Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Одинокий голос Ишака: министерская «Мурка» и Литвинова с нефтью
2021-02-27 09:44:46">
2021-02-27 09:44:46
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В разгар театрального сезона в Москве случилось несколько премьер, которых сильно ждали. Это и работы мэтров, и спектакли с участием звезд, и постановки по знаменитым произведениям. Преодолевая вьюгу и холод, театральный обозреватель «Известий» Влад Васюхин стоически добрался до самых интересных спектаклей.

«Ходжа Насреддин»

Театр наций

Увидев в программке, что Евгений Миронов играет Ишака, а Елизавета Боярская — Кобылицу, постоянные зрители Театра наций замрут в предвкушении. Кто-то сразу вспомнит знаменитую «Историю лошади» ленинградского БДТ, где Евгений Лебедев блестяще перевоплощался в коня по кличке Холстомер. Но нет, от нынешних звезд в спектакле «Ходжа Насреддин» остались лишь голоса: неожиданно для всех его создателей, включая режиссера Тимура Бекмамбетова, в процессе репетиций из драматического это зрелище превратилось в кукольное. Перед нами — классический театр марионеток.

Надо ли говорить, что прежде ничего в этом жанре не было ни в репертуаре Театра наций, ни в послужном списке занятых актеров (а это, кроме двух упомянутых, еще и Константин Хабенский, Виктор Вержбицкий, Чулпан Хаматова, Инга Оболдина и Игорь Золотовицкий). Бекмамбетов, получивший международную известность как режиссер кино и рекламы, вообще дебютант на театральных подмостках. И он вряд ли бы справился без помощи суперпрофессиональных кукольников и, в первую очередь, Анны Викторовой, худрука театра «Кукольный формат» из Санкт-Петербурга.

Ходжа Насреддин
Фото: агентство городских новостей «Москва»/Кирилл Зыков

Ходжу Насреддина, любимого фольклорного героя мусульманского Востока, трудно охарактеризовать одним словом: он и мудрец, и ребенок, и плут, и бунтарь, и циник, и Иванушка-дурачок. И при этом — вечный бродяга, а ослик — его верный спутник.

Сотни анекдотов существуют о Насреддине, в том числе смешных и остроумных. Однако авторы пьесы (кроме самого режиссера над ней работал Ильгиз Зайниев) решили заставить зрителя не столько смеяться, сколько переживать романтические и поэтические чувства. А потому сказать, что сюжет вас сильно захватит, будет преувеличением.

«Горе от ума»

РАМТ

Новая работа худрука Молодежного театра Алексея Бородина, которому в этом году исполнится 80 лет, подтверждает строчки Пастернака: «Нельзя не впасть к концу, как в ересь, / В неслыханную простоту».

Бородин поставил «Горе от ума» так, как будто первая русская реалистическая комедия написана не двести лет назад, а только что, и главная задача режиссера — познакомить публику с новым текстом. Надо ли говорить, что стихи Грибоедова звучат и свежо, и актуально, что какие-то строчки бьют не в бровь, а в глаз?! Но зрители, которые ждут от маститого и титулованного режиссера и его постоянного соавтора, сценографа Станислава Бенедиктова, что-то кроме минимализма и простоты, простодушия и иллюстративности, уйдут в недоумении.

Несправедливо говорить, что в этом спектакле не придумано ничего, что бы удивило, восхитило или окатило ледяным душем. Есть моложавый и быстрый «зажигалка» Фамусов (Алексей Веселкин). Есть огромный трап, с которого Чацкий (играющий его Максим Керин вполне может претендовать на звание секс-символа) попадает в фамусовский дом и по которому из него уходит, точнее, уползает. Есть длинный-предлинный диван, и публика хихикает, когда его вытягивают на сцену (вообще актеры в этом спектакле работают еще и за монтировщиков, двигая даже стены). Есть и пресловутая карета — ее в какой-то момент облепляют, как индусы автобус, чуть ли не все гости бала. Но... опять же вернемся к пастернаковской простоте: «Она всего нужнее людям, / Но сложное понятней им».

«Между делом»

Театр им. Пушкина

С чем Театр им. Пушкина можно поздравить смело, так это с обращением к современной российской драматургии. Но кажется, что в данном случае название «Между делом» сыграло со спектаклем злую шутку и стало определением того, как он поставлен.

Евгений Гришковец принес «пушкинцам» свою новую пьесу и почему-то решил (или так решили в театре), что он сам должен воплотить этот текст на их знаменитой и многострадальной сцене. И когда говоришь, что режиссура в спектакле почти не ночевала и что так старомодно уже не ставят даже в провинции, то в ответ слышишь, что это «авторский театр большого писателя».

Разумеется, при желании оправдать можно всё. И даже историю, как это часто бывает у Гришковца, изложенную многословно, сентиментально, слезливо, в которую при всей ее документальности не очень-то веришь.

Между делом
Фото: Театр им. Пушкина

Главный герой — популярный писатель, его играет звезда Пушкинского театра Александр Арсентьев в очередь с новым худруком Гоголь-центра Алексеем Аграновичем (вообще на каждую роль заявлено два состава, что в условиях коронавируса экономически разумно) — вдруг обнаруживает в сибирской глубинке юную талантливую андеграундную художницу, занимающуюся стрит-артом. И он пытается сперва устроить ее выставку в столице, а после вытащить из СИЗО, куда девушка попала из-за своего бойфренда, наркомана и нехорошего человека.

Писатель безуспешно ходит по влиятельным друзьям и по инстанциям, даже парится в бане с генералами МВД, ведет долгие разговоры о том, что такое настоящий талант и как ответственен художник перед своим даром... Всё это весьма напоминает радиотеатр, но труппа в Пушкинском сильная, замечательные актеры сыграют даже телефонную книгу, не говоря уж об актуальной драме.

«Танго между строк»

Театр им. Вахтангова

Герой пьесы драматурга из Латвии Алексея Щербака — композитор Оскар Строк (1893–1975). Отсюда и каламбур в названии. Герой простодушной пьесы, примерно такой же, как стихи в написанных им танго, проживает перед зрителями всю свою долгую жизнь, и играющий Строка молодой Эльдар Трамов блестяще передает разные оттенки возраста.

Вполне традиционный байопик, поставленный Натальей Ковалевой, вахтанговцы играют в своем Арт-кафе, и, с одной стороны, для спектакля в жанре кабаре это неплохо, а с другой — дополнительная сложность для артистов — маленькая и неудобная площадка, рассчитанная на статичный вечер стихов, песен и ответов на вопросы. Плюс расслабленный зритель, которому к тому же не очень комфортно следить за действием, если его столик где-то в глубине и сбоку.

между строк
Фото: Театр им. Вахтангова

Разумеется, спектакль наполнен музыкой. Поют под живой аккомпанемент все или почти все. Мелодии Строка, впрочем, довольно однообразны, за исключением двух-трех шлягеров вроде «Ах, эти черные глаза» и бессмертной «Мурки». Ее в спектакле лихо исполняет... министр культуры Фурцева (шикарная Анна Антонова, она же играет мать Строка).

Синтетические вахтанговские артисты стараются, но, увы, они проигрывают в негласном соревновании с эталонными исполнителями строковских песен — Лещенко, Утесовым, Шульженко, Вяльцевой... И это, пожалуй, единственная проблема спектакля.

«Звезда вашего периода»

МХТ им. Чехова

Бывают спектакли хорошие, бывают плохие, а бывают Ренаты Литвиновой. И подходить к ним с общей линейкой нельзя, потому что в этих странных зрелищах есть тайный ингредиент в виде самой Ренаты Муратовны, ослепительной дивы, клоунессы, интеллектуальной чудачки.

В «Звезде вашего периода» Литвинова представлена в трех ипостасях — автор пьесы, жанр которой определен как гибрид триллера, комедии и драмы, режиссер и исполнительница главной роли.

звезда
Фото: МХТ им. Чехова

Ее героиня живет в непонятное время, в непонятном месте и с непонятными людьми. Зовут ее Маргарита (как и большинство героинь Литвиновой, это ее любимое имя), фамилия — Леско (привет Манон Леско). Автор утверждает в программке, будто эта самая Леско — постсоветская кинозвезда. Возможно, хотя от Марлен Дитрих или Греты Гарбо в ней куда больше, чем от Любови Орловой и Людмилы Гурченко, и от отсылок к фильму «Сансет бульвар».

Когда-то она блистала на экране и параллельно шпионила, за что получила нефтяную вышку. Сейчас живет в отсутствие любви и смерти, между Эросом и Танатосом — в шикарном особняке, пребывая в забвении, иллюзиях и ожидании новых ролей, сама для себя написала от руки сценарий, делит ложе со старым режиссером Отто (Кирилл Трубецкой), молодым сценаристом Мышкиным (Юрий Чурсин, в другом составе — Павел Табаков) и помощницей-телохранительницей Любочкой (Софья Эрнст).

Все персонажи шаржированы и колоритны, все чувства наэлектризованы. И надо ли говорить, что спектакль Литвиновой, подкрепленный спонсорскими деньгами, просто априори не может быть некрасив (сценограф Сергей Февралев, художник по костюмам Федор Дьяконов)! Глаз от сцены и от основной артистки не отвести. Но тем, кто не любит Ренату, смотреть категорически не рекомендуется.