Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Опасные крошки: в США разработана стратегия противодействия малым дронам
2021-02-04 11:51:31">
2021-02-04 11:51:31
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Использование малых дронов в военных целях прогнозировалось военными США еще в конце 1990-х. Правда, мало кто тогда мог предположить масштабы, которые примет угроза. В Пентагоне считают, что к настоящему моменту опасность приобрела глобальный характер и для защиты требуется привлечь все возможные силы и средства. Что американская армия планирует противопоставить новой угрозе и как малые БЛА изменят оборонную индустрию — читайте в материале «Известий».

В январе министерство обороны США опубликовало документ под названием «Стратегия противодействия малым беспилотным летательным аппаратам».

Ожидалось, что «Стратегия» будет рассмотрена министром обороны Соединенных Штатов еще в начале ноября прошлого года, но в связи с отставкой главы оборонного ведомства Марка Эспера и бурными выборами президента США официальная публикация затянулась.

Примечательно, что документ требует скоординированных усилий не только на национальном, но и на международном уровне — среди стран — членов НАТО и партнеров альянса.

Почему американцы бьют тревогу и для чего потребовалось привлечение таких огромных ресурсов?

От риска до угрозы

Регулярное использование малых дронов, к которым американцы относят аппараты весом от 9 до 598 кг, отмечалось американскими военными и экспертами международных организаций еще в прошлом десятилетии. В 2014 году в Ираке фиксировались полеты дронов-разведчиков, к 2016-му специалисты констатировали применение дронов-камикадзе, а также наблюдательных, ударных и разведывательных вариантов. Что немаловажно, для их производства использовались коммерческие модели и компоненты, доступные на открытом рынке.

К 2019 году проблема разрослась до такой степени, что в США была создана специальная организация: JCO (Joint C-sUAS Office) — Объединенное управление по противодействию малым беспилотным летательным аппаратам.

Ситуация в настоящее время такова. Большие ударные и разведывательные БЛА по-прежнему требуют от стран значительных вложений в разработку и производство, то есть подобного рода вооружения имеют «встроенный механизм», ограничивающий их распространение. А вот технологии малых беспилотников упростились, подешевели и стали доступны буквально каждому — и государствам, и негосударственным организациям, в том числе и откровенно недружественным по отношению к США и их союзникам. Дроны можно приобрести абсолютно легально, они пока не попадают под большинство оружейных эмбарго, а попытки ограничить распространение некоторых критических компонентов не увенчались значительным результатом.

Для американцев проблема усугубляется дополнительными факторами — законами, географией и структурой НАТО. Дроны могут угрожать критической военной инфраструктуре или безопасности информации не только в военное, но и в мирное время, в том числе и непосредственно на территории Соединенных Штатов. При этом меры противодействия придется применять очень избирательно и осторожно, чтобы не навредить частным лицам или их имуществу. В случае неудачного применения армии могут грозить жалобы и иски от гражданских.

Географический фактор «подключается» для всех многочисленных баз США на территории иностранных государств. Там также необходимо обеспечивать безопасность военнослужащих, имущества армии и информации, но при этом оставаться в рамках специфического местного законодательства.

И, наконец, у США есть союзники, перед которыми имеются обязательства в мирное время и с которыми в случае войны предстоит взаимодействовать на поле боя. Согласованные действия на таком уровне также требуют своих инструментов.

Если масштабировать всё перечисленное на весь Североатлантический альянс и его партнеров, то стратегический уровень проблемы становится вполне очевиден.

Что предлагается для ее решения?

Три по три

Специалисты Пентагона ставят три стратегические задачи: первая — укрепить защиту личного состава, учреждений и вооружений как на территории США, так и за рубежом; вторая — разработать материальные и нематериальные решения (то есть системы вооружений, приемы и процедуры), которые обеспечат безопасное выполнение задач министерства обороны, и третья — выстроить и расширить взаимоотношения с партнерами с целью защитить интересы США на своей территории и за рубежом.

При этом авторы документа считают, что одними материальными средствами, такими как артиллерия и ракеты, тут не обойтись. Ряд систем, принятых на вооружение ранее, позволил закрыть самые опасные «дыры» в системе безопасности. Однако, как признают авторы «Стратегии», это временные решения, часто не интегрированные в общую систему.

Масштабы задач предполагают не менее всеобъемлющий подход, который они зашифровали сложной аббревиатурой DOTMLPF-P — Доктрина, Организация, Обучение, Материальная часть, Командование и Образование, Личный состав, Учреждения. Таким образом, менять хотят всё и на всех уровнях.

Солдат и офицеров будут учить новым методикам, одновременно создавая новые вооружения и постоянно обмениваясь информацией и опытом с партнерами по альянсу. Последнее едва ли не важнее, чем первое, — американские эксперты отмечают, что управление по противодействию БЛА должно постоянно идентифицировать, анализировать и оценивать риски, чтобы армия получала необходимые вооружения, оставаясь в приемлемых бюджетных рамках. Лишних средств на ненужные эксперименты нет.

Примечательно, что, как и во многих других американских программах, просматривается целостный подход. Конечно, для выставления оценки эффективности придется подождать реализации хотя бы основных положений «Стратегии», но сам по себе подход «от доктрины» уже не раз доказал большую эффективность, чем «затыкание дыр» множеством временных решений.

Основными угрозами американцы считают использование коммерческих дронов для наблюдения, разведки, целеуказания, нанесения ударов с воздуха и кибератак. Не исключается, что малые дроны будут применяться и как платформы-носители для электромагнитных вооружений и систем радиоэлектронной борьбы.

Главных драйверов роста и распространения технологий БЛА также три — меняющийся характер боевых действий, новые вызовы превосходству США в военной области и растущее стратегическое соперничество между странами.

Трое набралось и «стран-угроз», со стороны которых США ожидают неприятностей: Иран, Россия и Китай. Первый известен использованием беспилотных вооружений в комбинации с прокси-группировками. Американцы приводят в пример атаки на нефтеперерабатывающие заводы Абкайк и Хурайс в Саудовской Аравии в 2019 году. Россия упоминается в связи с активным насыщением армии малыми беспилотниками, применяемыми для разведки и целеуказания многочисленной ствольной и ракетной артиллерии. Китай, как нетрудно догадаться, в этой тройке однозначный лидер, угрожающий сразу на двух фронтах — военном и экономическом.

На мировом рынке доля китайских коммерческих БЛА и комплектующих к ним составляет 70%. Кроме того, мощные инвестиции КНР в передовые технологии, электронику и робототехнику позволяют им достаточно быстро разрабатывать новые образцы оружия этого типа и насыщать ими собственные вооруженные силы.

По мнению Пентагона, даже если прямая конфронтация с любой из перечисленных выше стран маловероятна, скорее всего, американским военным рано или поздно придется столкнуться с противником, использующим их вооружения, тактику или элементы доктрины.

Большой переполох с маленьким дроном

В ближайшие пять лет на фронтах борьбы с дронами можно ожидать значительные изменения. «Противодронные» технологии пройдут тот же самый путь, что в свое время проделали сами беспилотники. Средства противодействия будут совершенствоваться, упрощаться и дешеветь. В итоге они будут получать всё большую доступность. Сначала для государственных и коммерческих структур, а затем и для частных лиц.

Американские военные заинтересованы в как можно более широком распространении средств и технологий борьбы с малыми беспилотными аппаратами. Они намерены поддерживать экспорт, что и подчеркивается в документе. Вероятнее всего, на рынки стран-союзников будут предлагаться как военные, так и коммерческие системы, разработанные силами американских корпораций, вовлеченных в процесс исследований и разработок в интересах силовых ведомств.

Второе изменение вытекает из первого — рынок систем противодействия малым дронам ожидает бум.

Поскольку Запад уже озаботился вопросом на стратегическом уровне, всем странам, действующим вне партнерских взаимоотношений с США и НАТО, придется поторопиться с собственными разработками, чтобы успеть к «разделу пирога». В свою очередь, НАТО за счет обмена данными и технологиями между странами-партнерами имеет серьезное преимущество.

Впрочем, развитие беспилотных систем — процесс глобальный и эволюционный, рынок малых БЛА и средств их нейтрализации ожидает длительный период роста.

Вероятно, следует ожидать изменений в национальных и международных законодательствах. Часть готовых продуктов и компонентов будут поставлены под более жесткий государственный контроль, изменятся правила экспорта и реэкспорта. Будут ужесточаться правила владения и пользования дронами для частных лиц и коммерческих организаций.

В чисто военном отношении события последнего года не стали для специалистов откровением, однако аргументы в поддержку своей позиции получили как сторонники «сверхмалой авиации», так и представители сухопутных сил.

У первых появилось достаточно материалов, подкрепляющих мнение об эффективности применения ударных беспилотников и барражирующих боеприпасов; вторые обзавелись железобетонным аргументом в пользу укрепления противовоздушной обороны ближнего радиуса действия. Что интересно, обе стороны по-своему правы и обе, скорее всего, получат требуемые ассигнования на разработку необходимых систем вооружений.

Не в последнюю очередь именно поэтому опыт применения БЛА в ходе конфликта в Нагорном Карабахе так активно подчеркивается и обсуждается, несмотря на достаточно скромные (а местами и спорные) фактические успехи беспилотников.

Активизируется соревнование барражирующих боеприпасов и средств защиты от них. Стоит ожидать повышения спроса на средства защиты бронетехники, как индивидуальные, так и коллективные. В более отдаленной перспективе, очевидно, пассивные и активные контрмеры войдут в стандартный набор оснащения военной техники, образцы без таких средств защиты будут неконкурентоспособны.

Стоит ожидать настоящего ренессанса пушечных и пушечно-ракетных комплексов ПВО, широкую поддержку получат мобильные комплексы, оснащенные лазерными установками и средствами радиоэлектронной борьбы. Причина фокуса именно на этих вооружениях проста — стоимость выстрела.

Учитывая, что дронов будет становиться всё больше, а сталкиваться с подобными угрозами армии предстоит всё чаще, критически важным параметром «противодронной» системы становится цена уничтоженного летательного аппарата. Проще говоря, на каждый разведывательный дрон, собранный в гараже, или даже средний ударный беспилотник дорогостоящих ракет не напасешься. Таких расходов не потянет даже гигантский оборонный бюджет США.