Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Согласно стратегии научно-технологического развития России, к 2035 году объем инвестиций со стороны коммерческого сектора должен вырасти до уровня господдержки. Однако стимулирующих мер, которые могли бы заинтересовать бизнес вкладывать в научно-исследовательскую деятельность на фоне общемировой экономической турбулентности, до сих пор не принято.

Сегодня научный сектор живет за счет государственных денег. Около 70% всего финансирования приходит именно из бюджета страны. Согласно выводам Счетной палаты РФ, по удельному весу затрат на науку в ВВП с показателем 1,1% Россия занимает 34-е место в общемировом рейтинге.

Негативные корректировки внесла и пандемия. В федеральном бюджете на ближайшие три года предусмотрено сокращение расходов на научные исследования и разработки гражданского назначения на 6,3% по сравнению с утвержденной в конце 2019 года суммой.

Такая ситуация вынуждает научное сообщество искать новые источники финансирования. В эпоху цифровой экономики наука должна отвечать на современные вызовы, поэтому встает вопрос привлечения бизнеса в эту сферу. Мы уже знаем, что в наукоориентированных экономиках соотношение вкладов государства и бизнеса в финансирование исследований кардинально отличается от российского. Более 70% вложений приходится на коммерческий сектор. Развитие мировой фармацевтики, мобильной связи, космических услуг и даже космической техники доказывает эффективность такого подхода, причем интеграция бизнеса и науки объективно выгодна всем участникам.

Сегодня можно выделить четыре причины, почему коммерческий сектор должен финансировать научный прогресс. Это:

1) зависимость от научных разработок. Инновации всегда приводят к научным революциям. Если у компаний есть прямой контакт с наукой, то это дает возможность быть в авангарде;

2) научный подход ведения бизнеса снижает риски. В эпоху больших данных требуется глубокий, фундаментальный анализ для принятия решений. Внедряя инновации, ученые ищут баланс между риском, интуицией и скептицизмом. Решение принимается на основе и внешних, и внутренних экспертных оценок, основанных на исследованиях и испытаниях. В противном случае все превращается в русскую рулетку;

3) в науке нет конкуренции. Научное сообщество не конкурирует друг с другом. Оно сотрудничает и обменивается опытом фундаментальных исследований. Прогресс невозможно скрыть;

4) наука решает кадровые проблемы. Создавая инновацию, наука понимает, какие именно специалисты потребуются для ее внедрения.

Однако при всех очевидных плюсах ситуация не меняется, и наука так и не становится производительной силой. Принципиальная проблема — отсутствие системы научно-технологического прогнозирования, что затрудняет определение вектора развития как науки, так и бизнеса. В этом случае они развиваются независимо.

Коммерческий сектор, наученный чередой десятилетних кризов и нестабильностью, просто не готов инвестировать в процессы, результат от которых может быть лишь через три-пять лет. В основном компании ориентируются на заимствование зарубежных технологий. При этом все понимают, что это тупиковый путь развития, который не позволит занять достойное конкурентное место на мировом рынке технологий.

Мы видим, что за последние несколько лет количество коммерческих компаний, обращающихся к науке, все же выросло. Ведущие технологические вузы страны сотрудничают с такими гигантами, как «Яндекс», Mail.ru, Samsung. Основная часть взаимодействия — подготовка кадрового резерва. Такая практика позволяет готовить студентов под конкретные нужды и запросы. Она гарантирует рабочие места и снимает проблему утечки мозгов. В результате таких коллабораций в вузы приходят преподаватели-практики.

Но куда привлекательнее интегрировать науку и промышленность. Этот сектор открывает путь к реальным и фундаментальным и практическим исследованиям, и открытиям. Научный сектор технологически к этому готов. Именно отечественные разработки позволят вывести промышленность на новый этап индустриализации. Однако компаниям сегодня экономически выгодно обратиться уже к существующим технологическим решениям. При этом инновационные разработки российских ученых остаются лишь работами в архивах институтов.

Сегодня бизнесу нужно помочь обратить внимание на науку. Очевидно, что ставку нужно делать на финансовый интерес. Хорошим шагом со стороны государства могло бы стать введение стимулирующих льгот через изменение налогового законодательства в области НИОКР. Меры поддержки не только помогут привлечь большее количество инвестиций, но и станут первым шагом на пути создания «экосистемы научной благотворительности». Если обозначить, что средства должны выделяться на проекты, которые по профилю идентичны деятельности жертвователя, то убираются коррупционная составляющая и возможные махинации с налогами.

Перед государством стоит важная задача — сделать экономику наукоемкой. Чтобы изменить баланс бюджетов в сторону частных инвестиций к 2035 году, меры нужно принимать уже сейчас.

Автор ректор РТУ МИРЭА, доктор технических наук Станислав Кудж

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир