Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Восточные ценности: в Венгрии продолжают давить на секс-меньшинства
2020-12-17 18:50:23">
2020-12-17 18:50:23
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Власти Венгрии продолжают закручивать гайки в отношении представителей ЛГБТ-сообщества: отныне однополым парам по закону запретили усыновлять детей. Кроме того, в рамках борьбы за традиционные ценности через парламент, где две трети мест — у представителей правящей партии Fidesz, провели поправки в конституцию, согласно которым «матерью» теперь может считаться только женщина, а «отцом» — мужчина. Ультраконсервативная политика националистического правительства премьера Виктора Орбана разочаровала правозащитников и представителей самих секс-меньшинств, недовольны ей и в Брюсселе, где в почете более либеральные взгляды. «Известия» разбирались в том, как идеологические девиации некоторых членов ЕС сочетаются с их пребыванием в составе единой Европы.

дети площадка мать
Фото: Global Look Press/Attila Volgyi

Венгерский парламент лишил однополые пары возможности усыновлять детей — в принятом на этой неделе законе говорится, что взять приемного ребенка отныне могут только состоящие в браке пары (брак по венгерским закона определен как союз между мужчиной и женщиной). В прошлом гей-пары в Венгрии могли ходатайствовать об усыновлении, оформляя заявление от имени лишь одного из партнеров. Сейчас для того, чтобы подобная заявка на усыновление была одобрена, нужно будет получать специальное разрешение от госструктуры — и шансы на то, что обращение будет удовлетворено, в ЛГБТ-сообществе оценивают как минимальные. Нынешний запрет, кстати, распространяется и на разнополые пары, не состоящие в официальном браке.

Помимо закона, касающегося усыновлений, парламент принял еще и две поправки к конституции страны, которые тоже ограничивают права и гражданские возможности людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией. В частности, в основном законе страны теперь будет прописано, что понятие «мать» может применяться только в том случае, если речь идет о женщине, а «отец» — только в отношении мужчин.

Кроме того, в конституции будет указано, что власти страны «защищают самоидентичность пола ребенка по рождению и обеспечивают, чтобы воспитание детей было основано на конституционной идентичности нашей страны и ценностях, базирующихся на нашей христианской культуре». Активисты ЛГБТ-движения уверены, что это такое положение лишь еще больше будет ущемлять права трансгендеров и интерсексуальных людей.

Поражение в правах

В офисе премьера Виктора Орбана действия законодателей ожидаемо похвалили, отметив, что принятый закон об усыновлениях направлен на «усиление защиты венгерских семей и безопасности наших детей». Со стороны правозащитных организаций и ЛГБТ-активистов реакция была прямо противоположной. «Эти дискриминационные, гомо- и трансфобные новые законы — самая последняя по времени атака венгерских властей против членов ЛГБТ-сообщества», — отметил Дэвид Виг, руководитель венгерского отделения Amnesty International, подчеркнув, что день принятия закона и конституционных поправок стал «темным днем для прав человека». Исполнительный директор Transgender Europe Мэйсен Дэвис отметил, что в организации «всерьез обеспокоены здоровьем и безопасностью детей и взрослых-трансгендеров в Венгрии с учетом столь враждебной атмосферы» (цитата по BBC News).

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан

Фото: TASS/EPA/POOL/Olivier Matthys

В Human Rights Watch в свою очередь сетовали на то, что «жестокие и беспочвенные нападки на одну из наиболее маргинализированных групп венгерского общества» не может остановить даже рост числа случаев заражения COVID-19 и вызванное эпидемией повышение смертности. «Под предлогом борьбы с неверно воспринимаемой концепцией „гендерной идеологии“, правительство еще больше ограничивает права и вешает клеймо на тысячи венгерских граждан», — заявила в ноябре Лидия Галл, старший исследователь в отделе Европы и Центральной Азии в HRW.

Залечь на дно в Брюсселе

По довольно курьезной случайности ярлык человека, который явно не придерживается традиционных ценностей, получил член венгерского парламента от Fidesz Йожеф Сайер — он, кстати, активно участвовал в разработке законодательных мер, ограничивающих права представителей ЛГБТ-сообщества. Сайера и еще более двух десятков обнаженных мужчин полицейские в ноябре обнаружили среди участников секс-вечеринки в Брюсселе.

Скандал разразился нешуточный, депутата распек сам премьер Орбан, заявивший, что подобное поведение народного избранника никак не вяжется с «ценностями нашего политического объединения». В итоге Сайеру пришлось объявить о выходе из партии, а заодно и о сложении с себя полномочий члена Европарламента. За участие в гей-оргии политик даже извинился — впрочем, лишь за то, что нарушил ограничительные карантинные меры, введенные из-за коронавируса.

ЛГБТ венгрия
Фото: Global Look Press/Attila Volgyi

Впрочем, случай с «засветившимся» на сомнительном мероприятии депутатом — редкое исключение для плотно сомкнутых партийных рядов Fidesz в парламенте и правительстве. Политика сужения прав лиц нетрадиционной ориентации проводится в Венгрии в последние годы вполне последовательно. Так, в 2019 году спикер национальной ассамблеи Ласло Кёвер уподобил стремящихся к заключению брака или усыновлению ребенка однополые пары с педофилами, заявив, что «с моральной точки зрения разницы между ними нет».

Также в 2019-м в Fidesz предлагали объявить бойкот компании Coca-Cola, запустившей рекламу своей продукции, в которой использовались и образы гей-пар. А в мае этого года правительство отменило для трансгендеров возможность изменять свой гендер в документах: теперь там может указывать лишь пол при рождении «на основе основных половых признаков и хромосом».

Ориентация на местности

Против угнетения прав людей нетрадиционной ориентации выступают и в Брюсселе. Так, в ноябре Европейская комиссия, главный исполнительный орган ЕС, объявила о начале разработки стратегии равноправия, призванной отстаивать интересы секс-меньшинств, подвергающихся нападкам со стороны властей, в частности, в Польше и Венгрии. «Мы будем защищать права представителей ЛГБТ-сообщества от тех людей, у которых сейчас появляется всё больше и больше желания для нападок на них с идеологической точки зрения, — пообещала вице-президент ЕК Вера Юрова. — Такие действия подходят для авторитарных режимов, и им не место в Евросоюзе».

По данным социологов, которые привели в Еврокомиссии, в прошлом году 43% геев заявили о том, что стали объектом дискриминации (в 2012 году этот показатель составлял 37%). Рост количества нападок на людей нетрадиционной ориентации был зафиксирован несмотря на то, что 76% граждан ЕС считают, что у геев, лесбиянок и бисексуалов должны быть те же права, что и у гетеросексуалов (в 2015 году такой точки зрения придерживался 71% жителей стран союза).

При этом в отношении к людям нетрадиционной ориентации довольно четко прослеживается разделение единой Европы на более либеральный Запад и зачастую посконно-традиционный Восток. «Там, где когда-то Европу разделял „железный занавес“, сейчас континент делит „радужный занавес“. В Западной Европе качество жизни для геев выше, чем где-либо еще на планете. У них есть право на заключение брака и усыновление детей, и во всех сферах жизни они защищены от дискриминации. Дела в Восточной Европе обстоят не так хорошо. Менее половины жителей семи стран Евросоюза, среди которых Польша, Венгрия и Румыния, согласны с тем, что люди нетрадиционной сексуальной ориентации должны обладать такими же правами, что и гетеросексуалы, — пишет The Economist. — В шести странах ЕС нет возможности заключать гражданские союзы — и все эти страны находятся в Центральной и Восточной Европе. В Польше ввели „свободные от ЛГБТ зоны“ — это оказалось юридически бессмысленной уловкой, которая на практике по сути открыла „сезон охоты“ на геев (...) Для геев, живущих за „радужным занавесом“, — а всего там живет порядка четверти всего населения Евросоюза — жизнь может быть беспощадной».

ЛГБТ венгрия
Фото: TASS/EPA/ZOLTAN BALOGH

Нетерпимость к геям в Венгрии — как на государственном уровне, так и на бытовом — достигла таких масштабов, что многие из них задумались об эмиграции или уже уехали из страны, указывает AFP. Среди причин для изменения места жительства — постоянный страх нападок, по меньшей мере словесных, и нежелание считаться людьми второго сорта из-за меньшего по сравнению с гетеросексуалами объема гражданских прав.

Тот же The Economist напоминает, что расширение прав для геев было одним из условий вступления новых стран в Евросоюз в период с 2004 года, в ходе «расширения на восток». Впрочем, потом в тех государствах, которые пошли на такие послабления ради присоединения к ЕС, ситуация быстро вернулась к прошлому статус-кво. Как отмечает в этой связи журнал, «по сути представители гей-сообщества оказались еще одной жертвой неспособности ЕС обеспечить дальнейшее выполнение странами тех (правовых) стандартов, соответствие которым позволило им стать членами союза».

Впрочем, реальных и эффективных механизмов для того, чтобы «причесать» всех участников Евросоюза под одну либеральную гребенку, у Брюсселя, мягко говоря, немного. Национальное законодательство в области семейного права имеет большую силу, чем нормативные документы ЕС. А недавний бюджетный кризис, связанный с отказом Варшавы и Будапешта идти на увязывание помощи, выделяемой пострадавшей от эпидемии коронавируса экономике, с обеспечением принципа верховенства закона, наглядно показал: правые правительства в Восточной Европе будут биться до последнего, но своих консервативных позиций, привлекательных для электорального ядра, сдавать не станут.

«Нет никакой общей нормы»

Как напоминает старший научный сотрудник ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН Дмитрий Офицеров-Бельский, у Брюсселя есть немало претензий и к Варшаве, и к Будапешту, и «ситуация с ЛГБТ-сообществом может рассматриваться как некий довесок к уже имеющейся проблематике». В любом случае, ни одна страна в данном вопросе не обязана следовать каким-то единым нормам — их просто не существует. По его мнению, тот факт, что в Восточной Европе геи не могут вступать в брак, а самим браком по конституции считается союз между мужчиной и женщиной, «выбивается из тренда», однако «не может однозначно квалифицироваться как нарушение прав ЛГБТ-сообщества».

кольца загс брак
Фото: ТАСС/Светлана Спирина

«Польша и Венгрия несколько выпадают из общего тренда, но нет никакой общей нормы. Соответственно, никто не может их заставить следовать по какому-то пути, — подчеркнул эксперт в беседе с „Известиями“. — Некоторое порицание в связи с тем, что восточноевропейские страны являются слишком традиционалистскими и консервативными, конечно, возможно. Однако реальное наказание и реальные обвинения — они лежат в другой сфере и связаны с видением будущего Европы как таковой. Восток и Запад Европы представляют будущее европейской интеграции очень по-разному».