Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Это был настоящий апокалипсис»
2020-08-05 13:28:43">
2020-08-05 13:28:43
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

5 августа в Ливане объявлен днем траура. В результате взрыва тысячи тонн аммиачной селитры в порту Бейрута свыше сотни человек погибли, более 4 тыс. пострадали, при этом еще сотни ливанцев числятся пропавшими без вести. Число жертв будет расти — из-под обломков зданий извлекают новые тела. В ливанской столице повреждена половина зданий, больницы не справляются — раненых отвозят в близлежащие города. В стране ввели режим чрезвычайного положения. Армия взяла разрушенные кварталы под контроль. Рассказы очевидцев произошедшего — в материале «Известий».

«Операции проводили прямо на улице»

30-летний предприниматель Ральф Байдун

«Я был дома, когда мы услышали первый взрыв. То, что это именно взрыв, я понял сразу. Потом прогремел второй. Вместе с моей собакой мы отлетели в сторону. Как в замедленном фильме, я видел, как летел мой пес. Еще пару секунд продолжались какие-то колебания, как во время землетрясения. В мгновение ока дома были разрушены. Это был настоящий апокалипсис. Все окна в домах, офисах и магазинах Бейрута разбиты. Мне позвонила моя девушка и сказала, что ее бабушка потеряла обе руки — осколки стекол разлетелись по всему дому и задели ее. Мы повезли ее в больницу, это был кошмар: на улицах — огромные пробки, а в больнице вообще творилось нечто ужасное, настоящий хаос. Словами не передать. Люди лежали на полу, на земле, повсюду была кровь. Мы просидели два часа на полу, прежде чем смогли просто пообщаться с медсестрой. Все больницы переполнены. Люди расчищают улицы от обломков. В Бейруте ты везде идешь прямо по стеклу. Все травмы, которые получили пострадавшие, от осколков стекла. Ливанцы помогают друг другу. От правительства помощи нет».

бейрут
Фото: REUTERS/Mohamed Azakir

50-летняя копирайтер Патрисия Муамар

«Было очень страшно. Я думала, что опять началась война. В своей жизни я дважды переживала военные действия. Я стала рыдать, я не знала, что делать, куда бежать, как спасаться. Я находилась километрах в четырех от места взрыва, но казалось, что это было на соседней улице. Потом сказали, что пострадали все, кто находился в радиусе 6 км. Это произошло в районе шести часов вечера, были большие пробки, люди собирались ехать домой с работы. Людям нужна помощь. Но медучреждения переполнены, там сотни пострадавших. Врачи оказывали помощь перед зданиями больниц. Операции проводили прямо на улице. Это настоящая катастрофа».

35-летняя блогер Юлия, последние несколько лет живет с семьей в Бейруте

«Тряску чувствовали даже в горах. Сестра мужа работала неподалеку от места происшествия. От взрыва ее отбросило на пол. По счастливой случайности она не пострадала, отделалась царапинами. После произошедшего у нее началась истерика. Мы еле смогли ее успокоить. Вначале по телевизору сообщили, что взорвался склад с фейерверками, потому что через клубы дыма был виден салют. Но тут настораживали красный цвет облака и то, что взрыв был какой-то грибообразной формы. Потом рассказали про склад с горючим, который взорвался из-за сильного пожара. Многие ливанцы были уверены, что началась война с Израилем — интернет наводнили заголовки, в которых сообщалось, что якобы Израиль подтвердил свою причастность — таким образом якобы пытались уничтожить оружие «Хезболлы». В подтверждение своих слов некоторые пользователи даже присылали снимки, на которых вдалеке были видны самолеты. Потом сообщили, что это вертолеты, тушившие пожар. После стало известно, что это не атака, а несчастный случай. Никакого внешнего вмешательства не было, в новостях даже сообщили, что Израиль выразил желание оказать Бейруту гуманитарную помощь. Центр города сильно пострадал, выглядит как после военных действий. Простые люди предлагают пострадавшим ночлег и раздают еду нуждающимся. В соцсетях создают группы, в которых пишут, что больницам срочно нужна донорская кровь. В клиниках Бейрута пострадавших не принимают, их отвозят в другие города. Врачи предупреждают, что, несмотря на случившееся, нельзя забывать о мерах безопасности — необходимо носить маски, а также лучше вообще уехать из города, поскольку химический взрыв нанес стране серьезный экологический вред».

бейрут
Фото: REUTERS/Mohamed Azakir

27-летний торговец Хади Насралла

«Я ехал в такси, когда прогремел взрыв. Мы с водителем увидели дым, остановились и стали спрашивать у прохожих, что происходит. Первый взрыв был не очень сильный. Мы решили ехать дальше, и тут раздался второй. Мне показалось, что я потерял слух, посмотрел на водителя, хотел узнать, слышит ли он что-нибудь. Он обернулся, остановил машину, и тут мы услышали еще один громкий взрыв, повсюду разлетелись стекла, было ощущение, что идет стеклянный дождь. Первое, что я подумал, — в Бейруте совершили убийство какого-нибудь высокопоставленного чиновника. Обычно в этом районе на воздух взлетали начиненные взрывчаткой автомобили, в которых были политики. Обычно дым от взрыва довольно темного цвета, на этот раз он был какой-то розовый, было похоже на извержение вулкана. Я выскочил из такси, выяснил, что с водителем тоже всё в порядке, и стал звонить родным. Но связь не работала. Я поймал другое такси, поехал домой — моя квартира находится в другом районе, довольно далеко от места взрыва. Так вот пока мы ехали, повсюду видели битые стекла, части стен, искореженные машины».

Местная домохозяйка Нада Хамза, 35 лет

«Я ехала по улице, которая расположена прямо за портом. То есть где-то в километре от произошедшего. Вначале подумала, что взорвались какие-то бомбы или же что начались столкновения каких-нибудь протестующих с полицией. Открыла окно и стала спрашивать у пробегавших мимо прохожих, что происходит. Потом вдруг звук изменился, показалось, будто очень низко пролетают самолеты. Кто-то в толпе предположил, что это атака со стороны Израиля. Отношения между нашими странами всегда очень напряженные. Затем мы увидели дым, пожар и услышали еще один взрыв. Я не понимала, что происходит, выскочила из машины прямо посередине улицы, хотела спрятаться в каком-нибудь здании. И тут я увидела, что от улицы практически ничего не осталось, она была полностью разрушена. Насколько мне известно, наши больницы не справляются. Они просто не готовы принять столько людей. К тому же из-за финансового кризиса и пандемии COVID-19 наши медучреждения не так хорошо оборудованы. Ливанцы пытаются помочь друг другу. В частности, тем, кто остался без крова. Мы все находимся в состоянии шока».

бейрут
Фото: REUTERS/Issam Abdallah

Старший продюсер Alaraby TV Ахмед Яссин, 51 год

«На часах было 18:05, когда прогремел первый взрыв. Я как раз ехал домой с работы. Находился где-то в 4 км от порта. Внезапно раздался хлопок, и всё накрыло облаком дыма. Через три минуты — снова взрыв. Моя машина как-то подскочила. Я увидел, как люди разлетались в разные стороны. Магазины, дома — всё было разрушено, люди потом куда-то побежали, начали громко кричать, стекла, камни продолжали лететь. Это было очень страшно. Я смотрел британский фильм «Чернобыль». Происходящее напомнило мне тот атомный взрыв. Я видел войны, в Ливане были взрывы, но это был какой-то абсолютно другой тип взрыва. А еще он произошел в месте, где обычно селятся бедняки. К тому же в том районе находились товары, которые особенно нужны во время экономического кризиса. В частности, там были большие запасы пшеницы. А еще мы остались без порта. Как нам теперь вообще выжить?»

бейрут
Фото: REUTERS/Aziz Taher

37-летний бизнесмен Мохамед Наджем

«Повсюду завыли сирены, как во время войны. Внизу здания был расположен торговый центр, все стеклянные витрины магазинов разбиты, на полу были следы крови. Было дико страшно, люди повсюду кричали. Покупателям, которые оказались во время взрыва на подземной парковке, было еще тяжелее. Я сам был на 11-м этаже офиса. Стекла выбило взрывной волной. Я услышал два очень сильных хлопка, был уверен, что наше здание стало падать. Я попытался спрятаться. Один из осколков попал мне в ступню, пошла кровь. В какой-то момент показалось, что я вновь оказался в 2006 году, когда Израиль бомбил по Ливану. Тогда я оказался в эпицентре, был уверен, что умру. Сегодня я испытал те же чувства. Все упали на пол, я только помню, как открыл глаза и увидел гору обломков и пыль, застилающую глаза».

Читайте также