Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Таривердиев учил особому способу произнесения своей музыки»

В день 85-летия со дня рождения Микаэла Таривердиева «Известия» собрали пять самых необычных исполнений его знаменитых песен
0
«Таривердиев учил особому способу произнесения своей музыки»
Фото: РИА Новости/ Виталий Карпов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

15 августа исполнилось бы 85 лет композитору Микаэлу Таривердиеву. Человеку уникального таланта, безукоризненного вкуса, тонко чувствующему не только музыку, но и поэзию и умевшему соединять их в единое целое.

Принято считать, что в музыкальных произведениях, написанных на стихи, первична музыка. Стихи несут второстепенную функцию, и потому их впоследствии стали называть не очень уважительным словом «тексты».

Но как быть с высокой поэзией? Как правило, композиторы брались за нее с опаской, нехотя и очень редко. 

Таривердиев — исключение. Как сказал о нем Родион Щедрин, он «проложил новые пути для союза поэтического слова с музыкальной интонацией времени». Особенную музыку Таривердиева стали впоследствии называть третьим направлением, а музыканты, исполнявшие его песни, стали первыми исполнителями музыкальной поэзии.

— Микаэл Леонович, феерически чувствуя поэзию, понимал, что, например, Хемингуэя, Светлова или Вознесенского нельзя петь поставленными оперными голосами. Нужно что-то особое. И он учил, учил особому способу произнесения своей музыки, — вспоминает вдова композитора Вера Таривердиева.

Именно поэтому песни Таривердиева мы помним и знаем до сих пор. «Известия» предлагают вниманию читателей пять неожиданных исполнений произведений композитора. 

«На Тихорецкую состав отправится»

Трудно поверить, но песню, которая в сознании всех без исключения телезрителей ассоциируется с «Иронией судьбы, или С легким паром», первоначально исполняла вовсе не Пугачева, а... Владимир Высоцкий. Во время одной из богемных посиделок Высоцкий спел «На Тихорецкую» под гитару, объявив, что музыка народная. Присутствующий на вечере Микаэл Леонович возразил. Автором музыки был он. 

«Песня о далекой родине»

Солистка ансамбля «Меридиан» Надежда Лукашевич вспоминает, что Таривердиева называли акыном: 

— Чтобы донести какую-то строчку, он мог менять размер, идти поперек музыкального закона — только для того, чтоб эти стихи были выпуклые, яркие и произошло слияние музыки и текста, — рассказала певица «Известиям». 

Многие песни Таривердиева исполнял Иосиф Кобзон. Причем исполнил так, что у многих слушателей и сомнения не возникало в том, что и автор песни тоже Кобзон. Например, так искренне полагал молодой участник проекта «Голос» Артем Кочарян. 

Для исполнения песни Кочаряну предложили обработку Леонида Агутина. И, как вспоминает исполнитель, он долго сомневался. Аранжировка казалась колючей и «не такой», к тому же один из наставников — Александр Градский — долго спорил и просил исполнить классически, «по-кобзонному». 

«Конечно, всё в этой песне сошлось, как звезды сходятся: и текст, и музыка, и лицо Тихонова. У меня у самого дед всю войну прошел. К тому же, исполняя ее, я понимал, что, скорее всего, прощаюсь с проектом «Голос». Проект я действительно покинул, а песня осталась со мной», — рассказал Кочарян «Известиям». 

«В разведке»

«В разведке» — одна из самых загадочных песен на стихи Михаила Светлова. Гражданская война, двое в разведке, понурые кони, скрипят телеги, близкая смерть глядит из-за дымных облаков. «Это Меркурий, иностранная звезда», — говорит один солдат. 

Через мгновение обоих убьют, и иностранная звезда Меркурий будет плыть над лежащими на телеге телами. 

Первыми исполнителями песни были Галина Беседина и Сергей Тараненко, но через много лет песню перепела Алена Свиридова. Еще в студенческие годы артистка исполняла эту песню под гитару на школьных вечерах самодеятельности. 

— Несмотря на то что нас в студенческие годы мордовали военными песнями, эта песня была особенной, — говорит Свиридова. — Настолько она была странная, не оттуда, что неизменно производила впечатление на слушателей. С одной стороны, телеги, крестьянский быт, и вдруг — Меркурий, иностранная звезда. Такой Гумилев в этом вспыхивает. 

Так случилось и на юбилейном концерте. Успех исполнения был настолько высок, что под впечатлением Свиридова создала акустическую программу. 

— Мне кажется, что в формате, предложенном Микаэлом Леоновичем, легче донести до слушателя качественную поэзию, — считает певица.  

«Не исчезай»

Песню на стихи Андрея Вознесенского «Не исчезай» исполнял созданный Таривердиевым дуэт Галины Бесединой и Сергея Тараненко. Дуэт работал в необычном жанре «поющей поэзии». Таривердиев создавал песни на стихи великих поэтов, а Беседина и Тараненко исполняли его произведения. 

— Но это не бардовская песня, — подчеркивает Галина Беседина. — Наш жанр стоял на стыке музыки песенной и музыки камерной. У Сережи Тараненко был прекрасный голос, он любил им щеголять, но Микаэл Таривердиев заставлял голос прятать. Для исполнения поэзии Вознесенского, Цветаевой, Светлова не нужны профессионально поставленные или даже оперные голоса. Нужно особенное произнесение музыки, такая особая интонация... Нужны душа, сердце, ум.

Перед тем как начать работать с дуэтом, Таривердиев поставил условие: не выступать нигде целый год. Вместе с артистами маэстро читал стихотворения, стараясь донести до своих подопечных все тонкости авторской мысли. Он не боялся, что Беседина и Тараненко будут не поняты публикой.    

— Не нужно бояться уходить со сцены под звук своих каблуков, — говорил Таривердиев. 

«Ведь всё равно, даже если исчезну сам, я исчезнуть тебе не дам, не исчезай», — поется в песне. Эти слова стали пророческими. По иронии судьбы, песня ознаменовала рождение нового дуэта и завершила его существование.  

— Три года назад, во время концерта в Доме журналистов у Сережи Тараненко случился инсульт. Мы исполняли «Не исчезай» на стихи Вознесенского... Он умер прямо на сцене. 

«Ведь всё равно, даже если исчезнешь сам, я исчезнуть тебе не дам, не исчезай», — эти строки Галина Беседина поет до сих пор, но уже в память о Сергее Тараненко и Микаэле Таривердиеве. 

«Любовь, не покидай меня»

«Я жду тебя, когда закат кровав», — пел ансамбль «Меридиан» на стихи Пабло Неруды. «Меридиан» — еще одно детище Таривердиева. Несмотря на то что ансамбль был создан за несколько лет до знакомства с композитором, бренд «Меридиан» неразрывно связан с Таривердиевым. 

— У нас была удивительная работа. Микаэл Леонович как будто бы ничему не учил, но если он говорил: «Мило, очень мило», это значит, нужно было насторожиться, — вспоминает солистка ансамбля Надежда Лукашевич. — «Мило, очень мило» означало, что всё ужасно, из рук вон плохо, но Микаэл Леонович как воспитанный человек не скажет, что он думает на самом деле...

Артисты вспоминают, что Таривердиев никогда не хвалил, но при этом, объясняя, имел привычку делать особенный жест руками. 

— У него были огромные руки, я не знаю, как он попадал пальцами на рояльные клавиши... пианистом он бы никогда не мог стать. Он складывал эти свои огромные руки перед собой пальцами друг к другу и крутил их в разные стороны. Этот жест говорил обо всем. Всё должно быть так, а не иначе, — говорит солистка «Меридиана».

Он был очень требовательным человеком. По жизни, к друзьям, к людям, к тому, что происходит. Он был требователен по отношению к себе. И еще — он никогда не связывался с бездарностями. Друзья и коллеги Таривердиева говорят еще об одном качестве композитора. Огромный талант, который был дан ему Богом, он отшлифовал и довел до совершенства своим трудом. 

Комментарии
Прямой эфир