Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Автосекретарь
beta
Выделить главное
вкл
выкл

Григорий Алексеевич Явлинский — человек-символ, символ прекрасной надежды российской интеллигенции на справедливое мироустройство, на честную политику, на взаимопонимание и сотрудничество демократической, свободной России с демократическим, свободным Западом. Он всегда выступал за экономику без откатов, без рейдерства и кумовства. У него совершенно незапятнанная репутация.

И все же...

Григорий Алексеевич перестал понимать (а может, и не понимал никогда), что главное в демократии — люди: несовершенные, простые и сложные, умные и глупые, иррациональные и разумные. Но мнение всех их исключительно важно для человека, искренне верящего в идеалы демократии.

Рассуждая о Крыме, Григорий Алексеевич говорит о международно признанных границах, о реакции других стран, о безопасности нашей страны. Но он не говорит об одном — не говорит потому, что даже думать об этом не хочет. О мнении и желаниях двух миллионов человек, живущих в Крыму, думавших в 2014 году, думающих и сейчас, прежде всего о своей личной безопасности и безопасности своих семей. Не интересуясь этими людьми, Григорий Алексеевич строит красивые фразы о дорожной карте и чуть-чуть не договаривает. Но слово «аннексия» в его устах всё выдает — его карта с его дорогой ведут к тому, чтобы вернуть Крым Украине.

Григорий Алексеевич, а население пойдет в прикупе с полуостровом?

Простите, Григорий Алексеевич, но вы больше не демократ, как не демократы американские, британские и многие прочие господа, требующие возвращения Крыма Украине.

У Явлинского, как, к сожалению, у многих других, считающих себя демократами и либералами, сохраняются, увы, уже далеко не юношеские иллюзии, а закоренелые заблуждения по поводу Запада. Политические элиты Запада — не плохие и не хорошие. Они нормально эгоистичные, и отстаивают они свои интересы. Хотя различия в интересах европейских и американских элит есть. У первых гораздо больше совпадений с нашими интересами.

Но в Европе не изжит мюнхенский синдром, когда, как в 1938 году, ради сохранения спокойствия и dolce vita они предали свои национальные интересы.

И сейчас европейцы поддаются давлению Вашингтона даже во вред самим себе.

Все эти простые вещи, борясь за демократию в России, мы должны понимать. С этим пониманием нам предстоит жить и не уповать на чью-либо помощь, добиваясь развития демократии в нашей стране. Демократия здесь нужна только нам — россиянам: русским, татарам, чеченцам, чувашам... Всем гражданам России, ибо без демократии капитализм отвратителен.

Григорий Алексеевич, вам не хватает веры в свою страну и даже в самого себя. И поэтому вы культивируете идеологию слабости. Слабость вы пытаетесь лечить импортными лекарствами. У них красивые обертки, но они не лечат, они усугубляют болезнь.

Для США и для значительной части политических элит стран Евросоюза мы — проигравшая сторона в холодной войне, и они считают, что мы должны вести себя так, как подобает побежденным.

Слушаться победителей и уступать, уступать, уступать.

За каждую уступку с нами готовы расплачиваться красивыми словами о том, что «мы идем по правильному пути».

Мы уступили безнадежно много. И если не хотим полного саморазрушения как политическая нация, как социум, мы больше не пойдем на уступки. Уверенная в себе нация — это и важнейшая предпосылка здоровой экономики. И эти простые выстраданные максимы — составная часть нашей демократической идеи сегодняшнего и завтрашнего дня. А вы, Григорий Алексеевич, остались в прошлом, в том прошлом, в котором вы многое сделали для российской демократической идеи и для демократии в целом.

Григорий Алексеевич, выборы скоро пройдут, и у вас будет много свободного времени. Съездите в Крым. Не ради политики, а ради истории, большой истории, в которой, конечно, место вам уже отведено.


Автор — проректор МГИМО (У) МИД России

Все мнения>>

Комментарии
Прямой эфир