот случай называют исключительным, в том числе потому, что домашний арест в России — достаточно редкая мера пресечения, когда речь идет о тяжких преступлениях против личности его почти не назначают, а подобных громких побегов в областной службе исполнения наказаний и вовсе не припоминают. «Известия» разбирались в ситуации.

«Претензий не было»

35-летнюю Анастасию Пыхееву в Свердловской области искали с конца мая. 29 мая женщина, которая, по свидетельствам друзей, любила путешествовать одна, приехала в область из Перми, для того чтобы в одиночку сплавиться на байдарке по реке Серге.

Домой она должна была вернуться 30 мая, однако на связь так и не вышла.

В тот же день ее мать обратилась с заявлением в полицию. В поисках принимали участие сразу несколько поисковых отрядов. После того как один из них обнаружил в лесном массиве недалеко от района, где проходил сплав, ее тело, областное управление Следственного комитета возбудило дело об убийстве.

Спустя несколько дней были задержаны подозреваемые — 44-летний Алексей Еремеев и 26-летняя Ольга Васева. Правоохранители отследили несколько покупок, сделанных по карточке погибшей женщины в магазине города Нижние Серги.

Настя на одном из сплавов — девушка увлекалась туризмом

Анастасия на одном из сплавов — девушка увлекалась туризмом

Фото: vk.com/Анастасия Пыхтеева

Позднее стало известно, что Алексей Еремеев ранее был судим, а к моменту убийства Анастасии Пыхеевой находился в федеральном розыске — после того как сбежал из-под домашнего ареста, рассказал «Известиям» начальник пресс-службы ГУ ФСИН по Свердловской области Александр Левченко.

Под домашний арест, по данным ведомства, он был отправлен в рамках расследования дела о насильственных действиях в отношении несовершеннолетней (ч. 3 ст. 152 УК РФ), уточняют в ГУ ФСИН.

До этого, как ранее уточнили в СУ СК РФ по Свердловской области, мужчина отбыл восемь лет в колонии Екатеринбурга по делу о разбое, сопряженном с изнасилованием.

Во ФСИН отмечают, что до последнего времени никаких нарушений с его стороны зафиксировано не было.

«Он с февраля находился под домашним арестом, и к нему никаких претензий не было, несмотря на то что у него криминальное прошлое», — пояснил собеседник издания.

Не прошел проверку

Решение о переводе под домашний арест было принято Свердловским областным судом. Сначала мужчину отправили под стражу, а затем, в феврале этого года, меру пресечения смягчили, рассказывают в областном управлении ФСИН.

При этом на Алексее Еремееве не было электронного браслета, который позволяет отслеживать передвижения человека и, соответственно, нарушения режима: в Федеральной службе исполнения наказаний это объяснили тем, что у мужчины были медицинские противопоказания, которые не позволяли носить браслет на ноге, как это предписано законом. Это решение суда зафиксировано в документах, подчеркивают там.

19 мая, во время очередной проверки, выяснилось, что мужчина покинул место пребывания, 20 мая по решению суда его объявили в розыск. В четверг, 3 июня, стало известно, что он задержан по подозрению в убийстве, а 5 июня — что его направили в СИЗО по решению суда.

Не было претензий
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

Мужчине было предъявлено обвинение по п. 3 ч. 2 ст. 105 УК РФ («Убийство, совершенное из корыстных побуждений»), сообщили в Следственном управлении СК РФ по Свердловской области.

«По данным следствия, в ночь на 30 мая 2021 года обвиняемый, находясь на берегу реки Серга между городами Нижние Серги и Михайловск в Свердловской области, из корыстных побуждений совершил убийство ранее незнакомой ему 35-летней жительницы Пермского края, находившейся в туристическом походе в Нижнесергинском районе», — говорится в сообщении ведомства.

Женщину, задержанную вместе с ним, проверяют на причастность к совершению преступления.

И опрошенные изданием эксперты, и представители ГУ ФСИН называют эту историю необычной для российской практики. В том числе из-за необычно мягкой меры пресечения для человека, который был ранее судим за совершение тяжкого преступления и проходил по делу об изнасиловании несовершеннолетней.

«Серьезные условия»

В данном случае вопрос заключается не в наличии или отсутствии браслета, а в решении суда, назначившего такую меру пресечения, подчеркивает Виталий Квашис, эксперт Комитета ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию.

«Тут многое зависит от мотивировки решения суда. Но это должны были быть очень серьезные условия — вплоть до неизлечимого заболевания, что в этом случае маловероятно, чтобы назначить в этой ситуации человеку меру пресечения в виде домашнего ареста», — полагает он.

Решения о заключении под домашний арест в России выносятся очень редко, пояснил «Известиям» федеральный судья в отставке, заслуженный юрист России Сергей Пашин.

Не было претензий
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

«Полторы тысячи обращений о первичном заключении под стражу, из них удовлетворяются больше 90%. Довольно редко судьи отказывают в такой мере пресечения или ее смягчают. Так что в основном это (решение о смягчении. — «Известия») может быть связано с той просьбой, которая была обращена к судье», — отмечает он.

Среди причин, которые может принять во внимание суд, — наличие медицинских заболеваний из специального перечня, утвержденного правительством, а также личная характеристика человека. Учитывается в том числе возможность оказания давления со стороны обвиняемого на свидетелей или потерпевших. В то же время судимость будет иметь значение, только если она не была погашена. Если же судимость погашена, а обвинения сняты, эти факторы не могут быть приняты для рассмотрения судом, отмечает он. «Если суд решает смягчить меру пресечения, фактически, это значит, что он доверяет человеку», — отмечает он.

Насколько готовы представители службы исполнения наказаний контролировать соблюдение режима, в том числе, осужденными, которые потенциально могут представлять угрозу, зависит от возможностей ФСИН в конкретном регионе, говорит собеседник издания.

«Капля в море»

Всего в Свердловской области под домашним арестом сегодня находятся около 130 человек, пояснили «Известиям» в региональном управлении службы исполнения наказаний. При этом, уточнили там, это капля в море по сравнению с общим количеством граждан, которые находятся в области на учете уголовно-исполнительной инспекции: это 14 тыс. человек, самый высокий показатель по России.

Сюда в том числе входят люди, которые были переведены на другие условия, — например, те, кто был освобожден условно-досрочно, и те, кому меру пресечения смягчили после нескольких лет пребывания в колонии. В том числе люди, осужденные за совершение тяжких преступлений — убийств или ограблений.

В ГУ ФСИН «Известиям» пояснили, что это «гуманная мера пресечения, которая позволила снизить число заключенных более чем вдвое». По данным ведомства, оно сократилось с 43 тыс. до 21 тыс. человек за год.

Не было претензий
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Контроль за ними осуществляют представители инспекции согласно внутреннему графику внеплановых проверок, пояснили «Известиям» во ФСИН. Частоту проверок там уточнять не стали, сославшись на внутренние правила, но напомнили, что такая мера пресечения не подразумевает постоянного надзора. «Предполагается, что это в том числе и ответственность самого гражданина, которому может грозить ужесточение срока», — отметил Александр Левченко.

Там отмечают, что ранее подобных случаев в области зафиксировано не было. «Было такое, что человек нарушил режим содержания, вышел куда-то, сломал или срезал свой браслет, нагрубил сотрудникам», — уточняет собеседник издания.

Ситуации, подобные той, что произошла в Свердловской области, — когда человек, который находится под домашним арестом, не только нарушает условия содержания, но и совершает особо тяжкое преступление, — встречаются крайне редко, подтверждает Сергей Пашин: «В большинстве случаев, если человек был судим за особо тяжкое преступление, его все-таки заключают в СИЗО под стражу», — подчеркивает он.

Исключительным решение отправить человека, который ранее был судим и проходил по особо тяжким статьям, под домашний арест, называет и почетный адвокат России, бывший начальник криминальной милиции Евгений Харламов.

Адвокатское сообщество, по его словам, приветствует применение домашнего ареста как более гуманную меру пресечения. Но более логичным, отмечает он, в таком случае было бы использовать эту меру в отношении людей, которые проходят по менее тяжким статьям, не связанным с нанесением физического вреда или смерти, но часто сталкиваются с отказами в просьбах о смягчении меры пресечения.

«Я не вправе давать оценку решению суда, наверняка у суда были для этого какие-то серьезные основания. Но непонятно, почему в таком случае эту практику нельзя применять в случае других, менее тяжких статей. Например, о мошенничестве. Да, мошенничество — это серьезное преступление, но где оно, а где разбой, изнасилование и убийство», — резюмирует собеседник издания.

В Свердловском областном суде «Известиям» пояснили, что Алексей Еремеев с июля прошлого года находился под следствием по обвинению в покушении на изнасилование несовершеннолетней. На время предварительного следствия он был взят под стражу, при этом срок содержания под стражей неоднократно продлевался. В середине февраля суд удовлетворил апелляцию Еремеева о переводе под домашний арест, учитывая продолжительный срок предварительного следствия, его характеристики, а также то, что следователи не смогли собрать весомых данных, свидетельствующих о том, что обвиняемый мог воспрепятствовать производству по уголовному делу. После сообщения о побеге 19 мая мера пресечения была изменена на заключение под стражу, уточнили изданию в суде.

Читайте также