Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Зачем рубить сук: для чего власти пытаются поднять налоги для металлургов и химиков

Как повышение НДПИ отразится на инвестклимате
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Правительство внесло в ГД законопроект о повышении НДПИ в 3,5 раза для металлургической и химической промышленностей. «Известия» попытались разобраться в вопросе: что это значит для инвестиционного климата в стране и экономики в целом?

Госдума на днях в первом чтении приняла проект федерального закона «О внесении изменений в главы 25.4 и 26 2-й части Налогового кодекса Российской Федерации»), который предусматривает повышение рентного коэффициента налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для металлургов и производителей удобрений в отношении с 1 до 3,5 — иначе говоря, в 3,5 раза. Как утверждается в пояснительной записке к внесенному законопроекту, его принятие позволит повысить эффективность взимания НДПИ, а также компенсировать недополученные доходы от введения налога на добавленный доход (НДД) и предотвратить дальнейшее снижение доходов федерального бюджета.

Логика властей объяснима: резко возросшие траты государства привели к образованию бюджетного дефицита. По оценке Минфина, в 2020 году расходы казны могут превысить доходы почти на 4,4% ВВП. В связи с этим кабмин и анонсировал проект налоговых законов. Для пополнения бюджета было предложено повысить НДПИ, пересмотреть параметры ряда льгот в нефтегазовом секторе, а также индексировать ставки акцизов на табачную продукцию. Только за счет НДПИ, по расчетам Минфина, в следующем году удастся привлечь в казну дополнительно 56 млрд рублей.

Однако бизнес ожидаемо с критикой встретил попытку изъять часть средств в условиях продолжающейся глобальной неопределенности из-за коронакризиса. С отрицательными отзывами на законопроект выступили и экономические эксперты. Так, экономист Владислав Иноземцев оценил инициативу как неудачную по нескольким причинам. Во-первых, по его словам, она нарушает данные представителями правительства обещания не повышать налоговую нагрузку на бизнес. Напомним, что в 2018 году министр финансов Алексей Силуанов четко указывал на неизменность налоговой системы в ближайшие годы: «Государство должно создать стабильные условия. В первую очередь это налоги. Мы говорим о том, что в течение следующего шестилетнего периода мы не будем менять налоги».

Всё это окажет негативное влияние на инвестклимат, считает Иноземцев, «сокращение инвестиций окажется кратно большим, чем объем собранных налогов». С ним согласны и другие эксперты, утверждающие, что повышение налоговой нагрузки будет восприниматься инвесторами в качестве неблагоприятного параметра инвестиционного климата наряду с рисками нарушения прав собственности и административными барьерами.

Во-вторых, по мнению Владислава Иноземцева, налоговая сверхнагрузка неизбежно приведет к увеличению стоимости сырья, а значит, ухудшит экспортную конкурентоспособность этих и смежных отраслей. Хотя господин Силуанов, представляя правительству предложения о повышении НДПИ на полезные ископаемые, заявлял: «Такой маневр в нынешних условиях должен подстегнуть развитие секторов экономики, не связанных с добычей сырья».

Однако понятно, что добывающие компании — это непосредственные поставщики сырья для тех самых несырьевых производств, которые собираются развивать. И повышение налогов на добычу сырья отразится на издержках всей производственной цепочки, начальным звеном которой являются как раз добывающие компании.

В-третьих, указывает Иноземцев, решение временной проблемы — дефицита бюджета — с помощью бессрочной меры неоправданно. Рентабельность металлургической и химической промышленности крайне волатильная. Повышенный НДПИ заберет у компаний-плательщиков сумму, эквивалентную 4–6% EBITDA, при том, что по данным ФНС, налоговая нагрузка этих отраслей в среднем чуть выше общероссийской средней: 11,4% от оборота против 11,2%.

— С одной стороны, пока никто не представляет себе трендов в мировой экономике в ближайшие годы (вторая волна коронавируса может надолго отсрочить восстановление в тяжелой промышленности по всему миру); с другой, цены на металлы могут скорректироваться вниз, и тогда придется либо отменять принятое решение, либо наблюдать за спадом в отрасли, — резюмирует эксперт, утверждая, что новая ставка налога только ухудшит запас прочности предприятий металлургической и химической промышленности .

Сомнения в разумности повышения НДПИ высказал и Максим Худалов из Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА). По его словам, соблазн собрать с металлургов больше налогов очень велик, поскольку на фоне всеобщего спада экономики в мире их доходы находятся на сравнительно хорошем уровне за счет спекулятивного роста цен на металлы и значительного ослабления рубля. Однако, вторит он Иноземцеву, после ожидаемой коррекции фондового рынка США сырье опять упадет к ценам уровня апреля 2020 года, а старые уровни НДПИ обратно вернуть будет уже нельзя.

Эксперт напоминает, что в 2018 году перед самым падением цен на уголь предлагалось повысить НДПИ на него, мотивируя это наличием у отрасли сверхдоходов. Но тогда удалось сохранить старые ставки. Благодаря этому российские угольщики всё еще работают, несмотря на продолжающийся уже полтора года спад цен, хотя на других рынках угольные компании банкротятся.

Экономисты уверены, что у властей есть достаточно возможностей решить проблему дефицита бюджета, не прибегая к ужесточению фискальной политики. В частности, профессор ВШЭ, инвестбанкир Евгений Коган в своем авторском телеграм-канале представил два пути решения проблемы. Первый – это временные заимствования. «Наша страна в состоянии увеличить в два раза свою долговую нагрузку без ощутимых последствий. Будет долг 20–22% от ВВП вместо текущих 12–13%, и что? Зато будет полностью закрыта потребность бюджета в выпадающих доходах», — рассуждает Коган.

Второй путь — масштабная приватизация. Довод экономиста следующий: доля и роль государства в нашей стране «не просто велики, а преступно велики». По его мнению, с помощью приватизационных процессов можно покрыть значительную часть выпадающих доходов бюджета, и при этом не нужно повышать налоги и усложнять жизнь и без того зачастую дышащему на ладан бизнесу.

Законопроект Минфина Госдума уже приняла в первом чтении. Такую спешку законодателей не остановила и критика Счетной палаты — ведомство Алексей Кудрина посчитало, что бюджетный эффект от нового законопроекта Минфина нельзя оценить, пока министерство не обоснует поступления в федеральный бюджет и не детализирует расчеты. А таких расчетов нет.

В каком виде проект закона ляжет на стол президенту и ляжет ли вообще — покажет время. Пока же действия финансового ведомства и депутатов больше напоминают человека, рубящего сук, на котором сидит. Представители отрасли надеются, что решение, принятое наверху, будет пересмотрено под влиянием экспертного мнения. Общую позицию экономического сообщества по данной инициативе в разговоре с «Известиями» емко выразил главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА» Антон Табах. По его словам, повышение налогов в кризис не способствует поддержке экономики и убивает инвестиционный потенциал.

Прямой эфир