Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Стимул потратиться: из текущего кризиса Европа может выйти более сплоченной
2020-07-21 20:32:00">
2020-07-21 20:32:00
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Переговоры о создании специального антикризисного фонда в Евросоюзе завершились успешно. Сторонам наконец-то удалось найти некое подобие компромисса по объему стимулов. В пользу создания фонда высказались прежде непримиримые его противники — фискальные консерваторы из Нидерландов и Австрии. Предполагается, что на помощь страдающим от текущего экономического кризиса странам безвозмездно выделят €390 млрд, причем больше всех денег получат те, кто сильнее пострадал от эпидемии и ее экономических последствий. Подробности — в материале «Известий».

История не вдохновляет

Одной из главных претензий к Евросоюзу как к единой экономической системе всегда был упрек в недостаточно активной и солидарной реакции на кризисы. Это наглядно проявилось в действиях ЕС во время финансовых потрясений конца 2000-х годов. Хотя удар по европейской экономике был очень серьезным и цифры падения ВВП Германии, Италии и ряда других государств оказались в числе худших среди всех стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), ответные действия со стороны Брюсселя оказались довольно скромными.

Общий размер фискального стимула в этот период составил около €200 млрд, что существенно меньше показателей Китая и особенно США (свыше $800 млрд). В относительных цифрах стимулирование экономики ЕС не превысило 1,5% ВВП. При этом львиная доля расходов пришлась на национальные правительства.

Лидеры стран Евросоюза во время обсуждения антикризисного плана на саммите ЕС в Брюсселе

Лидеры стран Евросоюза во время обсуждения антикризисного плана на саммите ЕС в Брюсселе

Фото: Francois Walschaerts/Pool via REUTERS/File Photo

Эта нерешительность обошлась Европе дорого. В 2010-е годы ЕС столкнулся с несколькими серьезными проблемами, включая анемичный экономический рост и долговые кризисы сразу в нескольких странах, самым острым из которых являлся греческий. Хотя Грецию удалось спасти, избежав ее выхода из еврозоны, неудачные антикризисные действия Брюсселя вызвали возмущение по всему континенту. Финансово-экономические затруднения стали одной из причин подъема евроскептиков и в конце концов привели к Brexit.

Сейчас положение дел обстоит едва ли лучше, чем в конце нулевых, скорее уж наоборот. Эпидемиологический кризис обрушил экономику в колоссальных масштабах. ВВП еврозоны, по предварительным прогнозам Еврокомиссии, сократится в этом году на 8,7% (в 2009-м — на 4%), а Евросоюза в целом — на 8,3%. Совершенно не факт, что столь сильное падение будет компенсировано быстрым восстановлением — экономисты пока не знают, удастся ли вернуться к хорошему росту, или же рецессия будет выглядеть в форме буквы L. В любом случае еврокомиссар по экономике Паоло Джентилони не считает, что в следующем году удастся вернуть ВВП на уровень 2019 года.

Еврокомиссар по экономике Паоло Джентилони

Еврокомиссар по экономике Паоло Джентилони

Фото: Francisco Seco/Pool via REUTERS

Тем более что нынешняя обстановка является более турбулентной как с экономической, так и с политической точки зрения. С одной стороны, 10 лет назад мир не ставил под сомнение глобализацию, а торговые войны казались событием из далекого прошлого. Сейчас это реальность, в которую втягивается всё больше стран. Угрозы США ввести санкции в ответ на «цифровой налог» во Франции являются наглядным примером того, как ЕС, скорее всего, не удастся отойти в сторону от этого процесса. С другой, евроскептики в разных странах союза (особенно на данный момент в Италии) могут заметно усилиться из-за бездействия или неудач Брюсселя в ходе нынешней эпидемии и при ликвидации ее последствий.

Бережливость против солидарности

В общем, что-то делать было необходимо, и уже к апрелю европейцы подготовили масштабный план поддержки экономики, общий объем которого превышал €750 млрд. Из этой суммы свыше €500 млрд предполагалось перечислить наиболее пострадавшим от кризиса государствам на безвозмездной основе. Но с самого начала что-то пошло не так: несколько стран резко выступили против выделения денег в таких размерах.

В прошлом на страже консервативной европейской фискальной политики стояла Германия, теперь же правительству Ангелы Меркель удалось уговорить остальные политические силы страны в необходимости поддержки собратьев по Евросоюзу. Однако выдвинулись другие оппоненты — «бережливая четверка» в составе Нидерландов, Австрии, Дании и Финляндии, главными в которой стали голландский премьер Марк Рютте и австрийский канцлер Себастьян Курц. Они с самого начала скептически высказывались о таких радикальных фискальных мерах и были готовы поддержать план только при увязывании финансовой помощи с мерами жесткой экономии в странах-реципиентах. Что было совсем неприемлемо уже для этих последних.

Голландский премьер Марк Рютте (первый слева) и австрийский канцлер Себастьян Курц (второй слева) во время переговоров на саммите ЕС в Брюсселе

Голландский премьер Марк Рютте (первый слева) и австрийский канцлер Себастьян Курц (второй слева) во время переговоров на саммите ЕС в Брюсселе

Фото: REUTERS/Pavlo Palamarchuk

К традиционному в последние 12 лет противостоянию по оси север–юг добавились еще и разногласия между западом и востоком. В первоначальных планах ведущих стран ЕС стояло увязать помощь относительно новым членам (к примеру, Польше и Венгрии) с соблюдением ими стандартов ЕС в социально-политической области, что восточные европейцы восприняли без всякого восторга. В результате всех этих пертурбаций переговоры неоднократно стояли на грани срыва и относительно успешно завершились только через два с половиной месяца после первоначального обнародования планов.

Для принятия пакета помощи потребовались бурные дебаты на протяжении всех последних выходных (впервые с начала эпидемии состоявшихся вживую) и весьма существенные уступки. Самое главное — пришлось по настоянию голландцев и австрийцев сократить объем безвозмездных грантов с €500 млрд до €390 млрд. Взамен «бережливые» государства получили увеличенные компенсации из бюджета. Кроме того, из плана был убран механизм рекапитализации находящихся в сложном положении финансовых организаций — общим объемом €26 млрд. Размер поддержки более бедных стран в части реализации программ зеленой энергетики был уменьшен с €30 млрд до €10 млрд.

Откуда деньги?

Финансирование масштабной программы возложено на Еврокомиссию как институт. Именно она, а не отдельные страны Европы будет занимать средства на открытом рынке в течение нескольких лет. Погашение взятых обязательств будет растянуто на значительно более долгий период — по последним облигациям предстоит расплатиться в 2058 году. Нагрузка ляжет на бюджет Евросоюза в будущем.

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан на саммите ЕС в Брюсселе

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан на саммите ЕС в Брюсселе

Фото: Stephanie Lecocq/Pool via REUTERS/File Photo

Попытки покрыть эти обязательства хотя бы частично за счет дополнительных доходов оказались не слишком удачными. Главы европейских государств отказались вводить общий цифровой налог и налог на защиту окружающей среды. Всё, чего удалось добиться зеленым лоббистам, — небольшой налог на пластиковый мусор. По всем остальным мерам созданы лишь декларативные планы «когда-нибудь в будущем».

Распределение средств также станет довольно сложным процессом. Небольшая часть фонда грантов просто войдет в бюджет ЕС и добавится к ординарным расходам Еврокомиссии. Остальное (чуть больше €300 млрд) поступит в специальный фонд. Для получения средств из этого фонда страны-участницы должны сперва разработать свои собственные национальные планы восстановления экономик.

Право вето для каждого

При этом любое входящее в ЕС государство имеет право заблокировать выделение средств для какой-либо из стран-участниц: достаточно, если его политическое руководство сочтет, что взятые реципиентом экономические и финансовые обязательства не выполняются. Приостановка может занять три месяца, в течение которых должна высказаться Еврокомиссия: последнее слово в данном вопросе остается все-таки за Брюсселем. Такое ограничение было включено в план по инициативе голландцев, которые в противном случае угрожали прервать переговоры.

Канцлер Германии Ангела Меркель во время саммита ЕС в Брюсселе

Канцлер Германии Ангела Меркель во время саммита ЕС в Брюсселе

Фото: Stephanie Lecocq/Pool via REUTERS

Ограничение финансирования под предлогом несоблюдения верховенства закона оказалось не слишком жестким. Чтобы снять ту или иную страну с денежного потока, требуется решение большинства стран ЕС, что в нынешних условиях представляется маловероятным. При этом Ангела Меркель специально уточнила, что данный механизм не создается для действий против одной или двух стран союза (имея в виду Польшу и Венгрию).

Что касается конкретного объема выделяемых на каждую из стран средств, то они будут зависеть от того, какой по масштабам ущерб государства понесли от нынешнего кризиса. В первоначальном плане предполагалось использовать еще докризисные данные по экономическому росту и безработице.

Несмотря на многочисленные сокращения и компромиссы, принятие данного плана стало большим прорывом для Евросоюза, о чем довольно красноречиво свидетельствует резкий рост курса евро (до четырехмесячного максимума) после первых объявлений о близости подписания договоренностей. Есть ожидания, что из этого кризиса Европа выйдет более сплоченной, чем 10 лет назад. Однако в конечном итоге всё будет зависеть от того, каким образом многомиллиардная программа будет выполняться и не породит ли она новые конфликты.

Читайте также