Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Не всё могут короли: правившему в Испании 39 лет монарху грозит иск
2020-07-21 14:29:27">
2020-07-21 14:29:27
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Испании продолжает набирать обороты скандал вокруг личной жизни и предположительных финансовых махинаций «почетного короля» Хуана Карлоса. Против ставшего героем антикоррупционного расследования отца нынешнего правителя может быть подан иск. Ситуация с бывшим главой государства, которого собственный сын лишил выплат из бюджета, — лишь одна из целой череды неприятностей, которые переживают монаршие семьи Европы. Подробности — в материале «Известий».

Власти Каталонии решили изучить возможность подачи судебного иска против бывшего короля Испании Хуана Карлоса, который подозревается в коррупции. О таких планах женералитета сообщила пресс-служба его руководителя.

«Президент женералитета Ким Торра в связи с появившимися в течение последних недель новостями о бывшем короле распорядился рассмотреть подачу иска против Хуана Карлоса де Бурбона, Коринны цу Сайн-Виттгенштайн и всех тех, кто <...> помогал, способствовал коррупционным действиям <...> в которые, предположительно, были вовлечены бывший глава испанского государства и его окружение», — говорится в заявлении.

Бюст заслуженного короля Хуана Карлоса I в одноименном парке в Пинто, Мадрид

Бюст заслуженного короля Хуана Карлоса I в одноименном парке в Пинто, Мадрид

Фото: Global Look Press/Eduardo Parra

По словам каталонского руководителя, перед законом все равны, и наказать виновных следует независимо от их регалий и постов. К ответственности могут быть привлечены не только непосредственные участники коррупционных схем, но и сам «королевский дом, являющийся самостоятельным юридическим лицом», добавил Торра.

Подарок на €65 млн

Нынешний скандал вокруг правившего Испанией с момента смерти генерала Франко короля Хуана Карлоса I начался еще в 2018 году. Тогда прокуратура в Швейцарии после серии материалов СМИ начала расследовать происхождение миллионов на счетах монарха, проведя опросы адвоката, финансового советника и других лиц, которые могли помогать королю управлять его деньгами.

Особое место в этой структуре могла занимать уроженка Германии Коринна цу Сайн-Виттгенштайн (урожденная Ларссен) — бизнесвуман и, как выяснилось, любовница Хуана Карлоса, отношения с которой тот поддерживал в 2004–2009 годах. В свое время король перевел на ее счет €65 млн: теперь она, кстати, утверждает, что ее бывший, которому сейчас 82 года, потребовал вернуть средства. Впрочем, деньги предпринимательница отдавать не собирается — по ее словам, эти средства были переведены ей «добровольно и безвозмездно».

Коринна цу Сайн-Виттгенштайн

Коринна цу Сайн-Виттгенштайн

Фото: ТАСС/Валерий Шарифулин

Миллионы попали на счет подружки короля весьма любопытным образом. Как установил швейцарский прокурор Ив Бертосса, сумма в $100 млн сначала появилась на счете швейцарского банка Mirabaud, после чего деньги пришли на счет фонда Lucum Foundation — собственно, для получения этого платежа его и зарегистрировали в Панаме. Значительная часть этих средств была затем переведена цу Сайн-Виттгенштайн, а вскоре после этого в 2012 году фонд, конечным бенефициаром которого был признан Хуан Карлос, был упразднен.

Еще более примечательным был источник сотни миллионов долларов — к испанскому правителю они пришли в 2008 году от ныне покойного саудовского короля Абдаллы ибн Абдул-Азиза ибн Абдуррахмана Аль Сауда. Одна из главных забот швейцарского прокурора теперь — установление связи между этой выплатой и контрактом на €6,7 млрд, который получил испанский консорциум на строительство высокоскоростной железной дороги из Медины в Мекку. Одна из версий состоит в том, что эти деньги были «благодарностью» за возможность нанять подрядчика с солидной скидкой.

Прокуратура Женевы сейчас ведет расследование по возможным фактам отмывания денег в отношении цу Сайн-Виттгенштайн, адвоката и администратора Lucum Foundation Данте Каноники, а также управляющего того же фонда Артуро Фасаны. По данным El Pais, полученные от бывшего короля деньги его избранница активно тратила на покупку недвижимости. Среди ее приобретений — роскошный дом на площади Итон-Сквер в фешенебельном лондонском районе Белгравия (он обошелся в €5,4 млн), а также две квартиры на швейцарском горнолыжном курорте Виллар-сюр-Оллон.

Получение Хуаном Карлосом (сейчас экс-монарх официально именуется в стране «почетным королем») саудовских денег заинтересовало и судебные власти самой Испании. В июне Верховный суд объявил о начале первого расследования в отношении бывшего главы государства. Впрочем, по закону ему не грозят какие-либо уголовные или административные последствия за любые действия, совершенные до отречения от трона, то есть до 2014 года, когда он передал бразды правления своему сыну Филиппу VI.

Особенности королевской охоты

Последние годы в испанской королевской семье дела шли вообще довольно скверно. Сам Хуан Карлос попал под пресс критики и потоки негатива со стороны сограждан еще в 2012 году, после во всех отношениях неудачного сафари в Африке. Тогда монарх отправился в Ботсвану охотиться на слонов — при том, что Испания находилась в водовороте мощнейшего экономического кризиса. Во время сафари Хуан Карлос неудачно упал, сломав ногу, и в спешном порядке на частном самолете отправился домой.

Дополнительный неприятный оттенок ситуации придавал тот факт, что король был почетным президентом испанского отделения Фонда защиты дикой природы (WWF). Десятки тысяч испанцев подписали петицию с призывом к нему оставить трон. Позднее вдобавок выяснилось, что сама поездка была организована на деньги его саудовских «друзей» (с этим королевством монарх вообще поддерживал весьма тесные отношения), при этом компанию в отпуске ему составила не законная супруга королева София, а уже упомянутая цу Сайн-Виттгенштайн.

испания флаги митинг
Фото: Global Look Press/Pau Barrena

Через несколько лет после этого начался судебный процесс по делу инфанты Кристины и ее мужа Иньяки Урдангарина. Зятя сразу двух испанских королей — бывшего и нынешнего — признали виновным по целому ряду преступлений — в подделке документов, преступлениях против госказны и налоговых органов, хищениях и торговле влиянием и в 2018 году осудили на пять лет и 10 месяцев лишения свободы.

С инфанты Кристины уголовные обвинения были сняты, однако суд приговорил ее к штрафу в €255 тыс. за получение выгоды от незаконной деятельности мужа. Еще до этого разбирательства после предъявления обвинений в налоговых преступлениях в 2015-м она по решению брата, короля Филиппа VI осталась без герцогского титула.

Не титула, но государственной помощи Филипп лишил и своего отца — Хуан Карлос после отречения получал из бюджета порядка €200 тыс. в год. С марта этого года такие выплаты прекращены, а поводом для такого решения стал как раз скандал с его отцом, его любовницей и саудовскими деньгами. Левые из партии Podemos даже несколько раз пытались сформировать в парламенте следственную комиссию, однако президиум конгресса последовательно отказывался от ее создания, апеллируя к тому, что члены королевской семьи находятся под особой защитой и не могут быть подвергнуты контролю со стороны законодателей.

Токсичные друзья и адюльтеры

Новости о членах королевских фамилий — одна из самых популярных рубрик в прессе европейских стран с конституционно-монархической формой правления. И в последние годы на страницах как таблоидов, так и вполне респектабельных газет и журналов — британских, датских, шведских — скандальные истории из жизни монархов и их окружения стали появляться регулярно.

Принц Гарри и его супруги, герцогиня Сассекская Меган Маркл

Принц Гарри и его супруга, герцогиня Сассекская Меган Маркл

Фото: Global Look Press/Paul Marriott

Одна из них, безусловно, — решение принца Гарри и его супруги, герцогини Сассекской Меган Маркл отказаться от привилегий и обязательств старших членов британской королевской семьи. Другой удар по ее репутации — по меньшей мере неоднозначное интервью сына королевы Елизаветы II, герцога Йоркского Эндрю, которого теперь вовсю распекают за возможное использование услуг финансиста Джеффри Эпштейна, арестованного в июле прошлого года по обвинения в торговле людьми с сексуальными целями и через месяц покончившего с собой в камере.

Не менее впечатляющими оказались и подробности личной жизни короля Бельгии Альберта II, который отрекся от престола в 2013-м по состоянию здоровья. В январе этого года бывший монарх признал, что 51-летняя Дельфина Боэль — его биологическая дочь от внебрачной связи. Слухи о том, что у главы государства, которому сейчас 85 лет, ходили последние лет 20, однако сама Боэль смогла начать многолетнюю процедуру подтверждения родства лишь после того, как Альберт II передал трон своему старшему сыну.

В ногу со временем

Заслуживающие осуждения с этической точки зрения и даже обычные «простолюдинские» поступки сановных особ и их родственников уже перестали быть чем-то из ряда вон выходящим — к ним постепенно привыкло и общество, и даже сами члены королевских семей. При этом разнообразные скандалы, связанные с финансовыми и любовными грешками представителей монарших кругов, как-то плохо увязываются с основополагающим принципом любой формы самодержавия — безоговорочной веры в богоизбранность правителя.

Казалось бы, это ли не повод задуматься об уместности наследственных прав на управление государством в эпоху новейших технологий, активного продвижения либеральных идей и тотальной борьбы за равноправие. Подобные сомнения выглядят уместными даже в том случае, если речь идет о конституционных, а не абсолютных монархиях.

Кого-то возмущает сам тот факт, что в современном обществе особенности исторического развития того или иного государства позволяют монархам оставаться максимально привилегированным сословием просто по праву рождения. Как пишет доцент политологии в университете штата Колорадо Питер Харрис, монархия «исключает даже минимальные претензии на равенство». «В системе, где по закону одна семья получает гранты за счет средств налогоплательщиков, живет в настоящих дворцах, пользуется особыми мерами защиты от органов уголовной юстиции, едва ли не в открытую оказывает политическое влияние и враждует с избранными политиками, нет ничего даже отдаленно напоминающего равноправие, — отмечает специалист. — Основополагающий принцип этой системы таков: одни люди рождаются не такими, как другие, они по рождению лучше. И эта доктрина отвратительна». По мнению Харриса, отказ от монархии в той же Великобритании «не позволит в один миг избавиться от классового разделения, но республиканская форма правления как минимум позволит заложить основные принципы равенства и демократии».

великобритания корона
Фото: Global Look Press/UPPA

Впрочем, как и страны с другими формами государственного устройства, монархии меняются, стараясь соответствовать современным представлениям о справедливости — или делая это как минимум из чувства самосохранения. «Ключ к выживанию монархии — это ее способность адаптироваться к перемене эпох. Всё еще существующие монархии признают эту реальность — это и британская корона, которая позволила Гарри и Меган отойти от дел, и шведская, которая своими превентивными действиями не допустила конституционных дебатов о ее праве на существование, и, разумеется, пример королевской семьи в Саудовской Аравии, где женщинам позволили водить машину и получать паспорт без разрешения от юридического опекуна-мужчины, — подмечает выходящий в США и Великобритании журнал The Week. — Всё это стало возможным благодаря тому, что в глубине сознания любого короля или королевы, безотносительно того, являются ли их полномочия конституционными или абсолютными, есть понимание того, что в мире, который становится всё более демократическим, всегда есть возможность образования республики».

Читайте также