Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Варианты возвращения в Канаду даже не рассматривал»

Защитник системы армейцев Марсель Ибрагимов — о вызове на Евротур, конкуренции в ЦСКА и жизни за океаном
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Одним из неожиданных кадровых решений штаба сборной России стал вызов защитника системы ЦСКА Марселя Ибрагимова на предстоящие Шведские хоккейные игры. Он уже не первый год на подходе к главной команде армейцев, и в нынешнем сезоне часто подключался к играм в КХЛ. Но из-за высокой конкуренции то и дело отправляется назад в фарм-клуб красно-синих «Звезду», стабильно выступая за нее в Высшей хоккейной лиге (ВХЛ).

В интервью «Известиям» 23-летний Ибрагимов рассказал о примерах среди защитников, вспомнил, как в юности жил в Канаде, и выразил надежду, что в обозримом будущем закрепится в составе ЦСКА.

Уже освоились в расположении сборной?

— Со многими ребятами когда-то играли вместе. С кем-то в одной команде выступал, против кого-то в детстве играл на соревнованиях. Поэтому знаком со многими, так что долго осваиваться не пришлось. Штаб провел собрание, на котором все друг с другом познакомились. Нам объявили задачу на турнир и пожелали удачи. В общем, атмосфера хорошая в сборной.

Понимаете, чем конкретно будут отличаться игры Евротура от Вышки? Обсуждали это со своим партнером по «Звезде» Даниилом Чайкой, который в ноябре выиграл Кубок Карьяла в молодежном составе сборной?

— Да, с Чайкой общались. Он сказал, что тут ничего сверхъестественного нет. «Просто играй по заданию, и у тебя всё получится». Не думаю, что там будет что-то сложное. Да, другой уровень, ребята участвуют более мастеровитые, но и в КХЛ приходилось играть против таких же хоккеистов. Это примерно тот же уровень. Поэтому, думаю, сложностей не будет, если выполнять установку тренерского штаба.

Рассчитываете, что после вызова в сборную штаб ЦСКА станет более активно вас подключать к матчам КХЛ?

— В принципе, ко мне в ЦСКА всегда было хорошее отношение. С каждым годом в главной команде дают всё больше шансов. Понятно, что конкуренция там большая. Собраны хорошие игроки, сам клуб чемпионский. Но надеюсь, игра в Евротуре станет для меня шансом заявить о себе.

— После ухода из ЦСКА таких топовых защитников, как Никита Нестеров, Алексей Марченко и Александр Романов, шансов пробиться в состав стало больше?

— Да, я ведь в этом сезоне уже сыграл гораздо больше игр в КХЛ, чем раньше. И больше времени провожу на льду, больше играю в меньшинстве.

— В нынешнем регулярном чемпионате КХЛ вы провели 11 матчей, и лишь в одном из них — январском против СКА — ваше игровое время составило меньше 10 минут. Почему после победного матча против «Амура» 21 января вновь оказались в «Звезде»?

— Игровая практика. Мы много разговаривали с тренерским штабом. И мне сказали, что я должен больше играть. Можно, конечно, всё время находиться в КХЛ и выходить на лед в отдельные моменты, когда тебе дадут шанс. А можно поехать в фарм-клуб и активно помогать ребятам играть в ВХЛ, набираясь там опыта.

— За время игр и тренировок в ЦСКА многому научились у Нестерова, Марченко, Богдана Киселевича, Мэта Робинсона?

— Конечно, ребята подсказывали на каждой тренировке. Когда тренируешься с ними, бывают очень интересные моменты. Тот же Нестеров много помогал мне освоиться на таком уровне. И другие ребята. Но наибольший вклад в мой прогресс вносит Дмитрий Сергеевич Юшкевич (старший тренер ЦСКА. — «Известия»). Он больше всех работает с защитниками и постоянно дает какие-то подсказки, проводит видеоразборы, подмечает разные микроэлементы, которые сам не замечаешь. За счет этого идет прогресс в игре в обороне и меньшинстве.

Система игры в защите, которую вам прививают в «Звезде», идентична той, что практикуется в ЦСКА?

— В «Звезде» спрос точно такой же. Ведь ребят готовят к тому, чтобы они в любой момент могли приехать в ЦСКА и с ходу быть готовы к той системе, которую предпочитают Игорь Валерьевич Никитин и Юшкевич. Всё это отрабатываем в «Звезде» и показываем тот же хоккей, что и ЦСКА.

— У вас есть кумиры среди защитников?

— Кого-то конкретного не назову. Стараюсь наблюдать за всеми. У каждого можно подметить какие-то нюансы, которые тебе пригодятся. У кого-то лучше игра в обороне, у кого-то — в атаке. Если брать упомянутых вами защитников ЦСКА последних лет, то мне очень симпатична игра Марченко. Мне казалось, что я стараюсь ему подражать. Он не делает на льду ничего лишнего, хорошо чувствует момент, когда можно подключиться к атаке, бросить по воротам. И в защите всё подчищает.

С Александром Романовым успели подружиться?

— Мы вместе проходили сборы, на играх постоянно общались. Хороший, позитивный парень, работяга. Молодчик, что так здорово начал в «Монреале». Интересно, когда ты еще вчера тренировался рядом с человеком, а сегодня он уже забрасывает шайбы в НХЛ. Хочется пожелать ему удачи и избегать травм.

«Звезда» выиграла прошлый регулярный чемпионат ВХЛ и уверенно проходила первые два раунда плей-офф, который не был доигран из-за пандемии. Почему в этом сезоне команде приходится до последних матчей бороться за попадание в плей-офф?

— Потеряли много хороших исполнителей, возрастных ребят, у которых есть опыт. Они могут реализовать момент с одного раза. И помогали команде как на льду, так и вне площадки. А в этом сезоне идет перестройка, приходит молодежь. Их обучают. Но нет опыта в завершении. И только сейчас к концу регулярного чемпионата все мы пришли к единому знаменателю. В прошлом сезоне такие возрастные игроки с опытом КХЛ, как Пеньковский, Антипов, Пешехонов или Рыжков, могли сразу забить гол, получив для этого возможность. За счет этого «Звезда» шла вверху.

В 17 лет вы уехали в Западную хоккейную лигу (WHL) Канады, где три года выступали за команду «Виктория Роялс». Тяжело было?

— Тактика в чем-то отличается от того, во что мы играли в России. Но в нашей команде был главным тренером Дэйв Лоури (с ноября 2020 года — ассистент главного тренера клуба НХЛ «Виннипег Джетс». — «Известия»). И у нас был хоккей, в котором с места отбора шайбы ее надо всегда отправлять вперед. Всё вперед, работа в чужой зоне, минимальная игра у своих ворот. Поэтому, вернувшись в Россию, я был готов к той игре, которую нам ставили в системе ЦСКА. Мне повезло, что за океаном я работал почти по такой же системе.

— Можете рассказать о месте, где жили, играя в WHL?

— Это провинция Британская Колумбия, город Виктория, находящийся на островке рядом с Ванкувером. Если у нас выезд, то всегда заезжаем на автобусе на паром. Идем на пароме 1,5–2 часа. А потом снова на автобусе едем по городам. В Виктории очень красивая природа. Зимы почти нет — температура +10. За три года моей игры там был один случай, когда снег выпал. Все этому удивились. Нам отменили раскатку, потому что одна снегоуборочная машина была на весь город.

Город хоккейный?

— Обычно в плей-офф полный стадион. А по ходу регулярного чемпионата стабильно приходило на матчи по 3–4 тыс. человек. Я не часто выходил из дома — в основном отдыхал после тренировок и матчей. Но если гулял по улице, то кто-нибудь из прохожих обязательно узнавал меня, спрашивал, как дела, желал удачи в следующем матче.

Кто был из россиян с вами в команде?

Первый сезон в Канаде я отыграл с Алексеем Слепцовым. А два следующих — с Владимиром Бобылёвым.

Как вы попали за океан?

— После окончания школы московского «Динамо» я был выбран на драфте КХЛ минским «Динамо». И собирался уже ехать туда на сборы. Но получилось так, что мне пришло предложение поехать в Северную Америку. Я решил, что стоит попробовать и не упускать шанс. Утрясли вопросы с документами и визой, и я полетел в Канаду.

— Сначала ведь вы попали в «Эдмонтон»?

— Да, но там уже были два европейца. А по правилам юниорских лиг там могут играть не больше двух европейцев в одной команде. Поэтому меня обменяли в «Викторию».

Почему в 2017 году решили уехать назад в Россию?

— Конкретных предложений и заинтересованности во мне в Северной Америке не было. Поэтому решил ехать домой и пробиваться в России.

—​​​​​​​ После возвращения были варианты снова поехать в Северную Америку?

— Нет, я даже не рассматривал такие варианты. Думаю, что их не было. Сначала нужно вырасти в России, окрепнуть в КХЛ. И уже потом думать о том, чтобы ехать за океан.

В Канаде вы проживали у местных семей, как это обычно делают европейцы, приезжающие в юниорские лиги Северной Америки?

— Да, клуб оплачивал проживание. Я жил у одной семьи в первый сезон. На следующий год у них не получалось взять меня. Поэтому переехал в семью, где уже жил Бобылёв. Очень хорошая там хозяйка — ее зовут Ким. Первая семья, у которой я был, жила с ней на одной улице. И Ким решила забрать к себе еще одного русского, чтобы мне не пришлось куда-то подальше переезжать. Она жила одна с сыном, с которым мы постоянно общались, когда жили у них. Ему тогда было лет 13–14. Это помогало нам с Бобылёвым улучшать свой английский. И ей было на руку, поскольку парень разговаривал с нами, чему-то обучался. С Ким до сих пор поддерживаем связь, она зовет в гости, хочет встретиться.

—​​​​​​​ В одном из интервью вы говорили, что в первой приютившей вас семье были вегетарианцы. Были в связи с этим сложности?

— Нет, в плане питания они ни в чем мне не отказывали и всегда спрашивали, что мне нужно. Были случаи, когда утром предлагали позавтракать вегетарианскими сосисками. Я их попробовал всего раз — интересный опыт. Изменений в своем состоянии не заметил. В остальном мне всегда готовили отдельно то, что необходимо. В том числе и мясо. Им, как и Ким, хотелось, чтобы я общался с их детьми. У них две дочки, с которыми должен был быть постоянный connect, чтобы и они развивались, и я учил английский.

—​​​​​​​ Еще играя за океаном, вы вызывались в молодежную сборную России на турнир Кубок Черного моря. Почему в дальнейшем Валерий Брагин вас не брал в команду?

— Не знаю. Я приехал на сбор абсолютно готовым и показал всё, что мог. А дальше уже было решать тренерскому штабу, насколько соответствую их требованиям. В любом случае для меня это был хороший опыт в позитивной обстановке, познакомился со многими ребятами, которые и сейчас в сборной выступают.

Читайте также
Прямой эфир