Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Бейруте 6 августа прошли первые похороны погибших в результате взрывов в порту. Всего зарегистрировано свыше 140 погибших и более 5 тыс. раненых, эти цифры продолжают расти. Как минимум 250 тыс. человек остались без крыши над головой. Во Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) «Известиям» заявили, что коечного фонда ливанской столицы недостаточно — уже сейчас задействованы все больницы страны. Присланной ВОЗ помощи хватит только на 1 тыс. хирургических операций. Мобильные госпитали в Бейруте уже развернули Россия, Иран и Катар. Страшная трагедия объединила жителей маленькой страны — они рассказали «Известиям» как вместе выходят каждое утро расчищать улицы от битого стекла и покореженного асфальта. Помочь восстановить Бейрут приезжают даже из отдаленных горных деревень, а отели пускают на ночлег всех оставшихся без крова.

Власти знали о селитре

Бейрутский порт, вероятнее всего, перестал существовать: по предварительным оценкам, строение не подлежит восстановлению, властям придется возводить новую гавань. Пока же главными морскими воротами страны назначен северный город Триполи, однако его вместимость существенно уступает столичному терминалу.

Согласно данным аналитического агентства S&P Global, через порт Бейрута в страну поступало до 60% всего импорта. Экономический ущерб от взрывов губернатор города Марван Аббуд оценил в $3–5 млрд, допустив, что сумма может увеличиться до $15 млрд.

Фото: Global Look Press/Marwan Naamani/dpa

Придя утром 5 августа к эпицентру взрыва в районе порта, политик не сдержал слез и сравнил бейрутский пейзаж с тем, что осталось от Хиросимы 6 августа 1945 года.

В результате взрывов были разрушены портовые зернохранилища, где держали до 85% всех запасов пшеницы страны. Даже та часть зерна, что осталась целой, уже непригодна в пищу — химическое воздействие от нитрата аммония и взрывов сделало его ядовитым. Внутреннее производство пшеницы способно покрыть лишь 10% спроса населения. Больше всего зерна Ливан закупал у России и Украины, власти страны пока не объявили, будут ли они подписывать контракты на дополнительные партии.

Причиной взрыва глава МВД и премьер-министр страны называют 2,7 тыс. т аммиачной селитры, хранившейся в порту — она осталась в Бейруте после конфискации с судна MV Rhosus в 2014 году. Полиция Кипра, как сообщила Cyprus Mail, уже опросила владельца судна, россиянина Игоря Гречушкина, проживающего в островной республике. Как отмечают в СМИ, ответы бизнесмена переданы Ливану, однако содержание беседы не опубликовано.

The New York Times со ссылкой на ливанского юриста Салима Ауна пишет, что портовая администрация как минимум трижды — в 2014 и 2017 годах — обращалась к властям с просьбой разобраться с опасным грузом. Однако ответа не последовало.

Боли не менее: жители Бейрута вышли расчищать город от завалов
Фото: Global Look Press/XinHua

Профессор РАН, ректор Российского химико-технологического университета имени Д.И. Менделеева Александр Мажуга рассказал «Известиям», что сама по себе селитра не столь взрывоопасна, она разлагается с выделением тепла лишь при температурах свыше 200 градусов.

Мы знаем, что в Бейруте рядом с аммиачной селитрой находится морская вода, которая содержит в своем составе хлорид-ионы. Они известны как катализатор разложения аммиачной селитры — если хлорид-ион попал в селитру, произойдет снижение температуры ее разложения и увеличится скорость превращения (разложения и горения), — пояснил ученый.

Другая возможная причина перехода горения во взрыв — тушение: попадание воды на расплавленную селитру вызывает ее вспенивание, что ведет к увеличению поверхности горения и росту скорости. В свою очередь, чем выше скорость горения, тем легче оно переходит во взрыв, отметил эксперт.

Коек не хватает

Уже ночью 5 августа в Бейруте был развернут полевой госпиталь МЧС России, РФ прислала пять спецбортов гуманитарной помощи и команду врачей и специалистов Роспотребнадзора для контроля ситуации с коронавирусом. Аналогично полевые госпитали развернули Катар и Иран.

6 августа в Бейрут прибыл французский президент Эммануэль Макрон, он провел переговоры с ливанским коллегой Мишелем Ауном и премьер-министром Хасаном Диабом.

Выгрузка оборудования из самолета ИЛ-76 МЧС РФ в аэропорту Бейрута

Выгрузка оборудования из самолета ИЛ-76 МЧС РФ в аэропорту Бейрута

Фото: РИА Новости/Валерий Мельников

То, что Макрон стал первым иностранным лидером, посетившим пострадавший город после трагедии, во многом объясняется тесными связями Ливана и Франции — с 1920-го, после раздела Османской империи, и по 1944 год арабская страна была французским протекторатом, второй язык в республике — французский.

Выступая перед толпой, окружившей посольство Франции в Бейруте, Макрон пообещал, что Париж пришлет больше гуманитарной помощи Ливану и заявил, что «также необходимы политические изменения, эти взрывы должны стать началом новой эры».

В ВОЗ «Известиям» заявили, что отправленной организацией в Бейрут помощи хватит ненадолго — всего на 1 тыс. хирургических операций для лечения жертв, страдающих от ожогов и ран, нанесенных стеклом и другими осколками в результате взрывов.

Не хватает больничных коек, раненых пациентов переводят в клиники по всей стране, вплоть до Триполи, но и там многие медицинские учреждения перегружены. ВОЗ распределит материалы по приоритетным больницам Ливана, где будут принимать и лечить раненых, — сообщили «Известиям» в организации.

Первые похороны

Впервые за 30 лет, прошедшие с окончания Гражданской войны, в Бейруте так много похорон в один день, и столько потерь сразу у всех конфессий, признался в беседе с «Известиями» житель ливанской столицы Фирас Халифа.

На моей улице погиб один мужчина, он работал в порту, как раз закрывал смену и должен был вернуться домой. На соседней — погибла женщина, она закрывала квартиру на 10-м этаже, взрывной волной дверь вырвало из петель, и ее придавило, — рассказал Фирас.

Фото: REUTERS/Suhaib Salem

Фотограф Мухаммед Калит считает, что даже в такие темные дни надо искать что-то хорошее. Житель Бейрута в беседе с «Известиями» отметил, что поддержка столице идет со всех концов страны — люди приезжают из северных горных деревень, лишь бы помочь.

Горожане объединились, рассказывает Мухаммед, позабыв все социальные и религиозные различия, которые, между прочим, закреплены даже в государственном устройстве страны — президентом республики может стать только христианин-маронит, премьер-министром — мусульманин-суннит, а спикером парламента — шиит.

— Мы по-прежнему находимся в критическом состоянии, начиная с 5 августа у нас действует двухнедельный режим ЧС. Прошлой ночью большинство оставшихся без крова нашли себе ночлег — это стало возможным благодаря местным бизнесменам: отели пускали всех желающих, рестораны раздавали бесплатно еду и воду, — рассказал Мухаммед.

Другая жительница Бейрута, стендап-актриса Шаден Эсперанца беседовала с «Известиями» по пути в центр города — она ехала на машине и довозила до больницы всех, кто не мог добраться сам. Точно так же она поступила ночью, сразу после взрывов.

— Сегодня мы все идем помогать: кто-то будет чистить улицы от битого стекла, кто-то поможет, как я, довезти раненых до больниц. Главное, что мы все что-то делаем, не ждем, пока этим займется правительство, — призналась жительница ливанской столицы.

Корреспондент РЕН-ТВ Валентин Трушнин прибыл в Бейрут ночью 5 августа вместе со спецбортом МЧС РФ. По его словам, днем 6 августа в городе уже начали наводить порядок.

— Аэропорт вопреки всем заявлениям цел и кажется не пострадавшим, самолеты прилетают и улетают. Эстакада, ведущая из центра города в порт, одна из важнейших магистралей Бейрута, уже очищена от завалов и перевернутых машин. Здесь еще ночью 5 августа всюду крышами вниз лежали покореженные автомобили и битые стекла, они повсюду. Но уже днем, когда мы ехали, эстакаду расчистили — часть убрали военные, часть — сами автовладельцы отогнали. Кровь с улиц уже отмыли, раненых под завалами мы не видели. В самый эпицентр, в район порта до сих пор не пускают — там всё перекрыто военной техникой, ищут погибших. Разрушения такие, будто бы атомная бомба взорвалась. Но чувствуется, что город постепенно приходит в себя, — рассказал Валентин «Известиям».

Нечего терять

В городе нарастают протестные настроения. Как только граждане более-менее придут в себя и расчистят завалы, настанет очередь спрашивать с политиков — кто виноват в том, что произошло, рассказала «Известиям» жительница фешенебельного района Ашрафийе, дизайнер Салли Хамуд.

Фото: Global Look Press/Ashraf Amra/Keystone Press Agency

Людям больше нечего терять, они уже не боятся ни пандемии, ни полиции — у многих погибли друзья или члены семьи, это невозможно простить и невозможно оставить без ответа. Пока же я прошу, мы все на улицах просим — не присылайте гуманитарную помощь ливанскому правительству, которое потратит все деньги на себя или перепоручит ремонтные работы фирмам своих родственников. Лучше отправлять пожертвования Красному Кресту, — подчеркнула собеседница «Известий».

Ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Алексей Сарабьев уверен: протесты в Ливане — вопрос времени. Новое правительство за прошедшие полгода так и не выполнило ни одного требования «улицы». Несмотря на смену кабинета и премьер-министра (вместо Саада Харири в январе 2020 года премьером был назначен Хасан Диаб), фигуры в новом правительстве по-прежнему не устраивают протестующих.

— Всем известно, что за новыми лицами в кабинете стоят те же самые политические силы, против которых шли массы народа. Сам принцип формирования правительства не был таким, на котором настаивали протестующие, то есть не был свободен от конфессиональных квот, — пояснил эксперт «Известиям».

Конечно, карантин и жесткие меры, страх заражения немного сбили волну демонстраций в марте, но сейчас, после взрывов, людям уже нечего терять, констатировал политолог.

Читайте также
Реклама