Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Как сказал президент, Виктор Вексельберг — человек разумный»

Директор музея-усадьбы «Архангельское» — о спорных территориях и бесспорных ценностях
0
«Как сказал президент, Виктор Вексельберг — человек разумный»
Фото: Известия/Анна Исакова
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Судьба земель вокруг музея-усадьбы «Архангельское» должна проясниться через 1,5 месяца. Об этом обозревателю «Известий» рассказал недавно назначенный директором музея Андрей Бусыгин. В тихой заповедной зоне ему предстоит трудиться над разрешением конфликтов и проблем, затронувших не только Минкультуры и защитников старины, но и Минобороны, Виктора Вексельберга и Владимира Путина.

— Вы теперь каждый день ездите на работу из Москвы?

— Я с 2002 года живу недалеко от «Архангельского».

— Возглавить музей было вашим личным желанием?

— Когда я работал замминистра культуры, мы с министром Александром Авдеевым решали много вопросов, связанных с «Архангельским». Тогда у руководства появилась мысль назначить меня директором, да я и сам начинал подумывать об этом. Прежний министр поделился моими планами с Владимиром Мединским, и он сделал мне это предложение. Так что всё совпало.

«Как сказал президент, Виктор Вексельберг — человек разумный»

— Какие цели вы как директор перед собой ставите?

— Для большинства москвичей за 30 лет, прошедших после закрытия дворца на реставрацию, «Архангельское» стало чем-то незнакомым. Нужно вернуть ему былую славу и величие. Кроме того, нам надо повышать заработную плату коллектива за счет внебюджетных средств. В «Архангельском» богатейшие возможности не только для проведения экскурсий, реализации образовательных программ, но и для активной музыкальной жизни. Есть площадки на открытом воздухе, есть музыкальный зал дворца, есть уникальный театр Гонзага. Театр деревянный, там всего 144 места, и эксплуатировать его нужно осторожно. Есть храм с колоннадой, который строился как усыпальница князей Юсуповых, — его помещения тоже можно использовать как музыкальные залы. 3 апреля исполняющий обязанности губернатора Московской области Андрей Воробьев был в музее и предложил проводить в «Архангельском» ежегодный фестиваль имени Петра Ильича Чайковского.

— Есть какие-то биографические связки?

— Думаю, что архивных свидетельств присутствия Чайковского в «Архангельском» нет. Здесь связь не биографическая, а подсказанная музыкой Чайковского.

— Фестиваль «Усадьба. Jazz» будет существовать?

— В этом году да. Я хотел бы, чтобы он существовал и дальше, но для этого предстоит решить ряд прозаических вопросов: увеличение количества туалетов в парке и организация парковки.

«Как сказал президент, Виктор Вексельберг — человек разумный»

— Вход на территорию «Архангельского» останется платным?

— Да, исключая жителей близлежащих населенных пунктов. Здесь ведь музейная территория, много скульптур. Был случай, когда посетитель облокотился на скульптуру, она упала и разбилась.

— У вас на улице стоят подлинники?

— Да. В перспективе хорошо бы убрать их в музеи, а снаружи поставить копии, как в Летнем саду. Но это пока мечты.

— Насколько свободным будет отдых в «Архангельском»? Любители прекрасного периодически интересуются, можно ли будет жарить шашлыки?

— Вопрос сложный. Вообще музейная территория не предназначена для шашлыков. Но у нас даже в пределах ограды есть места, где можно почистить лес и сделать рекреационные зоны. Есть такие зоны и за оградой — например, земля около театра Гонзага, арендованная частными инвесторами.

— Вы имеете в виду группу «Ренова» Виктора Вексельберга. Она разработала проект парка, где указано, что в будущем территория будет передана музею.

— Это очень хорошая идея.

«Как сказал президент, Виктор Вексельберг — человек разумный»

— Но прежнее руководство музея было против. Оппоненты г-на Вексельберга настаивали на том, чтобы обустройством парка занимался музей, а не «Ренова». Если Виктор Вексельберг действительно задумал благотворительную акцию, почему бы ему не отказаться от земли в пользу музея прямо сейчас?

— Сейчас г-н Вексельберг предлагает сначала расчистить лес, а потом обсудить, будет он передан музею или нет. Это нормальная позиция. Как сказал президент, Виктор Феликсович — человек разумный. Вот он разумно и поступает.

— На этих землях располагалась Аполлонова роща, сведения о которой скудны и противоречивы. Можно ли ее восстановить?

— Пока об этом говорить рано. Нужно провести историко-культурную экспертизу.

— А вы хотели бы воссоздать эту рощу?

— Конечно. Мы хотим, чтобы музею было передано больше территории. И земля непосредственно вокруг театра Гонзага в настоящее время уже оформляется как музейная. Кстати, в последнее время нам передали лесные участки общей площадью около 170 га, в том числе на Лосином острове. Это буферная зона между строительством, идущим вокруг, и музеем.

«Как сказал президент, Виктор Вексельберг — человек разумный»

— Театр Гонзага был знаменит сменяющимися декорациями. Вы сможете восстановить эти технологии?

— У нас сохранилось несколько оригинальных декораций Гонзага. Больше их нет нигде в мире. Мы проводим в театре краткие показы: меняются две декорации и звучит музыка. Но будет ли это интересно современному зрителю после 3D-фильмов? Сохраняя старое, надо искать новые формы. Мы могли бы проводить там концерты с участием музыкальных знаменитостей, записывать их на DVD и продавать. Но для этого место должно быть раскручено. Так что фестиваль Чайковского «Архангельскому» очень выгоден.

— Что будет с трансформаторной подстанцией, стоящей на территории? Защитники памятников требуют ее снести.

— Минобороны согласилось не достраивать Дом приемов и даже разобрать уже возведенные конструкции. Под этим домом останется подземное пространство. Вот если бы можно было убрать подстанцию под землю, было бы здорово. Конечно, мы не хотим, чтобы подстанция «украшала» территорию усадьбы.

— А корпуса военного санатория, построенные в 1950-е годы прямо напротив усадебного дворца, останутся?

— Сносить их неразумно, тем более что многие специалисты считают, что они вписываются в архитектурный комплекс. На мой взгляд, они несколько крупноваты, но что сделано, то сделано. Однако если нам удастся договориться, чтобы их передали музею, это позволило бы увеличить число интересных выставок.

«Как сказал президент, Виктор Вексельберг — человек разумный»

— В 2001 году правительство Московской области приняло постановление о границах зоны охраны. Под защиту должны были попасть огромные земли вокруг «Архангельского», но до сих пор одни называют это постановление законным, другие нет.

— Да, идут споры, правомерно ли проведены границы. Я не хочу сейчас вставать на ту или иную сторону. Но музею, конечно, было бы выгодно, чтобы границы 2001 года сохранились. Сейчас идет работа по оформлению этих границ в соответствии с современным законодательством. Когда у нас появятся точные границы, тогда будем говорить.

— Во время вручения госпремий защитник памятников Евгений Соседов рассказал Владимиру Путину про конфликт между «Архангельским» и структурами Виктора Вексельберга. Этот «крик души» помог музею или помешал?

— Когда голос защитников памятников слышен, это всегда хорошо. Выступление Евгения Соседова еще раз актуализировало проблему охраны наследия.

— А вы как директор музея с ним сотрудничаете?

— Евгений Соседов возглавляет подмосковное общество охраны памятников. В рамках его полномочий мы сотрудничаем.

— Каковы будут дальнейшие шаги по разруливанию конфликта?

— Сейчас очередь за министерством культуры Московской области. Оно проводит экспертизу и согласовывает координаты местности. Затем данные должны быть внесены в кадастр.

— Кто будет решать, какова истинная территория памятника?

— Будет приказ Минкультуры.

— Когда?

— Думаю, что в конце мая — начале июня.

Комментарии
Прямой эфир