Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«У меня не тот возраст, чтобы симулировать»

Нападающий «Салавата Юлаева» Данил Башкиров — о силовой борьбе, серии плей-офф КХЛ с «Ак Барсом» и игре на МЧМ в Эдмонтоне
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Второй раунд плей-офф КХЛ стартует 17 марта. Пожалуй, самым принципиальным противостоянием будет так называемое зеленое дерби между казанским «Ак Барсом» и уфимским «Салаватом Юлаевым». В составе клуба из Башкортостана выступает молодой нападающий Данил Башкиров.

Он закрепился на уровне КХЛ в нынешнем сезоне, успел поиграть в молодежной сборной России на победном Кубке Карьяла — финском этапе Еврохоккейтура, а затем и на январском молодежном чемпионате мира в Эдмонтоне.

Накануне старта противостояния с «Ак Барсом» 19-летний Башкиров дал интервью «Известиям», в котором заявил о готовности постоять за себя в схватке с казанцами, поделился впечатлением о работе с главным тренером молодежки Игорем Ларионовым и от игры ударного финского атакующего звена «Салавата».

— Многие ждали, что серия первого раунда плей-офф «Салавата» с «Трактором» затянется надолго. Особенно после того, как челябинцы выиграли первый матч (3:1). За счет чего быстро перевернули серию и не оставили шансов сопернику, выиграв ее по итогам пяти встреч?

— Думаю, мы просто придерживались плана, той системы игры, которую нам дает наш тренерский штаб. Может быть, в первом матче что-то не получилось. Все равно первая игра плей-офф обычно тяжело дается. Возможно, у нас присутствовало волнение. А потом мы следовали плану и добились своего.

— Ожидали, что серия пройдет так быстро?

— Мысль, что противостояние с «Трактором» может быть долгим, у нас проскакивала. Хорошо, что прошли этот раунд в пять игр. Но все матчи были тяжелые. Каждый из них шел до гола. Очень здорово, что закончили так быстро.

— Вашему звену многое позволяется в творческом плане или заставляют акцент делать на оборонительную и силовую работу?

— Нас не особо заставляют заниматься исключительно силовой борьбой. Просто есть общие требования побольше играть с шайбой, держать ее до последнего и стараться создавать моменты. Понятно, что во всех командах от четвертых звеньев ждут надежной игры в обороне, а в атаке уже как получится. Но нас точно не ограничивают какими-то жесткими рамками.

— Вы готовы к тому, что «Ак Барс» может устроить на вас охоту за эпизод с Дмитрием Воронковым в февральском матче регулярки, когда после его удаления казанцы обвинили вас в симуляции?

— Как-то не думал об этом. (Смеется.) Но если такое будет, то ради Бога. Я готов к силовой борьбе.

— В случае чего сами будете драться или кто-то за вас заступится?

— Не знаю, не могу ничего сказать по этому поводу. Если уж дойдет до крайней ситуации, придется силовым образом постоять за себя. Я готов к этому.

— В «Ак Барсе» есть такие специалисты по силовым приемам и дракам, как Андрей Педан и Михаил Фисенко. Не боитесь их?

— По силовым приемам я никого не боюсь. А по драке надо все взвешивать. Понятно, что мне с моими габаритами и моим весом странно лезть куда-то в стычку с двухметровым и 120-килограммовым игроком.

— Ожидали, что шум из-за инцидента с Воронковым будет столь громким?

— После игры меня удивило это. Я знал, что возможен такой шум, но все равно повышенное внимание было неожиданным. В принципе, я уже говорил честно, что не симулировал. Да, где-то упал сам, не удержался. Но ни в коем случае не симулировал. У меня не тот возраст, чтобы симулировать. Мне играть надо, а не исполнять какие-то моменты.

— Часто общаетесь на тренировках с вашим финским звеном?

— Бывает, что финны что-то подсказывают на тренировках, но не скажу, что прям учат меня. Я сам стараюсь подсматривать что-то в их исполнении и брать для себя. Их опыт, мастерство и взаимодействие друг с другом производят впечатление. Настоящая химия в звене — приятно наблюдать.

— С молодежного чемпионата мира вы вернулись сильно другим хоккеистом?

— После МЧМ в каком-то плане, возможно, было полегче в КХЛ, потому что в Эдмонтоне скорости были выше. Правда, первые матчи после возвращения были немножко непонятные. Видимо, из-за акклиматизации. У нас на следующий день после прилета была тренировка, а потом сразу игра. Глаза закрывались, и особой разницы почувствовать не удалось. Только в скоростях. Но, может быть, такое впечатление из-за маленькой площадки в Канаде.

— На МЧМ вам часто меняли звенья. Тяжело было перестраиваться?

— Нет, мне в принципе без разницы. Стараюсь со всеми играть. Где меня видели тренеры, там я старался закрывать имеющуюся дырку.

— Где больше нравится играть — на краю или в центре?

— На краю мне комфортнее. Я там большую часть жизни играл. Но в центре тоже нравится. Всегда больше в движении находишься и шайбу на скорости получаешься нежели, чем в своей зоне на полборта приходится стартовать.

— Долго эмоционально отходили от неудачи сборной в Эдмонтоне?

— Старался сделать выводы по своей игре и долго не мусолить, потому что все это очень обидно. И поэтому стараешься просто забыть о таком. Сделать выводы и забыть. Через пару-тройку дней после окончания МЧМ более или менее успокоился. Поначалу было тяжело, но с каждом днем становилось легче.

— Какие впечатления от работы с Игорем Ларионовым?

— Он очень грамотный человек, интересная личность. Всегда старался найти подход к нам, без крика и ора. Понравилось его видение игры на атакующий хоккей, стремление давать нам свободу творчества.

— Вы родились и выросли в Тюмени, несколько лет провели в ханты-мансийской «Югре». Как оказались в системе «Салавата Юлаева»?

— Когда «Югру» убирали из КХЛ, было понятно, что всех могут раскупить. Мы были в ожидании. 15 мая у меня был день рождения. Вечером того дня мне позвонила мама и сказала: «Ты едешь в Уфу». Перед этим ей сообщил агент. Отвечаю: «Ну ладно, хорошо». Позже об этом сказали и в клубе. И через пару дней состоялся переход.

— Сразу в голове была мысль, что для вашей фамилии очень удачно подвернулся клуб?

— Ну да. Есть момент, что так хорошо сложилось: Уфа, Башкирия. Я ни разу не пожалел об этом.

— В молодежной сборной России по хоккею последних двух созывов самые популярные имена — Данила, Данил и Даниил. Та же ситуация у нынешней футбольной молодежки. Поскольку вы родились через год после выхода «Брата-2», это многие связывают с именем главного героя фильма.

— Даже не знаю. Честно говоря, не помню историю. Может быть, мама рассказывала, но не отложилось в памяти, как мне выбрали имя.

— В сторону Северной Америки сейчас смотрите?

— Не знаю, пока предложений нет, мысли только о КХЛ. Что-то загадывать и куда-то смотреть смысла не вижу. Живу настоящим и работаю здесь и сейчас, тем более в прошлом году меня не выбрали на драфте НХЛ. Но у меня есть еще этот год и, возможно, следующий. Так что рано о чем-то говорить. Если все будет хорошо и появится возможность уехать в НХЛ, почему бы и нет? Но хочется сначала закрепиться в России, тут стать хорошим хоккеистом.

Читайте также
Прямой эфир