Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Наука
Россия приступила к проектированию собственной космической станции
Мир
Башар Джаафари стал новым сирийским послом в России
Спорт
Карякин стал победителем соревнований по блицу на турнире «Шахматные звезды»
Мир
В NASA заявили о желании продлить программу перекрестных полетов с РФ
Мир
Virgin Atlantic решила закрыть рейсы в Гонконг из-за невозможности летать над РФ
Мир
Глава TotalEnergies назвал введение потолка цен на нефть из РФ плохой идеей
Мир
Глава делегации РФ в Вене предостерег США от поставок дальнобойного оружия Киеву
Мир
Дипломат Гаврилов заявил о подстрекательстве Киева Западом к отказу от переговоров
Мир
В Лондоне выступили против участия России в расследовании по «Северным потокам»
Мир
ЕС планирует официально запустить 17 октября тренировочную миссию для ВСУ
Мир
Умерла итальянский модельер Франка Фенди
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В приложенной в конце этой книги биографической справке «Об авторе» написано среди прочего: «...считает, что по профессии он — рассказчик». Большинство жителей планеты, однако, знает Мэттью Макконахи в несколько ином качестве — как оскароносного брутального красавца, исполнителя ролей заблудших астронавтов, стриптизеров-резонеров и склонных к пьяной метафизике копов. Тем не менее и в качестве рассказчика собственной биографии Макконахи удается блеснуть. Критик Лидия Маслова представляет книгу недели, специально для «Известий».

Мэттью Макконахи

Зеленый свет

СПб.: Азбука, Азбука Аттикус, 2021. — пер. с англ. А. Питчер. — 320 с.

В довольно изобретательно оформленных мемуарах голливудской звезды Мэттью Макконахи оглавление выполнено в виде бумажек-стикеров, словно наклеенных, на холодильник или на бампер (в одном из примечаний актер признается в любви к коллекционированию «бамперок», как он их называет). Уже сами названия глав: «Найди волну», «Проселочные дороги и магистрали», «Переверни страницу», «Дерзни взять высоту», сигнализируют, что без назидательного лайф-коучинга дело не обойдется.

В авторе «Зеленого света» сразу угадывается особый, весьма распространенный тип рассказчика — взяв слово, он никак не может приступить к собственно повествованию, провоцируя нетерпеливого слушателя-читателя на понукания: «Да не тяни ты кота...» Лишь на 19-й странице, уже почти отчаявшись, наконец видишь долгожданную фразу: «Расскажу-ка я кое-что о себе, чтобы было понятнее, в чем дело». До этого идут несколько «введений» и преамбул, некоторые на отдельных стикерах — дальше книга обильно пестрит «бамперками» с размышлениями о том о сем, иногда похожими на стихотворения в прозе. Или вдруг некоторые страницы превращаются в рукопись с авторскими подчеркиваниями и пометками маркером, разумеется, зеленым, выделяющими особо ценные мысли: «Каждый должен знать, что ему нужно, и мы все знаем, что нужно выжить».

Мэттью Макконахи

Мэттью Макконахи

Фото: Global Look Press/Matthew McConaughe

Оформительский креатив, напоминающий дембельский альбом, в общем-то облегчает контакт с книгой и развлекает по ходу чтения. Особенно если не очень вникать в содержание этих «опавших листьев»: то, что на них запечатлено, часто оказывается глубокомысленной банальностью и не всегда блещет остроумием («Иногда, чтобы продвинуться вперед, надо вернуться» или «Здравый смысл — он как деньги и здоровье. Если он у тебя есть, то сохранить его — немалый труд»).

Мэттью Макконахи, прямо скажем, не Фаина Георгиевна Раневская, и в веселых компаниях, где любят анекдоты, его афоризмы вряд ли произведут сокрушительный эффект. Но если вы планируете оказаться на заседании солидных и серьезных людей, любящих порассуждать об «осознанности» и о том, что жизнь нельзя проживать, как Бог на душу положит, а каждый день нужно извлекать какую-то мораль, тогда «Зеленый свет», бесспорно, станет кладезем философских изречений. В меру туманно-поэтических, в меру доходчивых: «Истина — как перец халапеньо: чем ближе к сердцевине, тем горячее».

С первых же страниц книги в памяти всплывает какой-то очень знакомый экранный образ: наверное, так могли бы выглядеть мемуары Далласа, владельца стриптиз-клуба из фильма Стивена Содерберга «Супер Майк». Это один из самых упоительных мужчин в фильмографии Макконахи — заслуженный работник стриптиза, гуру соблазнения, стриптизер-резонер, сочетающий профессиональную деформацию личности с характерной речевой манерой лайф-коуча, постоянно изрекающего какие-то правила.

Сам автор книги изображен на суперобложке мудро прищурившимся вдаль, с прижатыми к губам ладошками, словно в некой молитве. Морщины на лбу актера, похоже, разглажены с помощью фотошопа, а зря — безмятежно гладкое чело не к лицу автору, который так много и напряженно размышляет. Если «раздеть» книгу Макконахи, под задумчивым супером обнаружится минималистская обложка «песочной» фактуры, на которой ничего нет, кроме лаконичного рисунка посередине, — это светофор с тремя зелеными огнями. Ведь как рассуждает человек, достигший еще только первичной стадии просветления: «Зачем ломиться на красный свет, если на каждом углу стоят светофоры с зеленым?»

Гораздо более продвинутый исполин духа, Мэттью Макконахи вообще не признает, что у светофора бывают другие цвета, кроме зеленого. «Иногда зеленый свет притворяется желтым или красным», — пишет автор книги, считающий, что при правильном подходе к жизни предупреждающие и запрещающие цвета неминуемо превращаются в обнадеживающий зеленый.

К счастью, мемуары Макконахи состоят не из одних поэтических лайфхаков о добывании зелени из любых подручных компонентов — в книге хватает и интересных историй, и колоритных персонажей. Прежде всего подкупает образ матери героя. Кроме того, что она была университетской королевой красоты, ей, судя по всему, был присущ неукротимый характер и лишь один, зато универсальный жизненный принцип: поступай так, как считаешь правильным лично ты. Но это лишь один из факторов влияния, сформировавших неповторимую индивидуальность Мэттью Макконахи, который воспитывался в строгости в самом классическом смысле слова. Его нещадно пороли за вранье, оскорбительные слова, а также за фразу «не могу» (впрочем, автор книги отдельно настаивает, что телесные наказания ни в коем случае не пропагандирует).

Ориентируясь на образ «человека возрождения», который «повсюду чувствует себя как дома», Макконахи много места уделил своим разнообразным странствиям — духовному паломничеству на Амазонку или поездкам по хайвеям США. Рядом с рассказом, как путешественник оснастил микроавтобус баром с холодильником и магнитофоном с микрофоном, чтобы записывать свои рассуждения прямо за рулем (многие из них вошли в книгу), наклеен стикер с афоризмами о том, что главное — не конечная цель, а путь: «Для меня, как в джазе, жизнь — это река».

Объездив в своем «передвижном офисе» всю страну, Макконахи хорошо изучил обитателей трейлер-парков. «Я, будто из первого ряда на лекции по актерскому мастерству, наблюдал не за вымышленными персонажами, а за настоящими людьми», — пишет актер, мимоходом формулируя один из важнейших секретов своей профессии, который заключается в наблюдательности.

«Зеленый свет», вероятно, немного разочарует тех, кто берется за актерские мемуары в надежде на традиционные «смешные случаи на съемочной площадке». Юмористического тут почти нет, но есть примеры целеустремленности и ответственности, пригодные для подражания. Скажем, рецепт похудения для «Даллаского клуба покупателей», принесшего актеру «Оскар (в дело подшита и фотография изможденного Макконахи, от которого остался почти один скелет, и странички из блокнотика, где отмечалась ежедневная потеря веса). Выходит так, что даже для человека, который сумел поймать «зеленую волну» и сделал блестящую карьеру без сверхъестественных усилий, кино тем не менее — тяжелый труд, а стриптиз, в том числе и душевный, необходимый в любых хороших, искренних мемуарах, — это не только искусство, требующее вдохновения, но целая фундаментальная наука, к которой нельзя подходить легкомысленно.

Читайте также
Реклама