Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Вакцина — это не окончательный ответ»
2020-11-17 12:24:54">
2020-11-17 12:24:54
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Циркуляция коронавируса продолжится весь зимний сезон. Об этом «Известиям» заявил директор итальянского Института молекулярной генетики (IGM) и заведующий отделением вирусологии Джованни Мага. Долгое время вирусолог занимался исследованиями в области восстановления ДНК и лечения ВИЧ, однако в период пандемии он стал одним из ведущих специалистов в области изучения COVID-19 и комментировал ситуацию с вирусом для ключевых изданий Италии, пережившей весь ужас первой волны. В интервью он также рассказал том, какие уроки вынесла Европа, почему вакцина спасет не всех и надо ли носить перчатки.

Путь к катастрофе

— В странах ЕС уже бушует вторая волна. На ваш взгляд, когда Европа сможет выйти на плато?

— С уверенностью говорить о переходе на этот этап пока слишком сложно. Скорее всего, в разных странах это произойдет в свой час, в зависимости от эпидемиологической ситуации, жесткости мер сдерживания и дисциплины населения. По моему мнению, скорее всего, циркуляция вируса в Европе будет продолжаться весь зимний сезон.

— Перед приходом второй волны многие надеялись, что, получив опыт, страны смогут справиться с вирусом легче. Однако мы вновь наблюдаем загруженность больниц. Можно ли сказать, что ко второй волне были не готовы?

медсестры в комбинезоне, перчатках и антивирусных масках, доставляют пациента с коронавирусом в больницу Covid в Россано, Италия
Фото: Global Look Press/Alfonso Di Vincenzo

— Ситуация сегодня намного лучше, чем в марте. У нас уже есть «методички», теперь мы можем классифицировать пациентов и знаем, как их лечить, в зависимости от тяжести протекания болезни — даже дома. Проблема сегодня — высокие цифры, но было предсказуемо, что осенью-зимой циркуляция вируса увеличится, причем одновременно с гриппом. В Италии пока система здравоохранения принимает удар, мы должны держать ситуацию с COVID-19 под контролем, иначе госпитали ждет перегруз.

— Единственное спасение — это вакцина? Как быстро она сможет помочь, учитывая, что ею будут обеспечены не все сразу?

Роль вакцины в борьбе с вирусом безусловна, но это не окончательный ответ. Потребуются годы, чтобы вакцинировать достаточное количество людей и выработать коллективный иммунитет. К тому же мы знаем, что не все согласятся на вакцинацию, а некоторые не смогут быть привиты по состоянию здоровья, поэтому всегда кто-то будет заражен. Лечение так же необходимо, как и вакцина. С препаратом мы защитим уязвимое население, с помощью терапии мы вылечим остальных.

— Что вы можете сказать о способе борьбы с пандемией Швеции — отсутствии жесткого карантина? Если бы меры в Италии носили необязательный характер, наблюдали бы мы колоссальный рост смертности?

Шведская модель ошибочна. Ее негативные последствия были отсрочены, но именно в этой малонаселенной стране (там проживает примерно столько же, сколько в одном итальянском округе Ломбардия, около 10 млн) к концу июля от COVID-19 скончались более 5,5 тыс. человек. Это один из самых высоких показателей смертности в Европе и, безусловно, худший среди северных стран. По состоянию на 13 октября уровень смертности на душу населения в Швеции составил 58,4 на 100 тыс. человек, так они занимают 12-е место в мире. Если бы более заселенная страна использовала такой же подход, это привело бы к катастрофе.

Рассадники болезни

— Некоторые вирусологи говорят о низкой смертности как поводе смягчить ограничения. На ваш взгляд, при оценке ситуации стоит ориентироваться больше на число зараженных или летальных исходов?

— Учитывать уровень смертности, безусловно, важно, но уровень заражения вкупе с госпитализацией — это критические показатели. Перегруженные системы здравоохранения приносят косвенные (не связанные с COVID-19) смерти из-за отсутствия или несвоевременного обращения за медицинской помощью при других хронических заболеваниях. Важно учитывать, что смерть может наступить через 7–10 дней после инфицирования, поэтому снижение количества зараженных повлияет на уровень смертности минимум через одну-две недели.

— На ваш взгляд, какой тип карантина наиболее целесообразен: всеобщий или локальный?

— Всё зависит от ситуации. Изначально локдауны должны быть локальными, принятыми с учетом эпидемиологического риска в конкретном районе. При закрытии города или всего региона власти должны обращать внимание на многие факторы, в том числе социальные. Меры не должны парализовать принципиально важные сферы. В Италии многие виды деятельности сохранились благодаря переходу на удаленный режим работы. Также стоит учитывать, что не всегда столицы — это рассадник болезни. Небольшие муниципалитеты, где контакты между одними и теми же людьми еще чаще, может стать местом вспышки, как это произошло в феврале на севере Италии.

— Есть ли меры, которые, на ваш взгляд, в некотором смысле бесполезны в борьбе с вирусом? Например, если о спорности масок не говорит почти никто, насчет эффективности перчаток сомневаются даже во Всемирной организации здравоохранения.

— Маски для лица, социальное дистанцирование и гигиена — это столпы профилактики от вируса. Перчатки могут быть полезны в некоторых ситуациях, но далеко не все правильно их используют и утилизируют, поэтому взять с собой антисептический гель — более практично и эффективно.

Читайте также