Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Виртуальная фискальность: цифровой налог даст бюджету до 60 млрд
2021-03-04 11:15:56">
2021-03-04 11:15:56
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Цифровой налог — сбор с доходов глобальных IT-компаний от рекламы и продаж контента российской аудитории — может на первом этапе принести в казну от 1,5 млрд до 50–60 млрд рублей. Такие оценки «Известиям» привели экономисты ведущих вузов и аналитических институтов страны. Дискуссия об этом налоге активно ведется в РФ на официальном уровне с начала года — о соответствующих планах ранее заявляли в Минфине и Госдуме, а на прошлой неделе состоялось специальное совещание у вице-премьера Дмитрия Чернышенко, писали СМИ. Введение сбора поддержали также в Счетной палате.

Время реформы

О необходимости переформатировать принципы налогообложения в цифровой экономике уже несколько лет заявляет Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). В январе 2020-го представители структуры обещали выпустить проект реформы в ближайшем марте, а согласовать ее с членами ОЭСР планировалось до конца года. Однако пандемия сдвинула эти сроки на 2021 год.

Базовыми параметрами реформы должны были стать, во-первых, определение связи доходов глобальных цифровых компаний с конкретными юрисдикциями, а во-вторых, выравнивание налоговых ставок для таких корпораций на межстрановом уровне с учетом их национальной налоговой политики.

Ряд стран уже ввели цифровой налог в том или ином виде, например Франция, Великобритания, Испания и Италия. Детали концепции отличаются, но суть сводится к следующему: обложение доходов IT-гигантов с продаж жителям страны или с трансляции им рекламы. Например, французский закон предусматривает налог в размере 3% от выручки технологических компаний, получаемой ими в стране. Речь идет только о тех компаниях, чей годовой оборот составляет не менее €750 млн, при этом хотя бы €25 млн из них должны быть получены во Франции. Он затронул около 30 международных корпораций — это, например, Google, Amazon, Facebook, Apple, Uber, Airbnb, Booking. Впрочем, во всех этих государствах сбор взимается в экспериментальном режиме и позиционируется как временный, до принятия коллективного решения ОЭСР.

В России дискуссия о возможном введении аналога цифрового налога на официальном уровне активизировалась с начала года.

Крупные иностранные цифровые компании зарабатывают прибыль от оказания услуг в России, которая, в принципе, не облагается сейчас налогом в нашей стране, потому что зачастую у них нет здесь представительств. Поэтому мы будем стремиться изменить ситуацию и облагать эту прибыль налогом, — заявил в первой декаде февраля замминистра финансов Алексей Сазанов в интервью KPMG.

Аналогичную точку зрения спустя несколько дней высказал председатель Госдумы Вячеслав Володин, обратив на это внимание министра экономического развития Максима Решетникова в рамках его правительственного часа.

В конце февраля тема обсуждалась на встрече руководителей финансовых ведомств G20, Россию на ней представлял глава Минфина Антон Силуанов. По итогам саммита представители «двадцатки» договорились достичь к июлю 2021 года договоренности о решении вопросов цифрового налогообложения.

Антон Силуанов

Антон Силуанов

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

Дискуссия также стартовала по линии вице-премьера Дмитрия Чернышенко (курирует цифровую экономику), сообщили «Ведомости». Он провел совещание с представителями IT-компаний. Цифровой налог может собираться в виде дополнительной платы с организации, которая пользуется данными россиян и формирует рекламную политику на территории РФ. Полученные средства будут направляться на поддержку российской IT-отрасли, сообщает издание со ссылкой на участников совещания.

Россия изучает мировой опыт и ориентируется на то, чтобы создать условия, которые обеспечат защиту фискальных интересов страны, сообщили «Известиям» в Минфине на просьбу уточнить, когда и в каком формате планируется ввести цифровой налог. В Минцифры предложили обратиться к головному исполнителю — Минфину.

В Счетной палате на просьбу оценить целесообразность нововведения напомнили, что в прошлом году были отменены льготы на ввоз иностранного софта по НДС. Обложение прибыли глобальных IT-компаний станет следующим логичным шагом, заявили там.

Вводить и донастраивать

Введение цифрового налога в России — это уже даже и не дискуссионный вопрос, а действия по защите бюджетных интересов, уверен эксперт НИУ ВШЭ Владимир Саськов. Важно понимать, что в качестве потенциальных плательщиков следует рассматривать далеко не только глобальные IT-компании, но и огромное количество относительно небольших представителей цифрового бизнеса. На данный момент поступления можно ожидать в пределах 50 млрд рублей в год, но далее эта сумма будет активно расти — вместе с развитием цифровой экономики и опыта фискальных органов — и в обозримом будущем может составить сотни миллиардов рублей, отметил эксперт.

клавиатура
Фото: ТАСС/Сергей Коньков

Действительно, сейчас доходы от такого налога вряд ли превысят 50–60 млрд рублей, согласился декан Финансового университета Вадим Засько.

Основная полемика не в том, вводить или не вводить такой сбор, а в том, что должно выступить облагаемой базой и как купировать проблему двойного налогообложения, добавил эксперт. На первоначальном этапе целесообразно было бы рассмотреть вопрос об установлении процентной ставки, привязанной к обороту. Главное сейчас — возглавить тренд, пусть и в мягком формате, и донастраивать его уже с набором опыта, резюмировал Вадим Засько.

Глобальная пандемия лишь подстегнула трансграничные операции IT-корпораций: объем только отечественного цифрового рынка достиг 2 трлн рублей, оценил эксперт РЭУ им. Г.В. Плеханова Равиль Ахмадеев. Проще было бы обложить оборот компаний, но многие из них даже не зарегистрированы в РФ.

Теоретически, можно взимать сбор с трансакций пользователей, полагает профессор Российской экономической школы Сергей Измалков. Но следить за ними, даже в агрегированном виде, — внутри компьютерных игр, стриминговых сервисов, соцсетях — крайне сложно, а скрыть — довольно просто, пояснил он.

Если ввести, например, 3-процентный налог на онлайн-рекламу, можно заработать около 9 млрд рублей в год, оценил Сергей Измалков.

рубль
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Коньков

В ЕС 2–3-процентный налог позволил собрать дополнительный доход в размере 0,02% ВВП в бюджет, что в целом не столь существенно. Российская экономика отстает от западной по уровню развития, доходов населения и цифровизации, поэтому у нас поступления будут еще скромнее, добавил ведущий методолог «Эксперт РА» Антон Прокудин.

В России, как и в большинстве крупных стран, цифровой налог появится в самом ближайшем будущем — максимум в течение 2–3 лет, даже если наднациональные организации не смогут скоординировать этот процесс, уверен заместитель директора группы суверенных рейтингов и макроэкономического анализа АКРА Дмитрий Куликов. Если налоговой базой станет валовый доход, как, например, во Франции, и предложенные ставки будут сопоставимы, то дополнительные бюджетные поступления в обозримой перспективе могут составить 5–6 млрд рублей в год, оценил он.

Если РФ всё же решится ввести налог до консенсуса наднациональных структур, то только в мягком формате и с низкой ставкой, уверена эксперт РАНХиГС Наталья Корниенко. Причем на первом этапе облагать налогом надо только крупнейшие цифровые компании (онлайн-маркетплейсы, поисковые системы, социальные медиаплатформы), добавила она. Объективных данных по доходам из РФ, фактически, нет: по двум крупнейшим IT-компаниям при ставке 2% поступления составят около 1,5 млрд в год.

поисковик
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Так или иначе, вряд ли Россия пойдет по пути европейских стран и обложит налогом онлайн-рекламу или трансакции с данными пользователей, добавил Сергей Измалков. Наше кардинальное отличие от ЕС в том, что на рынке РФ сильную позицию занимает национальный игрок — «Яндекс». Если основания для введения цифрового сбора, по крайней мере, формальные, — это защита интересов страны и отечественного бизнеса, то дополнительная нагрузка на своего же игрока может выглядеть довольно странно.

Читайте также