Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Некий Клуб избирателей России и Владимира Путина устами одного из своих членов, Константина Затулина, выступил с инициативой пересмотреть предвыборное обещание избранного президента по созданию правительства во главе с ныне пока еще действующим президентом Дмитрием Медведевым. Аргументов в пользу этого шага предлагается даже слишком много: тандемократия потенциально опасна, медведевское правительство будет состоять из людей, враждебных Путину и, в свою очередь, малоприятных для большинства его сторонников, и вообще Путин как всякий успешный лидер государства Российского должен «и управлять, и царствовать» в одно и то же время.

Однако Клуб избирателей на этом не останавливается и рекомендует Путину отказаться от поста председателя правительства в принципе, пересмотреть Конституцию, чтобы после ее пересмотра возглавить кабинет самостоятельно. Иными словами, предлагается перестроить исполнительную власть в России якобы по американской системе, в которой правительство и администрация президента — это одно и то же.

Прежде всего нужно подчеркнуть, что таинственный Клуб избирателей ратует за две совершенно разные вещи. И наибольшее удивление вызывает как раз тот факт, что эти два разных предложения как-то связываются между собой. Если «сторонники Путина» не хотят видеть во главе правительства тех или иных людей, им нет совершенно никакого резона менять Конституцию. Конституцию вообще не нужно менять, исходя из чисто конъюнктурных политических обстоятельств. В ином случае нам придется менять ее слишком часто.

Давайте разбираться с каждым пунктом по очереди. Вопроса на самом деле два. Первый. Следует ли Путину оставаться верным собственному слову и выдвинуть после инаугурации 7 мая своего партнера по тандему на пост премьер-министра РФ? Второй. Стоит ли ему начать процесс пересмотра Конституции с целью ликвидации поста председателя правительства РФ?

Сама формулировка первого вопроса предполагает положительный на него ответ. Лидер страны не должен, не имеет права давать лживых обещаний. Рокировка 24 сентября и так вызвала сложную реакцию в обществе, слишком дорого обошлись откровения о принятом еще четыре года назад решении. Несомненно, что отказ от своих слов не вызовет одобрения у многих сторонников Путина за пределами вышеназванного клуба, вне зависимости от того, как они относятся к либералам в целом и к Медведеву в частности. Да и фактически Путин шел на выборы в связке с партнером по тандему, примерно так же, как во всё той же Америке президент идет на выборы в связке с вице-президентом. И поэтому как бы ни относиться к сентябрьскому обещанию, его надо выполнять. А уж если Медведев не справится со своей работой, Путин при ныне действующей политической системе в любой момент может предложить ему замену.

Второй вопрос более серьезен. Нужен ли вообще российской власти пост премьера или пусть Путин сам «и управляет, и царствует»? И тут опять возникает подмена сущностей. На самом деле нынешний конституционный строй не мешает президенту «управлять» даже через голову утвержденного им же премьер-министра. Правительство работает в рамках предлагаемого президентом Бюджетного послания, президент может отправлять в отставку не только самого премьера, но и других членов кабинета. Руководители силовых структур и дипломатического ведомства напрямую подчиняются главе государства. В общем, ничто не мешает Путину «управлять», а не только «царствовать», даже и при нынешней системе. Однако если пост главы правительства будет ликвидирован, глава государства окажется вынужден принять на себя полноту ответственности за все политические и экономические провалы. И это может и в самом деле пагубно отразиться на его популярности, равно как и на устойчивости системы в целом. Один раз в России уже такое было, когда Ельцин в пору радикальных экономических реформ объявил себя главой правительства. После того как ему пришлось лично отвечать за галопирующую инфляцию и обещать «ложиться на рельсы» в случае повышения цен, от этой инициативы решено было отказаться. Не очень понятно, зачем Путину предлагается пойти по той дороге, которая уже один раз привела российскую власть к краю обрыва.

Переход к американской системе формирования исполнительной власти мог бы принести некоторую пользу в том случае, если бы у нас президент соотносил себя с какой-то конкретной партией. В таком случае партии смогли бы наконец сыграть роль генераторов альтернативных идеологий и экономических стратегий, каковую они и играют в современной демократии. А президент нес бы политическую ответственность перед собственной партией за проведение в жизнь определенной программы действий, которая имела бы постоянную системную альтернативу в виде оппозиционных программ. Затулин же, однако, и сам не скрывает, что видит свой идеал в правлении русских монархов XVIII века, у которых не было не то что главы правительства, не было и самого правительства в точном смысле слова. Был только ближний круг придворных с размытым кругом должностных полномочий, были отраслевые советы — система коллегий и контрольный орган — правительствующий Сенат. Правление Петра и Екатерины Великих можно считать чрезвычайно успешным, если только закрыть глаза на то, что оно сопровождалось усилением крепостного права. Не нужно, конечно, оценивать тогдашние реалии сегодняшними критериями, но столь же нелепо ставить в пример нынешним руководителям монархов трехвековой давности.

Проблему «конституционной реформы» легко в очередной раз подменить чисто ситуативными предложениями, ориентированными на какие-то очень краткосрочные политические дивиденды. Вместо серьезной дискуссии по вопросу о конституционном строе мы опять получим фактически размышления на тему, как подсидеть или устранить того или иного чиновника. Если кто-то и пострадает от подобной узости стратегических горизонтов, так это в первую очередь будущий глава государства, который избран на слишком долгий срок, чтобы увлечь себя идеями и проектами, имеющими столь короткую перспективу.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир