Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Общество
Вся актуальная информация по коронавирусу ежедневно обновляется на сайтах https://стопкоронавирус.рф и доступвсем.рф
Мир
Парламент Молдавии ввел режим ЧП из-за газового кризиса
Общество
Вакцина «Спутник V» показала высокую защиту против штамма «Омикрон»
Мир
Захарова рассказала о завозе британскими самолетами оружия на Украину
Спорт
Объявлен состав сборной РФ по фигурному катанию на Олимпиаду-2022
Экономика
Собянин заявил об адаптации экономики Москвы к условиям пандемии
Мир
В НАТО анонсировали крупнейшие учения за Северным полярным кругом
Политика
Госдума приняла в III чтении поправку об индексации пенсий на 8,6%
Общество
В Москве выявили максимальные 11,5 тыс. заболевших COVID-19 за сутки
Мир
МИД объяснил спекуляции Запада на тему «вторжения» России на Украину
Общество
Совфед 26 января рассмотрит поправки об индексации пенсий на 8,6%

Зеленый коридор в «красную зону»: когда священников пустят к больным

Верующие москвичи с COVID-19 в критическом состоянии могут не дождаться причастия и соборования
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В московских больницах священнослужителей не пускают к больным коронавирусом, говорят очевидцы. Родственники неделями добиваются разрешения на это, но раз за разом получают отказы. В итоге верующие умирают без соборования и причастия — важных для них религиозных таинств. При этом Роспотребнадзор не запрещает больничным капелланам посещать пациентов с COVID-19. Главный санитарный врач России Анна Попова поручила региональным отделениям ведомства рассмотреть возможность для специально подготовленных клириков проводить таинства в «красной зоне» (письмо есть в распоряжении редакции). Церковь обратилась к столичным властям за разъяснениями и получила устное согласие на такие визиты. Однако даже если разрешение будет дано на официальном уровне, последнее слово остается за медучреждением.

Сделать всё возможное

Мама Антона Рудавина, Лариса Ивановна Демидова, попала в Городскую клиническую больницу № 57 в День Победы — 9 мая.

— Сначала ей отказали в госпитализации, скорая не хотела приезжать. Но потом разобрались в ситуации подробнее: она в группе риска, ей 71 год. Увезли в больницу, — вспоминает он.

Женщину, по словам Антона Рудавина, сразу же положили в общую палату в «красной зоне»: две ее соседки имели подтвержденный COVID-19. При поступлении у Ларисы Ивановны взяли мазки на анализ и провели компьютерную томографию, но диагноз не сообщили до сих пор. Врачи не отвечают на ее вопросы о заболевании и не говорят, какими препаратами лечат.

— Она попала в больницу со слабостью и температурой. Через некоторое время у нее появился сильный кашель, врачи стали давать ей кислородное питание, делали какие-то уколы. Когда ситуация стала ухудшаться, она попросила меня привести ей священника для причастия, — продолжает мужчина.

Через храм Антон Рудавин нашел контакты Комиссии по больничному служению Московской епархии, но там ему сразу сказали, что сначала нужна договоренность с больницей. Он стал звонить на горячую линию в ГКБ № 57.

— Дозвониться до отделения по телефону, указанному на сайте, я не смог. Обратился на горячую линию. Оператор мне сразу сказал, что ничего про это не слышал, что это запрещено. Потом перевел на старшего оператора колл-центра, но та тоже сказала, что в «красную зону» не пустят никого, кроме врачей. И предложила отправить обращение на электронную почту, — рассказывает он.

Звонила в больницу и корреспондент «Известий». В справочной сказали, что пригласить священника «скорее всего, не получится». Пояснили, что «сейчас никого не пускают», но дали номер ординаторского отделения пульмонологии. Там трубку так никто и не поднял.

В попытке найти решение проблемы Антон Рудавин 15 мая через портал mos.ru написал обращение в адрес руководителя столичного департамента здравоохранения Алексея Хрипуна (документ есть в распоряжении «Известий»), но ответа пока не получил.

— Я не могу понять, почему у нас в Москве не понимают важности духовной поддержки. В других регионах это разрешено. Священники могут приходить в защитных костюмах, после соответствующей подготовки, соблюдая все правила, — рассуждает он.

Сейчас мама Антона Рудавина чувствует себя лучше, но кризис еще не миновал. И он твердо намерен сделать всё возможное, чтобы она смогла причаститься.

Между жизнью и смертью

Отец Екатерины Денякиной сейчас лежит в ГКБ № 15 с коронавирусом. В эту больницу он попал из российского научного Центра рентгенорадиологии, куда три месяца назад приехал из Севастополя на плановое лечение.

— Он проходил лечение в центре, но что-то пошло не так. Он, как и многие пациенты, оказался заражен COVIDом. Его перевели в 15-ю больницу и стали лечить от коронавируса, совершенно запустив то заболевание, которое его убивает: у него саркома. Его отключили от всех аппаратов, которые ему помогали, — рассказывает Екатерина.

Ее отец уже 20 дней прикован к постели с температурой 38. Когда она ему звонит, то слышит, как кричат от боли его соседи. Онкология развивается быстро, и любая беседа может оказаться последней. Вчера он не узнал голос дочери по телефону.

— Мой папа — капитан подводного аппарата, гидронавт, очень много сделал для науки, а сейчас оказался совершенно брошенным, — говорит женщина. — Он просил священника, потому что это очень тяжело, когда ты знаешь, что можешь умереть в любую минуту. Он находится между жизнью и смертью.

Екатерина Денякина уже полтора месяца пытается добиться того, чтобы к отцу пустили батюшку, но везде «натыкается на глухую стену». Она звонила в больницу, департамент здравоохранения Москвы, писала в Роспотребнадзор и Росздравнадзор, обращалась в страховую компанию — всё безуспешно.

20 мая ее отцу должны провести сложную опасную операцию. Причаститься перед ней он не смог.

— Мы часто сталкивались с отказом больниц разрешить прийти к верующим пациентам. За полтора месяца я был в больнице только два или три раза, а просьбы от родственников больных людей мы слышим постоянно, — отмечает в беседе с «Известиями» протоиерей Иоанн Кудрявцев, заместитель председателя Комиссии по больничному служению при Епархиальном совете Москвы, настоятель храма иконы Божией Матери «Отрада и Утешение» при Боткинской больнице.

В 50-й ГКБ лежит его близкий человек, к которому священнослужитель попасть не смог, несмотря на все уговоры.

— В 7-й больнице лежит человек, которого я крестил, мое духовное чадо. В Боткинскую больницу, настоятелем больничного храма которой я являюсь, священников тоже не пускают, — добавляет он.

Последнее слово за стационарами

Проблемой ранее озаботилась и главный санитарный врач России Анна Попова. В распоряжении «Известий» оказалось письмо, датированное 17 апреля. В нем она поручила региональным Роспотребнадзорам рассмотреть вопрос о допуске в стационары, в том числе инфекционного профиля, специально подготовленных для этого священнослужителей. В обращении также говорится, что больницы должны предусмотреть меры их защиты.

Однако ситуация в Москве пока остается прежней. Истории Антона Рудавина и Екатерины Денякиной — не единичные. Например, Союз православных женщин 15 апреля опубликовал петицию «Пустите священников к больным», а в соцсетях появляются посты с жалобами на недопуск священников.

Опрошенные «Известиями» медики не сталкивались с такими обращениями, однако верующие сегодня всё чаще стараются вызывать клирика на дом и причаститься заранее.

По словам пресс-секретаря Синодального отдела по благотворительности Василия Рулинского, священников в столичные больницы постепенно перестали пускать еще в марте, когда был введен режим самоизоляции.

— Уже тогда к нам стали поступать первые сигналы — верующие люди, находясь в больницах в тяжелом состоянии, просили пригласить к ним священника, чтобы исповедоваться и причаститься. Наши священники готовы были выехать, но их не пускали, — пояснил он. — Родственники пациентов обращались к врачам, в администрацию больниц, но безрезультатно.

С ухудшением общей ситуации по коронавирусу таких случаев стало больше, добавил он.

При этом в Больничной комиссии Московской епархии сформировали специальную группу священнослужителей: провели для них инструктаж по нормам безопасности, закупили средства защиты. Синодальный отдел по благотворительности составил правила посещения больных с коронавирусом на дому и в больнице и согласовал их с одним из ведущих врачей-инфекционистов департамента здравоохранения Москвы.

— Со 2 апреля по 20 мая наши священники в полной защите совершили 246 выездов к больным с коронавирусом. Большинство выездов — на дом, потому что в больницы нас не готовы были пускать, — сообщил Василий Рулинский. — Священникам не удается попасть к верующим пациентам не только в коронавирусных больницах. Прийти в обычные отделения до сих пор тоже было практически невозможно.

В некоторых случаях администрация больниц шла навстречу просьбам верующих пациентов и их родственников и пускала представителя церкви. Но это скорее исключение, отметил пресс-секретарь Синодального отдела по благотворительности.

Церковь направляла правительству Москвы обращения с просьбой разрешить визиты капелланов в «красную зону». Святейший Патриарх Кирилл обращался по этому вопросу к руководству страны, пояснил Василий Рулинский.

— Департамент здравоохранения Москвы 19 мая предложил механизм допуска специально подготовленных священников к верующим пациентам больниц. По нему волонтеры-медики должны сопровождать священников в больницах, — рассказал он.

По его словам, это будет организовано так. Священник получает вызов по телефону горячей линии Больничной комиссии, приезжает в больницу, где его встречает волонтер-медик, который помогает надевать костюм и другие средства защиты и сопровождает его. Представитель церкви совершает таинства не дольше 20–25 минут, затем волонтер-медик сопровождает священника до выхода из больницы, помогает снять костюм.

— Сейчас мы согласовываем технические детали с департаментом. Сроки пока не назывались. Но мы надеемся, что уже в ближайшие дни священники смогут приезжать в больницы к верующим пациентам, — уточнил Василий Рулинский.

«Известия» обратились в Роспотребнадзор с просьбой разъяснить ситуацию с допуском священнослужителей в больницы. Согласно ответу ведомства на запрос «Известий», прямого запрета на посещение священниками пациентов с коронавирусом в больницах нет. Для таких визитов ведомство даже составило специальные правила. Однако, исходя из письма, разрешение выдает медучреждение и последнее слово остается за его администрацией.

В департаменте здравоохранения Москвы оперативного ответа на запрос редакции не предоставили.

Читайте также
Прямой эфир