Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Смешно смотреть, сколько денег США тратят на защиту от России»
2020-12-22 15:43:22">
2020-12-22 15:43:22
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Политика — это очень скучно, считает Оливер Стоун. Он не верит женщинам во власти, не видит себя президентом США и гордится тем, что снял фильм о российском лидере. Об этом и о том, каким был его путь в кино, трижды оскароносный режиссер рассказал, встретившись с корреспондентом «Известий» в Москве. Поводом визита Стоуна в российскую столицу стал выход его книги «В погоне за светом». Разговор получился настолько подробным и обстоятельным, что мы решили разделить его на две части. Продолжение интервью с американским режиссером читайте в ближайшее время.

Документ на века

— Во время съtмок фильма о Владимире Путине вам удалось увидеть российского президента так близко, как не удавалось даже российским журналистам. Что больше всего поразило вас?

— Мы четыре раза приезжали в Россию для съемок фильма. Поскольку я не говорю по-русски, у нас был переводчик. Мистер Путин казался мне открытым. Президент очень четко излагал свои мысли. Владимир Путин рассказал всё, начиная с 1990-х годов. Не могу сказать, что в разговоре он был эмоционален. Напротив, очень спокоен, как профессиональный игрок в шахматы.

Президент России Владимир Путин (слева) и режиссер Оливер Стоун (справа на втором плане) во время встречи в Кремле

Президент России Владимир Путин (слева) и режиссер Оливер Стоун (справа на втором плане) во время встречи в Кремле

Фото: ТАСС/Алексей Никольский

То, что меня впечатлило больше всего, это чувство долга, которое он испытывает перед российским народом. Владимир Путин — истинный сын России. Я это почувствовал отчетливо. Равно как и его стоицизм перед лицом всего мира. Он рассказывал мне о многом. О том, как выступал с речью в Мюнхене на конференции по вопросам политики безопасности в 2007 году. Он тогда был красноречив, но думаю, знал, что очень трудно объяснить российскую позицию людям с Запада. Потому что они презрительно улыбались, когда слышали это. Впрочем, так же встретили и выступление Джона Маккейна.

— Вы довольны реакцией зрителей на картину?

— В феврале 2017-го фильм был готов. Но признаться, американцы не очень хотели его смотреть. Только некоторым умным людям он был интересен. Даже если они не любят российского президента, они хотели понять, узнать его, познакомиться с его позицией.

А до этого люди не знали реальную информацию. В новостях не говорили правду о том, что на самом деле сказал президент России. Его цитировали неправильно, использовали всевозможные эвфемизмы. Или же просто вырывали слова из контекста. И это было стыдно. Потому что на самом деле, Владимир Путин очень логично излагает позицию России.

Я был разочарован приtмом фильма. Пытался помочь, как-то изменить ситуацию. Но американцы придерживаются жесткой позиции. Страх одерживает верх над ними.

Американский режиссер Оливер Стоун во время презентации своей книги «Интервью с Владимиром Путиным»

Американский режиссер Оливер Стоун во время презентации своей книги «Интервью с Владимиром Путиным»

Фото: ТАСС/Вячеслав Прокофьев

Насколько я понимаю, в России мой фильм приняли хорошо. Во Франции, Германии, Италии тоже был теплый прием. Не знаю насчет Великобритании. Ну, по крайней мере, фильм там посмотрели, о нем говорили, его не забудут. «Интервью с Путиным» — это документ, который теперь существует в веках.

— Изменилось ли отношение к вам друзей, коллег, поклонников, после того как вы сняли этот фильм?

— Ну, в Америке, конечно, он мне не сослужил хорошей службы. В Штатах истерическое недоверие к России и клеветническое отношение к Путину. Это очень грустно. Потому что мы могли бы быть партнерами. Смешно смотреть, сколько денег США тратит на то, чтобы защититься от России. Это просто верх глупости. Но хочу сказать, что до съемок о Путине мы снимали документальные фильмы о Чавесе, Кастро, других президентах стран Латинской Америки, делали картину про Ясира Арафата, лидера Организации освобождения Палестины. Так что я часто совершал поступки, которые шли против общих тенденций Голливуда.

А в 2012 году я выпустил «Нерассказанную историю США». И Голливуд, конечно, был недоволен. Потому что они не очень хотят показывать подлинную историю. В особенности, когда там содержится критика США.

Вы, может быть, не знаете, но ЦРУ и Пентагон имеют свои представительства в Голливуде. Ну, скажем так, у них очень сильное влияние там. И люди обращаются к ним за советами. Более 800 фильмов и около 500 телесериалов созданы с учетом мнения ЦРУ и Пентагона. И Россию они видят как противника США.

Так что не могу сказать, что меня это никоим образом не коснулось. Но то, что не помогло, совершенно точно. И господин Путин знал это. Когда в последний раз мы встречались с ним, он сказал мне: «Вы готовы, что вас будут ненавидеть?» Ну или что-то в этом роде.

— Как вам кажется, изменится ли ситуация в отношениях России и Америки после выборов в США?

— Надеюсь. Но если будет такая же перезагрузка, как при Бараке Обаме, то это ни к чему не приведет. Потому что в итоге он действовал неконструктивно. Обама способствовал разрушению Ливии, поддержал не ту сторону в Сирии. И Байден придерживается примерно тех же взглядов.

Режиссер Оливер Стоун

Режиссер Оливер Стоун

Фото: Елена Грачёва

— За кого вы голосовали?

— За Байдена. Считал, что Трампу нельзя дать возможность еще четыре года находиться в Белом доме. Он человек опасный. Но не могу сказать, что многого ожидаю от Байдена. Он боец времен холодной войны, поддерживал вторжение в Ирак, практически каждую военную операцию в Афганистане, а также в Ливии, Сирии. И, конечно, Байден сыграл роль в дестабилизации обстановки на Украине.

А выборы… Нет такой стороны, которая выступала бы за мир.

— У нашей страны пытаются отнять Победу во Второй Мировой. Вы не разделяете этих стремлений. Вам не хотелось снять фильм об этой войне и открыть глаза заблуждающимся?

— Мне кажется, это прекрасная мысль — сделать фильм о русских во Второй мировой войне. И несколько попыток уже было. Вы сами сняли столько замечательных фильмов, и они настолько зрелищны, что становится понятно, насколько глубоко та война вошла в вашу кровь и плоть. Мне бы хотелось, чтобы больше русских фильмов было переведено на английский. Это было бы очень полезно для понимания того, сколько боли и страданий принесла война вашей стране.

Когда я вижу американцев, которые плохо говорят о России, хочется сказать им: «Ваш дед, отец, мать могли бы быть мертвы, если бы не Россия. Если бы не она, то Америке и Великобритании пришлось бы принести на алтарь войны куда больше жертв. Русские пожертвовали собой и спасли вас».

Бойцы 8-й гвардейской армии РККА Алексей Ковалев, Абдулхаким Исмаилов и Леонид Горичев (слева направо) с красным знаменем на крыше здания Рейхстага после взятия города советскими войсками в ходе Второй мировой войны

Бойцы 8-й гвардейской армии РККА Алексей Ковалев, Абдулхаким Исмаилов и Леонид Горичев (слева направо) с красным знаменем на крыше здания Рейхстага после взятия города советскими войсками в ходе Второй мировой войны

Фото: ТАСС/Евгений Халдей

Я пытаюсь им сказать, что они не стояли бы сейчас передо мной, если бы не русские. К сожалению, они не понимают. А представители молодого поколения вовсе не знают, что такое Вторая мировая. Их интересы поверхностны. Они говорят на каком-то своем языке, сплошные «зиппи-зуппи-заппи». А одеваются так, что я даже не могу отличить мальчика от девочки.

В президенты не ходок

— Считаете ли вы, что, приди известность к вам в молодости, успех был бы столь же ценен?

— Нет, ни в коем случае. К тому времени я уже многое пережил, прошел через Вьетнам. С одной стороны, я был молод, с другой — стар. У меня были свои проблемы в Голливуде, я никогда не приспосабливался. Может, поэтому считаю себя аутсайдером. Я всегда шел независимым путем. Вот почему господин Путин для меня так интересен. Думаю, немногие стали бы снимать фильм о нем, потому что это, знаете ли, pas comme il faut (не подобает. — «Известия»).

— Вы шли к своей славе долго. А что или кто не давал вам опустить руки?

— Хороший вопрос. У меня была мечта, я хотел ее добиться. Если бы я не снял «Взвод», я был бы очень разочарован. Только в 40 лет я мог посчитать себя человеком успешным. Потому что являлся в этом фильме и режиссером, и сценаристом. А после 40 во мне всё еще было сильное чувство несправедливости и злости на систему, которая направила меня во Вьетнам и продолжает вести войны по всему миру.

Я вижу фундаментальный изъян в образе мышления людей этой системы. Они думают, что крутые, оставаясь в тылу. В армии мы таких называли козлами. Наверно, на русский это можно перевести как «тыловые ублюдки». Они сидят в Вашингтоне и диктуют свои правила. Говорят: «О, мы будем действовать жестко. Будем создавать больше оружия, будем воевать на Украине, будем окружать Россию, давать больше денег НАТО». И я знаю тех людей. Они вообще ничего не понимают. Никогда в жизни не проходили через эту гребаную войну. Глупые люди. Они, как щенки, которых никогда не дрессировали, не тыкали носом в дерьмо, чтобы те поняли: так нельзя.

И особенно отвратительны некоторые из женщин. Казалось бы, они должны понимать, что такое уязвимость, материнские инстинкты должны что-то подсказывать. Но нет. Посмотрите на Хиллари Клинтон, Сьюзен Райс, Саманту Пауэрс, Мишель Флурной. Это женщины с холодным сердцем. Они агрессивны и злы. Это удручает.

Кадр фильма «Взвод»

Кадр фильма «Взвод»

Фото: Cinema 86

— А может, во власти иначе нельзя?

— Это прекрасное оправдание. Можно. Если бы я получил власть, вы бы увидели, что бы я сделал.

— Когда-то один смельчак предлагал вам выдвинуть свою кандидатуру в президенты США. Вы никогда всерьез не задумывались об этом?

— Вы говорите так, будто президентство какая-то игра. Вы не представляете себе, насколько это сложно. Надо от всего отказаться, потому что это займёт всё твое время. И, честно говоря, политика — это очень скучно. Там много мелочного. К тому же нужно со всеми постоянно общаться, приходить на встречи, жать руки. А еще искать финансирование выборов. Деньги — ключ ко всему. И это не очень хорошо.

— Разве не государство должно финансировать выборы?

— Действительно, должно. Но система настолько коррумпирована из-за двухсотлетнего взяточничества, что ее невозможно спасти. Если вы просите меня пойти этим путем и баллотироваться в президенты, то это будет означать, что я не смогу снимать фильмы, писать книги, да просто наслаждаться своей жизнью.

Кто-то недавно в Вашингтоне выступил с прекрасным предложением: кого бы не назначили министром обороны, он не должен работать в оборонной отрасли. То есть это должен быть новичок, человек вне системы. А когда политик покидает правительственный пост, то в течение 10 лет он не должен работать в близлежащих областях и извлекать из этого выгоду. Иначе это будет бесконечный порочный круг, где все друг друга знают и подчиняются какому-нибудь единому мерзкому мозговому центру. Он же финансируется людьми, как правило, заинтересованными в прибыли на войне.

— А ради чего люди идут в политику?

— Ради ощущения власти. Стремление к популярности начинается еще в школе. Я знал таких парней. Помню, как они, еще учась во втором классе, уже хотели заручиться голосами своих товарищей. У вас есть выборы в школах?

Режиссер Оливер Стоун

Режиссер Оливер Стоун

Фото: Елена Грачёва

— Нет.

— Когда в 1950-х я учился, в Америке такое существовало. Те ребята, у кого были деньги, тратили их, чтобы быть избранным в студенческий союз. Они давали взаймы, подкупали товарищей. Это такой тип людей. Им важно быть во власти. Мне они кажутся отвратительными.

Удача и милосердие

— Людей, которые смогли получить всё, у нас называют «рожденные с серебряной ложкой во рту». Вас можно считать таким?

— Нет. У людей сложилось неверное впечатление, будто бы я был богатым ребенком. Вот Буш-младший — да. Он будто бы совершил хоум-ран (удар в бейсболе, который могут выбить только квалифицированные игроки. — «Известия») и с рождения оказался на третьей базе. То есть сумел оправдать слабость своего отца Джорджа Буша-старшего, вступив в войну против Ирака.

А у меня была другая удача, я родился в хорошей семье. Мой отец имел прекрасное образованием и неплохо зарабатывал. Но в итоге он оказался без денег. Капитализм сломал его. Когда мне исполнилось 16, родители развелись. И мама была вынуждена заняться тяжелой работой. А я — самообразованием. Это было очень непросто.

— Ваша мама-француженка окончила в Париже кулинарную школу, чтобы вкусно готовить своей семье. А вам она привила любовь к кулинарии?

— Нет. Она умела хорошо готовить, но когда приехала в Америку, предпочла нанять повара. Отец работал на Уолл-стрит. Мог себе позволить и повара, и дворецкого. До 16 лет, до развода родителей, я рос ребенком избалованным. У нас был камердинер-гей. Звали его Карло. Он прибыл в США из Югославии. Очень колоритная фигура. Каждую ночь он накручивал волосы на бигуди. Я смеюсь, потому что он был очень смешной. У него был такой тонкий, высокий голос. Но судьба у него непростая. Он пережил Вторую мировую, находился в концлагере. У него на запястье была соответствующая татуировка.

За 10–15 лет в Штатах Карло сделал себе состояние. Он был прекрасным дворецким и поваром. Подрабатывал сверхурочно в других семьях на Парк-авеню. Когда мои родители расстались, он устроился к миллионерам. Много заработал и решил вернуться обратно в Югославию. Построил там дом. А потом началась война, и его разбомбили. Планы пошли прахом. Карло был вынужден вернуться в Штаты, где в конце 1990-х начал всё сначала.

— Вы умеете готовить?

— Да, я кое-что могу для себя приготовить, например яйца. А сказать, что кухня мое хобби, — нет. У меня вообще нет хобби. Я много пишу, думаю, размышляю, читаю. А еще занимаюсь спортом, чтобы поддерживать себя в хорошей форме. Играю в большой теннис, в пинг-понг, плаваю. Раньше много бегал, но теперь на тренажере кручу педали. Это полезно для моих коленей.

Режиссер Оливер Стоун

Режиссер Оливер Стоун

Фото: Елена Грачёва

Мне нравится смотреть спорт по телевизору. Это расслабляет. Я сделал фильм об американском футболе — «Каждое воскресенье». Очень хороший фильм. Надо его в России показать.

— А вы плакали, когда умер Марадона?

— Нет. Но видел трип Диего к воротам сборной Англии и победный гол. Тогда в 1986 на чемпионате мира в четвертьфинале Аргентина сильно расстроила соперников. А я был счастлив. Но, честно говоря, я никогда не был футбольным фанатом.

— Вы приехали в Россию, где сейчас живет герой еще одного вашего фильма Эдвард Сноуден. Когда-то он раскрыл миру глаза на тотальную слежку. У вас нет желания встретиться с ним?

— Мой фильм «Сноуден» вышел в 2016 году, и он очень помог Эдварду. Тогда мы виделись с ним пару раз. Он удаленно выходил на связь.

Кажется, недавно Эдвард получил постоянный вид на жительство в России. Я очень рад за него и за Линдси. Потому что они поженились, у них уже есть ребенок.

— Как вам кажется, Сноуден хочет вернуться в США?

— Он говорил, что предпочитает Америку, но поехать туда не может. Я много раз призывал власти к тому, чтобы Сноудена помиловали. Писал об этом и в соцсетях. Думал, что Трамп помилует его и Ассанжа тоже. Помилование Сноудена могло бы стать актом милосердия Трампа. Это спасло бы его репутацию, которая и так находилась в сточной канаве. Сделай он что-то подобное — устроил бы для людей огромный сюрприз. Но милосердия от Трампа не дождались.

Справка «Известий»

Оливер Стоун родился 15 сентября 1946 года в Нью-Йорке. В 1967-м отправился на войну во Вьетнам, был дважды ранен. В 1971-м и дебютировал в кино короткометражкой «Последний год во Вьетнаме». Обладатель трех «Оскаров» — за сценарий к фильму «Полуночный экспресс» и режиссуру картин «Взвод» и «Рожденный четвертого июля». Среди кинонаград — «Серебряный и Золотой медведи» Берлинского кинофестиваля, «Золотой глобус», призы Венеции, Карловых Вар, Сан-Себастьяна, BAFTA.