Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Пандемию побеждают тотальной вакцинацией»
2021-03-19 21:47:45">
2021-03-19 21:47:45
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Повторные заражения SARS-CoV-2 всё же случаются и чаще всего у пожилых, рассказал в интервью «Известиям» вирусолог, руководитель лаборатории геномной инженерии МФТИ Павел Волчков. Это происходит, по его словам, из-за старения иммунной системы вместе со всем организмом. Поэтому возрастным гражданам нужно прививаться, причем лучше всего — стандартным «Спутником V». А для людей с хроническими заболеваниями и, возможно, детей больше подойдет «Спутник Лайт», считает ученый. Что же касается беременных, то им пока вакцинация не рекомендована. Не надо проходить ее и переболевшим ковидом. Всем остальным стоит перейти от выжидательной позиции к действию и сделать прививку уже сейчас, отметил Павел Волчков. Тем более смертность от коронавируса снижается довольно медленно, и сейчас в особой опасности пожилые граждане, которые весь год носили маски либо сидели дома. Поэтому вакцина сегодня — средство массовой безопасности.

Полный зал

— В научных статьях указывают, что повторно коронавирусом чаще всего болеют люди старше 65. С чем это связано?

— По моим предварительным данным, частота повторных заражений мала. Если заражение и происходит, то во второй раз болезнь протекает гораздо мягче, чем в первый. Но повторные заражения всё же случаются, и чаще всего у пожилых. Происходит это по той же причине, которая влияет и на высокую смертность в возрастных группах, — из-за старения иммунной системы вместе со всем организмом. Наш адаптивный иммунитет (B-клеточный и T-клеточный) имеет свои возрастные этапы: много T-клеток и B-клеток продуцируется в детстве, в юности и всё меньше, когда мы взрослеем. А в пожилом возрасте новые B- и T-клетки практически не формируются.

— Почему это происходит?

— Есть такой орган — тимус — он располагается над сердцем. В нем и вызревают T-клетки. Годам к 40–50 тимус рассасывается и практически исчезает. У пожилых людей его почти нет, поэтому и не продуцируются новые T-клетки. Взрослые, и особенно пожилые, живут с тем набором T-клеток, который у них успел сформироваться.

Если представить зрительный зал, то в детстве он наполнен наивными T-клетками, B-клетками, которые еще никогда ничего не видели. Человек сталкивается с новыми инфекциями, и постепенно места заполняются memory — созревшими функциональными клетками, которые будут в течение всей жизни с вами, чтобы, если вы увидите еще раз ту же самую инфекцию, отреагировать на нее. Это и есть часть иммунитета. К пожилому возрасту весь зрительный зал заполняется зрелой T-клеточной и B-клеточной памятью, для новых наивных T-клеток даже нет места. А они нужны, чтобы распознавать что-то новое, например коронавирус, внезапно пришедший в нашу популяцию.

SARS-CoV-2 опасен именно для пожилых, поскольку T-клеточный репертуар у них уже ограничен. Тем не менее какое-то количество наивных T-клеток и B-клеток все-таки есть. И у B-клеток есть способ доадаптации на новые мишени — соматическая гипермутация. Пожилые люди все-таки вырабатывают иммунитет к чему-то новому, он просто не настолько эффективен, как у детей, молодежи и людей среднего возраста. Если иммунитет поборолся с вирусом и выработал какое-то решение, которое победило, но при этом репертуар T­-клеток и B-клеток редуцирован, то риск вторичных заражений выше.

— Какая вакцина из существующих подойдет возрастным гражданам?

Сейчас уже достаточно большое количество людей в пожилом возрасте иммунизировались стандартным «Спутником V», и серьезных побочных эффектов он у них не вызывает. Поэтому я бы рекомендовал прививаться «Спутником V». А вообще для людей с хроническими заболеваниями и, возможно, для детей больше подойдет «Спутник Лайт». Есть определенная динамика: чем моложе человек, тем более агрессивно, яростнее иммунная система отвечает на «Спутник V». Мое наблюдение: пожилые люди легче переносят вакцинацию.

Ампула с 1 дозой вакцины «Спутник V»

Ампула с одной дозой вакцины «Спутник V»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Коньков

Когда появится возможность прививать людей с онкологическими, аутоиммунными и другими серьезными заболеваниями? Нужно ли для них разрабатывать специальные препараты?

— В идеале вакцина должна быть чуть ли не персонализированной, для конкретного Петрова и Смирнова. Однако цена такого препарата возрастает. Поэтому сейчас, наверное, невозможно появление персональных вакцин. Я бы остановился на применении текущих препаратов и их лайтовых форм для людей с онкологическими, аутоиммунными и другими заболеваниями. Вообще нужно рассматривать конкретную ситуацию. Если люди не находятся под текущей жесткой химиотерапией цитостатической, можно применять вакцину. В период лечения эффективность вакцинации, скорее всего, будет незначительной. Дело в том, что вакцина вызывает пролиферацию — разрастание ткани организма путем размножения клеток иммунной системы. Химиотерапия направлена на поражение пролиферирующих клеток опухоли, поэтому если человек находится на лечении, то лучше не вакцинироваться, так как от этого не будет эффекта.

— Почему не прививают беременных?

— Обычно беременные — «каста неприкасаемых» для вакцинации. Однако в относительно недавнем отчете компании Moderna рассказано о случае, что такую женщину привили. Эта новость поставила меня в тупик. Наиболее опасной считается вторая фаза первого триместра, потому что у ребенка активно формируется центральная нервная система и любые побочные эффекты в виде воспаления крайне не рекомендованы. Вакцина — все-таки профилактическое средство. Наверное, стоит думать о вакцинации беременных женщин, если уровень инфекции вокруг становится крайне высоким.

Опасная тактика

— По некоторым данным, в России от COVID-19 привито более 7 млн человек. Как вы оцениваете темпы кампании?

— Вакцинированных в нашей стране уже достаточно много, но хотелось бы больше. Сейчас 7 млн готовых доз ожидают потребителей. Сдерживающих факторов достаточно много. Есть большое количество людей, которые скептически относятся к чему бы то ни было, и к вакцинам в частности. Наряду с активными противниками есть и пассивные. Сначала они ждали вакцину, потом начали ждать, что она станет лучше, затем еще получше. Такое впечатление, что они готовы ждать до тех пор, пока пандемия не закончится, не понимая, что вакцина — средство массовой безопасности. Таким образом пандемию и побеждают.

Пункт вакцинации от коронавируса в ГУМе в Москве

Пункт вакцинации от коронавируса в ГУМе в Москве

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

— То есть вы советуете не оттягивать решение о вакцинации?

— Да, не стоит. Я понимаю, что человек борется с настороженностью по отношению к чему-то новому, с общей социальной ответственностью. Хочется объяснить, что, не вакцинируясь, люди избегают возможной опасности побочных эффектов от вакцины, но подвергают себя опасности переболеть. А последствия болезни гораздо существеннее. Скорее всего, здоровый молодой человек перенесет инфекцию относительно легко. Но у всех есть мама с папой, дедушки и бабушки. А они обычно плохо переносят инфекцию и, к сожалению, часто умирают. Отказывающиеся вакцинироваться подвергают серьезному риску своих старших родственников.

— Глава Роспотребнадзора Анна Попова озвучила мнение ученых, по которому каждый десятый человек в мире невосприимчив к вакцинации. Согласны ли вы с этим? По каким причинам у людей не вырабатывается иммунитет?

— Я считаю, что ее заявление неправильно интерпретировали. Иммунитет всё равно вырабатывается. Если эффективность вакцины — 90%, например у «Спутника V», Pfizer и Moderna, то это не значит, что у 10% вакцинированных не образовалось защиты. У них иммунитет был, но вирус все-таки смог прорвать барьер. Они заразились, но течение было легкое или бессимптомное.

— Если человек переболел коронавирусной инфекцией, нужно ли ему делать прививку?

— Я бы не рекомендовал вакцинироваться после заболевания. Эффективность естественного иммунитета достаточно велика — выше показателей, которые мы получаем от прививки, или сравнима с ними. После болезни или вакцинации через полгода-год уровень антител падает. Но это не значит, что вам нужно идти и вакцинироваться. Прививка уровень антител повысит, но иммунитет особо не улучшит.

Интересный вирус

— Почему смертность от коронавирусной инфекции снижается так медленно?

— Врачи научились держать пациента на аппаратах ИВЛ бесконечно долго. Но, к сожалению, у нас отсутствует реабилитация, нет терапии для людей, которые длительное время находятся на аппаратах искусственной вентиляции легких, на аппаратах ЭКМО (экстракорпоральной мембранной оксигенации — это метод насыщения крови кислородом, при котором аппарат напрямую подключается к системе кровоснабжения. — «Известия»). По мнению медиков, если пациент дошел до ИВЛ, его трудно потом с нее снять, а бесконечно на аппаратах они лежать не могут. Люди теряют жизненный объем легких, которые поражаются очень сильно. Жить без значительной части легких сложно, именно поэтому летальность всё еще такая высокая. Часто болезнь этих пациентов отягощается инфекциями уже бактериальной природы, что является триггером высокой смертности.

Медсестра у пациента в реанимационном блоке

Медсестра у пациента в реанимационном блоке

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Изменилось ли соотношение тяжелых и легких случаев по сравнению с весной прошлого года или осенью?

— Это достоверно не известно. Но я предполагаю, что в основном уже переболели социально активные люди, которым весь этот год приходилось работать и учиться. Сейчас инфицируются больше те, кто весь год был аккуратным и носил маски либо сидел дома. Среди них высокая доля пожилых людей. Я предполагаю, что сейчас баланс по заболеваемости мог сдвинуться в их пользу, а у них тяжелые формы более вероятны.

— В Россию начали проникать британский и южноафриканский штаммы коронавируса. Есть ли вероятность завоза других вариантов и чем они могут быть опасны?

— Все мутации коронавируса примерно одинаково опасны для нас. Штаммы постоянно эволюционируют. Особенность британского в скорости распространения, у южноафриканского большее количество мутаций, и это делает его более резистентным к антителам, которые выработались уже у переболевших или вакцинировавшихся. Это не значит, что у этих людей нет иммунитета, просто эффективность их защиты будет слегка снижена к южноафриканской версии. Думаю, если российский штамм долетит до Британии, он будет таким же интересным. Но мы про него существенно меньше знаем, потому что не так много денег вложили в секвенирование вирусов, как британцы. Те изучили геном беспрецедентного количества версий вируса, именно поэтому мы получаем такой огромный объем информации на эту тему. Но это создает гипертрофированную подсветку некоторых вирусов. А про какой-то, допустим, индийский вирус мы практически ничего не знаем. Я не поверю, что в стране с населением около 1,4 млрд человек нет своих вирусов. Наверняка они есть, и не менее опасные, чем британский или южноафриканский, просто туда мы фонариком не светим. Поэтому я бы одинаково боялся всех штаммов.

Читайте также