Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Никто не подписывал с вирусом договор»
2021-04-16 13:48:14">
2021-04-16 13:48:14
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Прием российских туристов в Греции после 19 апреля будет идти в прежнем режиме — 4 тыс. человек в неделю с необходимостью соблюдать семидневный карантин по приезде. Об этом в интервью «Известиям» заявил министр туризма республики Харис Теохарис. По его словам, начать отменять ограничения руководство страны планирует с 14 мая. Политик также рассказал о том, сколько греческий туризм потерял и приобрел на фоне пандемии, что мешает вакцинации греков и россиян от COVID и при каких условиях Афины будут готовы закупить российский «Спутник V».

«На время карантина надо оставаться в отеле»

— 15 апреля стало известно, что Греция готова принимать российских туристов с 19 апреля. Сейчас в вашу страну могут въезжать по 4 тыс. граждан РФ в неделю. Означают ли вчерашние новости, что все ограничения будут полностью сняты?

Мы объявили, что откроемся 14 мая. Это та дата, когда большинство ограничений будут сняты и начнет работать итоговая система. Это значит, что люди смогут приезжать при наличии как сертификата о вакцинации, так и отрицательного ПЦР-теста. Также будут проводиться тесты в аэропортах. Те, у кого будет выявлен положительный результат, будут уходить в режим изоляции, чтобы остальные люди — как наши граждане, так и наши друзья из России — были в безопасности. Мы на пути к этому — мы постепенно снимаем ограничения. Чтобы выяснить, будут ли они частично отменены с Россией, сейчас ведутся обсуждения: мы говорим с нашими докторами, ваше правительство консультируется со своими специалистами. Поэтому пока слишком рано говорить о том, что это [снятие всех ограничений] возможно. Это то, что мы хотели бы сделать, но это никоим образом не данность.

— Можете, пожалуйста, прояснить в нескольких словах, будет у российских туристов возможность въехать в Грецию 19 апреля или нет? Есть какие-то предусловия или что-то, что для этого должна сделать российская сторона?

— На данный момент до 4 тыс. россиян в неделю могут приезжать в страну. Им надо уходить на карантин по прибытии. Вопрос о том, когда мы сможем снять эти ограничения или изменить параметры карантина, до сих пор открыт. Отвечая на ваш вопрос, наиболее оптимальным будет сказать, что может приезжать ограниченное число россиян с дальнейшим помещением на карантин.

Греция
Фото: Global Look Press/Anna Ponomareva

— Каков срок карантина?

Семь дней. После него вы можете ехать туда, куда вы хотите поехать.

— Можете, пожалуйста, прояснить: когда российский турист приезжает в Грецию, скажем, на 14 дней, это значит, что семь из них ему предстоит провести в своем отеле?

— Это верно, на время карантина надо оставаться в отеле. В некоторых случаях это как раз то, что поездка и предполагает, — отдых в режиме «всё включено», поэтому принципиальной разницы нет. Тем не менее это те правила, которым все должны следовать.

«Мы находимся в начале конца пандемии»

— Вы говорили, что Греция готова выдавать россиянам шенгенские визы. Нужно ли Афинам получить для этого какое-то разрешение от Евросоюза? И когда может начаться выдача виз?

У нас уже есть заявки на визы, и на протяжении всего прошлого года мы их выдавали — этот процесс мы никогда не приостанавливали. Это не вопрос одобрения. Выдача виз идет. Некоторые страны временно этот процесс останавливали, мы этого не делали никогда. Это показывает близость отношений между Грецией и Россией и желание облегчить поездки россиян в республику с момента подачи заявления до их возвращения домой, сделать этот процесс очень гладким.

— Для туризма прошлый год выдался довольно сложным. Как много Греция потеряла в 2020 году по сравнению с 2019-м? И, может, есть что-то, что Греция приобрела?

— Мы потеряли в плане цифр. Малую часть этих потерь возместили сами греки, которые не путешествовали за рубеж. В целом в прошлом году мы потеряли порядка 75% прибыли от въездного туризма.

Из приобретений — это доверие: люди увидели, что мы справлялись с пандемией максимально эффективно, ставя в приоритет здоровье наших граждан. Этот подход применим и к тем, кто въезжает в нашу страну: мы хотим, чтобы они были в безопасности. Мы стали первыми, кто начал открываться, и доказали миру, что туризм и безопасность могут существовать вместе. В прошлом году у нас было мало гостей, однако на ход пандемии в Греции это не повлияло.

Греция
Фото: REUTERS/Louiza Vradi

— А что касается российских туристов — сколько их было в 2020 году по сравнению с обычными показателями и на какие цифры вы рассчитываете в 2021-м?

— Их было очень-очень мало — десятки тысяч по сравнению с более чем полумиллионом. Для туристических потоков между двумя странами это был очень сложный год. Сейчас мы находимся в начале конца пандемии, и это важно для тех, кто едет на отдых, и тех, кто, как мы, принимает отдыхающих. Всем очень важно вернуться к некоторой нормальности. И это принципиально для греко-российских отношений, потому что нынешний год — исторический (в 2021 году Греция отмечает 200-летие революции. — «Известия»), мы помним роль России в нашей войне за независимость. Это время приехать в Грецию и понять, что наше сотрудничество идет уже на протяжении веков.

— В марте Евросоюз одобрил так называемые цифровые зеленые сертификаты (документальное подтверждение того, что человек вакцинирован, или переболел COVID, или получил отрицательный тест). Их цель в том, чтобы спасти грядущий туристический сезон. Как этот механизм будет работать в Греции и как его можно применить к туристам из России?

— Это очень важная инициатива, которую наше правительство взяло на вооружение. В январе наш премьер-министр Кириакос Мицотакис отправил письмо [главе Еврокомиссии] Урсуле фон дер Ляйен, в котором высказался в пользу этих сертификатов. Мы сказали, что начали вакцинацию и что уже привитые люди не должны и дальше проходить ПЦР-тесты. Мы должны дать им зеленый свет на передвижения, но в то же время мы не должны дискриминировать других людей и дать им возможность путешествовать при наличии отрицательного теста на COVID.

Значение этой идеи в том, что она показывает, как технологии могут защищать наше здоровье в путешествиях. Это еще одна сфера, где Европа может продемонстрировать свое лидерство.

— Это не будет препятствовать, а, напротив, поможет въезду в ЕС?

— Да. Цифровой зеленый пропуск открывает путь к отмене ограничений на передвижения. Мы хотим снять их в отношении России и других стран. Он вводится не только для того, чтобы жители ЕС могли путешествовать внутри Европы, но для того, чтобы это могли делать все. Мы хотим обеспечить свободу передвижения, ведь это одна из четырех свобод, на которых зиждется Евросоюз.

«Сейчас больше людей высказываются в пользу прививок»

— Говоря о вакцинации, как вы оцениваете ее ход в Евросоюзе, Греции и России?

— Я не знаю всех деталей российской программы вакцинации. В целом есть три нюанса касательно любой такой программы: во-первых, желание людей получить прививку; во-вторых, организация этого процесса — в частности, наличие достаточного числа центров вакцинации; в-третьих, количество доступных вакцин. Если что-то из этого идет не так, можно говорить о проблемах. В России, возможно, есть сложности с тем, чтобы убедить людей в том, что им надо вакцинироваться. У нас такой проблемы нет, однако мы сталкиваемся с недостатком вакцин в контексте общеевропейских закупок. Возможно, переговоры прошли не лучшим образом, я не знаю. В любом случае мы надеемся получить больше препаратов в ближайшее время. На днях Pfizer предоставила свои вакцины, но, с другой стороны, есть сложности с другими производителями. Что касается нас, то сейчас мы вышли на полную скорость вакцинации нашего населения.

— Какие препараты из портфеля ЕС использует Греция?

— Все одобренные вакцины — AstraZeneca, Pfizer, Moderna, и скоро у нас появится Johnson & Johnson.

Харис Теохарис

Министр туризма Греции Харис Теохарис

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

— Как вы оцениваете новости о препаратах AstraZeneca и Johnson & Johnson? Появлялись сообщения о том, что они могут вызывать тромбы.

— Я не доктор, поэтому дать какую-то медицинскую оценку не могу. Скажу, что эти вакцины проверяли различные медицинские агентства, и они сошлись в том, что рисков гораздо меньше, чем преимуществ.

— По вашим оценкам, сколько жителей Греции хотят получить вакцину? Есть ли те, кто считает, что это может быть опасно?

— Изначально соотношение было 50 на 50, что было не так плохо. Мы начали вакцинацию с возрастных групп, поскольку для них вирус более опасен. Сейчас больше людей высказываются в пользу прививок: по нашим исследованиям, порядка 75% хотят получить вакцину.

— Приношу извинения за личный вопрос, но вы сами делали прививку? И если да, то каким препаратом, если не секрет?

— Да, я получил прививку в рамках программы по вакцинации министерств, организованной для того, чтобы мы продолжали работу. Я не спрашивал, но вроде это была Pfizer.

«Мы привержены европейскому подходу»

— В Евросоюзе идут споры вокруг российской вакцины «Спутник V»: некоторые страны настаивают на ее включении в портфель ЕС, другие, а вместе с ними и Брюссель, более сдержанны на этот счет. Недавно ваш премьер-министр господин Мицотакис отверг идею закупки этого препарата, чтобы не вступать в противоречие с Евросоюзом. Считает ли Греция, что «Спутник V» должен стать частью европейского портфеля?

Мы страна, которая верит в европейскую интеграцию, поэтому считаем, что нам надо создавать общие институты даже за пределами политического измерения. У нас есть свои медицинские агентства и общеевропейские медицинские институты. В теории они должны работать вместе — нет причин для того, чтобы сталкивать их друг с другом. Греческое медицинское агентство дает те же рекомендации, что и EMA (Европейское агентство лекарственных средств. — «Известия»).

Спутник V
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Полегенько

С другой стороны, мы узнавали, надо ли тестировать людей, которые получили «Спутник V», и свидетельства показали, что нет: к привитым этой вакциной людям должен быть такой же подход, как и к тем, кто получил препараты, одобренные EMA. Таким образом, мы воспринимаем все вакцины одинаково, но с юридической точки зрения мы привержены европейскому подходу.

— Если EMA одобрит «Спутник V», будет ли Греция готова закупить этот препарат?

— Стопроцентно. Как только он получит одобрение, он станет частью пакета вакцин, которые странам разрешено использовать.

— Если говорить о вакцинации в целом, считаете ли вы эту сферу свободной от политики?

— Думаю, об этом надо говорить иначе: нам надо привнести в нее больше политики. Мы видели, как некоторые государства действовали очень конкурентно, пытаясь получить вакцины раньше других стран. Недавно ряд политиков в своем совместном письме заявил, что нам надо создать новое международное соглашение о вакцинации, которое бы гарантировало справедливость в распределении препаратов. Потому что это было очень неравномерно и сложно. Пришло время решить на политическом уровне, как это можно сделать лучше.

— Первой такой инициативой стал COVAX (глобальный механизм распределения вакцин, направленный в первую очередь на бедные страны). Как вы оцениваете работу этого механизма?

— Это очень интересный инструмент. Думаю, ему нужно больше поддержки и движущей силы, которые могли бы решить проблемы с доступом к вакцинам. Это благородное усилие, которое надо продолжать предпринимать.

«Я призываю всех получить вакцину»

— Хотела бы вернуться к туристической тематике и поговорить об авиасообщении. Насколько знаю, сейчас нет прямых перелетов между Россией и Грецией…

— Еженедельно в Афины дважды летает «Аэрофлот» и дважды Aegean Airlines, а также есть один рейс в Салоники.

— Когда можно ожидать полное возобновление прямых перелетов в Грецию?

— Это часть текущих обсуждений. Надо снять ограничения, нормализовать ситуацию, разработать расписание рейсов. Конечно, всё определяет спрос: хотят ли люди приехать в Грецию или в Россию. Но чтобы сделать это, надо снять ограничения — мы обсуждаем это с Ростуризмом и Министерством транспорта.

самолет
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Полегенько

— А сколько греческих граждан приезжали и приезжают в Россию?

— По сравнению с количеством россиян, посещающих Грецию, цифры гораздо меньше. Но Россия — это прекрасная большая страна. Мне самому посчастливилось приехать сюда туристом 20 лет назад и провести здесь больше месяца. Я был не только в Москве, но в Сибири — на Байкале. Это часть моей юности, воспоминания. Поэтому я предлагаю грекам также открыть для себя неизвестную им Россию.

— Есть ли у них сейчас такая возможность для открытий?

— У некоторых да. Рейсов не так много, но как только ситуация нормализуется, возможностей станет больше.

— Последний вопрос. Когда, по вашему мнению, пандемия подойдет к концу и всё снова вернется в норму?

Никто не подписывал с вирусом договор о том, когда он уйдет, поэтому никто не знает (смеется). Думаю, его окончание уже в пределах видимости, но, может, пока не в пределах досягаемости. Именно поэтому мы должны быть осторожны, следовать всем правилам и, конечно же, прививаться. Я призываю всех получить вакцину, потому что это путь к свободе. А свобода — это то, чего мы все хотим.

Читайте также