Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Ливии готовятся прописать интервенцию

Россия может сыграть роль посредника в урегулировании ливийского кризиса
0
Ливии готовятся прописать интервенцию
Фото: REUTERS/Esam Omran Al-Fetori
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На совещании глав МИД стран-соседей Ливии в Тунисе 22 марта предстоит обсудить фактический провал плана ООН по созданию в Ливии правительства национального единства и попытаться найти новый рецепт стабилизации обстановки в этой стране. Одним из возможных сценариев остается международная интервенция.

На переговорах будут присутствовать представители Египта, Туниса, Алжира, Судана, Чада, Нигера, а также ЕС, ООН, Лиги арабских государств и Африканского союза. 

На прошлой встрече соседи Ливии высказались против интервенции, однако после активизации ИГИЛ 22 марта в Тунисе могут зазвучать и другие голоса.

Примечательно, что появляются и признаки подготовки западных стран к военному вмешательству в Ливии. Например, 17 марта британский премьер Дэвид Кэмерон был приглашен парламентариями для дачи объяснений в связи со слухами о возможной отправке в Ливию 1 тыс. английских военных в составе международного контингента в 6 тыс. человек.

Эксперты пока осторожно относятся к идее интервенции.

— Масштабной военной операции в Ливии не будет, поскольку отправка наземных сил предполагает глубокое втягивание в конфликт, который придется урегулировать. Однако понимания того, что делать с Ливией, нет, пояснил руководитель Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Василий Кузнецов. — Развал государства привел к хаосу. Все борются за власть и доступ к нефти. Ни одна попытка восстановить стабильность не увенчалась успехом. Правительство национального единства оказались недееспособным. Один из возможных вариантов — поиск союзника на месте среди воюющих сторон.

По словам эксперта, пока наиболее эффективной является стратегия египтян, которые делают ставку на генерала Халифу Хафтара.

На минувшей неделе силы Хафтара, который формально подчиняется международно признанному парламенту в Тобруке, начали наступление на Бенгази и уже взяли под свой контроль значительную часть города, выбив оттуда боевиков сразу нескольких радикальных группировок.

Хафтар добивается успехов, потому что получает поддержку от Египта, ОАЭ и Франции. В частности, в боях на его стороне принимают участие подразделения французского спецназа.

— Во время революции Катар и ОАЭ были очень активны в Ливии. Но сейчас они мало внимания уделяют этой стране. Йемен и Сирия для аравийских монархий гораздо важнее. Поэтому решение этой проблемы переадресовали Египту, которому оказывают помощь деньгами и поставками оружия, — рассказал «Известиям» профессор РГГУ Григорий Косач. — Египту не по силам решить эту проблему в одиночку, у него есть свои внутренние проблемы. Поэтому встает вопрос о потенциальных партнерах. Алжир на эту роль не годится, поскольку проводит собственную региональную политику, считает Магриб своей сферой влияния и недоволен вмешательством египтян.

По мнению политологов, в этой ситуации конструктивную роль может сыграть Россия.

— У России нет мотивов для прямого военного вмешательства в Ливии. Эта страна слишком далеко, чтобы говорить об угрозе России со стороны местного филиала ИГИЛ, — считает Кузнецов. — А Россия могла бы выступать в качестве посредника между Алжиром и Египтом, чтобы помочь им наладить сотрудничество.

В настоящий момент ООН добивается от ливийских политиков подчинения правительству национального единства во главе с Файезом аль-Сарраджем. Это правительство было сформировано в результате долгих консультаций между противоборствующими ливийскими сторонами, которые проходили в декабре 2015 года в Схирате (Марокко) под эгидой ООН, но до сих пор к выполнению обязанностей оно не приступило. Проблема заключается в том, что правительство аль-Сарраджа не признают ни парламент в Тобруке, ни Ливийский конгресс в Триполи.

Тем временем наблюдатели констатируют, что Ливия стала хабом для террористов, организованной преступности, нелегальной миграции, контрабанды оружия и наркотиков.

В начале марта спецпосланник ООН Мартин Коблер заявил в Совбезе, что террористическая группировка ИГИЛ использует паралич властей и расширяет свое влияние в стране. ИГИЛ контролирует город Сирт на побережье. Оттуда боевики совершают рейды против военных и гражданских объектов, включая нефтяные. Один из последних примеров активности ИГИЛ — нападение 7 марта на приграничный тунисский городок Бен Гердан, в результате которого погибли по меньшей мере 50 человек.

На этом фоне спецпосланник Коблер высказывает серьезные сомнения в том, что правительство национального единства сможет приступить к выполнению своих прямых обязанностей. США и их европейские союзники уже пригрозили санкциями тем местным политикам, которые будут препятствовать реализации мирного соглашения.

Комментарии
Прямой эфир