Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Попасть в сборную — следующий шаг после закрепления в НХЛ»

Нападающий «Сан-Хосе Шаркс» Максим Летунов — о желании сыграть за национальную команду, своем дебюте в сильнейшей лиге мира и выступлении в американском студенческом чемпионате
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В этом году в НХЛ дебютировал очередной российский хоккеист. Нападающий Максим Летунов провел три матча регулярного чемпионата за «Сан-Хосе Шаркс». Во втором из них — против «Эдмонтон Ойлерз» (6:3) — он впервые забил гол.

23-летний Летунов стал первым в истории россиянином, проделавшим путь в НХЛ из студенческой лиги. Он уехал в США в 2011 году в 15-летнем возрасте и стал выступать в хоккейной лиге NCAA — Национальной ассоциации студенческого спорта. В 17 лет он добрался до главной юниорской хоккейной лиги США USHL. А с 2018 года играет за фарм-клуб «Шаркс» «Сан-Хосе Барракуда» в Американской хоккейной лиге (АХЛ) — втором по значимости чемпионате в Северной Америке после НХЛ.

В интервью «Известиям» Максим Летунов рассказал о своем пути в заокеанском хоккее, общении с легендами «Сан-Хосе» и различиях российской и американской систем образования.

— Как проводите время на карантине?

— Нахожусь в Коннектикуте — это час-полтора езды от Нью-Йорка. Тут постоянно идут дожди — солнца почти нет. Поэтому спокойно с родителями соблюдаем карантин. Лишь раз в неделю выходим в магазин за продуктами. А так, стараемся побольше дома сидеть. Тяжело, конечно, но пытаемся себя развлекать разными настольными играми, просмотром сериалов. Плюс занимаюсь упражнениями с весами.

— Почему вы остались в Коннектикуте, а не в Калифорнии — в Сан-Хосе?

— Я здесь учился в университете, есть жилье. Месяц назад решил уехать сюда, поскольку в Сан-Хосе и вообще в Калифорнии больше случаев заражения этим вирусом. Мы с родителями решили на время переехать в Коннектикут.

— С продуктами проблем нет?

— В Коннектикуте недостатка продуктов в магазинах нет. Ограничен выбор брендов риса и макарон. Но всё равно их можно купить когда угодно. Когда в марте только начался карантин, я был в Сан-Хосе. И там люди начали всё быстро скупать. И поначалу некоторые прилавки были пустые. Но сейчас уже всё нормализовалось.

— Что за сериалы смотрите?

— В данный момент Money Heist, или «Карточный дом» (в России известен как «Бумажный дом». — «Известия»). Про ограбления банков. Один из самых главных сейчас сериалов.

— Игорь Кравчук рассказывал, что в Монреале на время карантина Netflix и мобильную связь сделали бесплатными. В Нью-Йорке и Коннектикуте то же самое?

— Про Netflix точно сказать не могу. Но знаю, что многие телефонные операторы сделали бесплатный интернет на мобильных устройствах. Чтобы людям было легче созваниваться и ограничивать встречи лицом к лицу — соответственно, меньше выходить из дома.

— Вы в детстве выступали за команды школ «Русь» и ЦСКА. С кем в рядах армейцев пересекались из ныне известных игроков?

— Из ребят 1996 года рождения играл с Ваней Николишиным (сын знаменитого хоккеиста Андрея Николишина, в минувшем сезоне выступал в КХЛ за «Северсталь» и ВХЛ за альметьевский «Нефтяник». — «Известия»), Андреем Светлаковым, Андреем Кузьменко. Был с нами Денис Смирнов, который на год младше, и потом тоже уехал в студенческую лигу США. Он вроде в этом году оканчивает университет. Еще вспомню Стаса Кондратьева и Алексея Слепцова, оба сейчас играют в ВХЛ. Из того состава в вышке вообще много людей выступает.

— С кем-то из них поддерживаете контакт?

— Только с Кондратьевым. С остальными после своего отъезда из России не общался.

— В 2014 году «Сент-Луис Блюз» одновременно выбрал во втором раунде драфта вас и Ивана Барбашева, который в итоге пробился в основную команду и год назад выиграл с ней Кубок Стэнли. Доводилось общаться с ним?

— Да, пересекались как раз на той церемонии драфта, которая проходила в Филадельфии. Как только нас выбрали, встретились в подтрибунном помещении, поговорили. И буквально через пару недель у нас был лагерь новичков, где мы вместе с Барбашевым жили и узнавали, что к чему в команде. Но с тех пор особо не поддерживали контакт. В лагере Иван произвел на меня хорошее впечатление — отличный пацан. Но в дальнейшем не получалось общаться. В любом случае рад, что он добился такого успеха — поздравляю его с прошлогодним Кубком Стэнли.

— Как в американском студенческом спорте организовано совмещение учебы и занятий хоккеем на серьезном уровне?

— Когда уходил в университет и выбирал между юниорской лигой Канады (CHL) и американскими студенческими соревнованиями, понимал, что мне еще нужно развиваться физически. Университет в США давал мне для этого больше возможностей. В Штатах меньше матчей за сезон — всего 40. И очень много тренировок в зале перед играми. Но весь график составлен так, что можешь и учиться, и тренироваться, и играть в хоккей. Вопрос выбора между профессиональным спортом и учебой встает уже после того, как тебя выбирают на драфте.

— После драфта могли отказаться от учебы?

— Да, там любой задрафтованный хоккеист имеет выбор — сразу начать пробиваться в профессиональном спорте или продолжить обучение и играть за команду университета. Я решил, что только после трех лет учебы перестану ходить в университет. И то сейчас продолжаю дистанционное обучение. Притом что там, не доучившись, ты можешь после завершения спортивной карьеры в любой момент возобновить образование. Даже в 40 лет.

— Сколько вы успели отучиться?

— Три года. И после этого дистанционно прошел еще несколько классов. Класс — это полугодие. В России это называют семестром. Мне еще классов восемь осталось до окончания обучения.

— Что вы имели в виду под тренировками в зале перед играми за университет? Что-то вроде уроков физкультуры в российских школах?

— В течение сезона мы ходили в зал три раза в неделю, если посреди нее не было игр. То есть если матчи в пятницу или субботу, то зал был в понедельник, вторник и среду. В понедельник и вторник — упор на силовые упражнения, приседания. В общем, набор массы и физики. В среду — уже более легкий режим. Вообще Университет Коннектикута славится тем, что там хорошо физически готовят людей. Когда выпускаешься, спокойно можешь выступать в НХЛ. И не нужно физически так развиваться, как выходцам из CHL.

— И кто так из вашего университета сразу поднялся в НХЛ?

— Из ребят моего года рождения Тейдж Томпсон, который играет за «Баффало Сейбрз». Мы с ним пришли в одно время. Он отучился два года и принял решение уйти. Я остался еще на год. Еще пара ребят в прошлом сезоне выступали в CHL. Также знаю, что из нашего университета за последние сезоны было задрафтовано много игроков. Посмотрим, какой они выберут путь. Думаю, на один-два года еще останутся на обучении.

— В студенческих соревнованиях много длинных выездов на автобусах, как в АХЛ?

— Долгих разъездов нет. На автобусе самый дальний переезд — это четыре-пять часов в университет штата Мэн. И то очень редко — может быть, один-два раза за год. Есть лишь зимний турнир из четырех команд, который у нас два года проходил в Аризоне. И нужно было лететь туда. А в остальном всё близко. Поэтому в университете идет упор на силовую подготовку, поскольку ты не устаешь во время игр.

— Тренеры юниорских и молодежных сборных России хоть раз выходили на вас с предложениями приехать на сбор или выставочные турниры?

— Такого не было. Думаю, потому что рано уехал. И в 15 лет пропал с радаров. Плюс пошел в университет, а студенческая лига не так славится в России, как CHL. В CHL проводят много матчей с длинными выездами. Соответственно, у тренеров и скаутов сборных больше возможностей отсматривать хоккеистов. Хотя, на мой взгляд, стоит обратить внимание и на хоккеистов из университетов. Ведь оттуда многие ребята доходили до НХЛ, минуя даже АХЛ.

— В 2013 году, когда в КХЛ еще был драфт, вас выбрал «Салават Юлаев». Хоть раз на вас выходили из Уфы?

— «Салават» не выходил на связь. Я знал, что был задрафтован. И в курсе, что мои права были обменяны в «Трактор», а сейчас ими владеет ярославский «Локомотив».

— «Трактор» и «Локомотив» связывались с вами?

— «Локомотив» после минувшего сезона выходил на меня. Рассказывали, какое у них видение ситуации, но подробности раскрывать не буду.

— Существует вероятность вашего переезда в КХЛ, если «Шаркс» не оставит вас в главной команде и слишком надолго застрянете в фарм-клубе?

— Пока об этом не думаю. Сейчас у меня контракт с «Шаркс». Надеюсь, что, если летом сезон в НХЛ возобновится, меня привлекут обратно в основную команду и дадут сыграть еще несколько матчей. После этого будем разговаривать с клубом о продлении соглашения. Пойму, где они меня видят, и приму решение исходя из этого.

— Почему именно вы стали первым россиянином, который прошел всю вертикаль от студенческого спорта до НХЛ?

— Думаю, самым главным было терпение. Это долгий путь. Я отыграл два года в USHL, потом три года в университете, а еще год в АХЛ. И лишь в этом сезоне сыграл три матча в НХЛ. Всё это случилось благодаря упорству и уверенности в том, что выбрал правильный путь.

— Часто вас узнают в Сан-Хосе?

— Меня не узнают. Не настолько я известен. Но когда был в НХЛ и играл эти три матча за «Шаркс», мы ходили гулять с Тимо Майером. И в торговом центре его очень часто узнавали. Немного людей, но те, кто понимает в хоккее, сразу обращали на него внимание. Хотя Сан-Хосе не сравнится с Торонто или Монреалем, где тебя везде узнают. В Сан-Хосе с этим проще — если человек не любит внимание, то его и не будет.

— «Сан-Хосе Шаркс» в прошлом сезоне боролся с «Сент-Луисом» за выход в финал Кубка Стэнли. Почему сейчас «акулы» идут последними в конференции?

— Думаю, в этом сезоне было много травм. Не всегда играли в полном составе, а это тяжело. Но ничего, будем учиться на своих ошибках, и в следующем сезоне всё сложится по-другому.

— За три ваших матча в НХЛ кто из хоккеистов больше всего запомнился?

— Коннор Макдэвид. Когда смотришь на него по телевизору, всё это выглядит хорошо и быстро. Но если играешь против него на льду, скорости увеличиваются. И на такой скорости выделяются его техника и владение клюшкой.

— В «Сан-Хосе» есть множество реальных легенд: Джо Торнтон, Брент Бернс, Логан Кутюр, Марк-Эдуар Власик, Эрик Карлссон. Кто наибольшее впечатление произвел?

— Все произвели впечатление. Но отмечу момент перед моей первой игрой в НХЛ — это был выезд к «Калгари». Мы прилетели за день до матча. В тот вечер Торнтон и Бернс пригласили меня и еще нескольких молодых игроков на ужин. Мы спокойно пообщались, много узнали. Они сказали, чтобы мы не волновались и играли в свою игру. Тем самым придали уверенности перед дебютом.

— Есть стремление обратить на себя внимание руководства сборной России?

— Я думаю, этого все хотят. Это один из следующих шагов после закрепления в составе «Шаркс». Надеюсь, уже сейчас на меня обратили внимание. А дальше надо работать, чтобы заслужить вызов.

Читайте также
Прямой эфир