Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
В Белоруссии заявили о накоплении Украиной 100 тыс. военных у границы
Политика
Песков оценил результаты начатой Россией контрпропаганды по отношению к США
Общество
Путин и Минниханов открыли перинатальный центр и новый хоспис в Казани
Общество
Путин завершил полет на ракетоносце Ту-160М
Мир
Перебежчик Кузьминов мог въехать в Испанию по украинскому паспорту
Мир
Париж обвинил Россию в агрессивных действиях против армии Франции
Мир
Зеленский признался в отсутствии «плана Б» на случай прекращения помощи США
Мир
Глава ЕК сдвинула на лето определение рамок переговоров о вступлении Киева в ЕС
Политика
Захарова ответила на оскорбления Байдена в адрес Путина
Общество
МВД поможет попросившему у Путина ребенку из Сирии получить паспорт РФ
Политика
В Совфеде оценили планы Киева по «особенной» конференции
Мир
Соглашение Рима и Киева не будет содержать гарантий военной поддержки Украины
Армия
Вооруженные силы РФ освободили населенный пункт Победа на донецком направлении
Политика
Политолог назвал Рютте подходящим кандидатом на пост генсека НАТО
Политика
Песков сообщил о сплоченности команды Путина вокруг него и его позиции

«Кто кому должен в этой ситуации платить за рекламу, я — Хью Лори или он — мне?»

Дана Дилэйни о сериальном буме, рейтингах, «Докторе Хаусе», любви к злословию и криминальных загадках
0
«Кто кому должен в этой ситуации платить за рекламу, я — Хью Лори или он — мне?»
Дана Дилэйни, фото: REUTERS/Mario Anzuoni
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На «Первом канале» стартовал второй сезон сериала «Следствие по телу», в котором бывшая «отчаянная домохозяйка» играет патологоанатома и судмедэксперта и, блестяще препарируя трупы, безошибочно вычисляет убийцу. О том, как она сама относится к сериалу и своей героине, Дана Дилэйни рассказала корреспонденту «Недели» Анастасии Ниточкиной.

— Первый сезон  сериала имел оглушительный успех: он стал одним из самых рейтинговых в прошлом году и был признан самым успешным продуктом ABC за последние шесть лет. Но и критики тоже хватало. С кем вас только не сравнивали: и с CSI, и с «Доктором Хаусом», и с «Обмани меня». Не обошлось даже без упоминания «Декстера».

— Ну послушайте, это ведь несерьезно! Вы замечаете, что чем более успешным становится какой-нибудь проект, тем больше каких-то прототипов ему приписывают? Если главный герой — врач, значит, сперли из «Хауса». Подруга мне рассказывала, что, ужиная в ресторане на следующий день после телепремьеры, подслушала разговор за соседним столиком. Жена говорила подруге: «Вчера смотрела сериал круче «Хауса». «Не может быть» — отвечала та. «Правильно, что не веришь, — сказал муж первой. — Просто Хью Лори обрядили в женское платье, вот и вся крутизна!» Мы тогда посмеялись: кто кому должен в этой ситуации платить за рекламу, я — Лори или он — мне? Сравнить мою героиню с Хаусом можно только в кошмарном сне — всё ведь разное, начиная от сюжета (он лечит, я — препарирую трупы) до пола. Надеюсь, никто не будет спорить, что я все-таки женщина?

— Вам не обидны подобные отзывы?

— Что вы, наоборот! Вот если бы про сериал вообще ничего не говорили, было бы обидно. Мы живем в замечательное время — иногда мне кажется, что всё самое главное сегодня снимается на ТВ. Это раньше можно было, презрительно наморщив носик, сказать: «Фи-и-и! Это сериальная актриса или актер», что в переводе на человеческий язык означало полное «г...». Сегодня именно телевидение становится законодателем мод даже в большом кино. Тут круче придумывают сюжеты, избавляются от ходульности в визуальных решениях. Мне очень в этом смысле импонируют англичане. Тот же «Шерлок Холмс» с Бенедиктом Камберберчем (вот уж действительно телезвезда!)… А если говорить о том, с чего вы начали… В музыке всего семь нот, все сюжеты придумал Шекспир — продолжать можно до бесконечности. Если всерьез к этому относиться, можно сойти с ума. Ну не ждете же вы от меня, что я буду всерьез сравнивать человека с нарушенной психикой — маньяка и убийцу в «Декстере» — со своей героиней? Все перечисленные вами сериалы мне действительно нравятся — это качественное кино, с блестящими артистами, я их с удовольствием смотрю время от времени.

— Все-таки видно, что вас это задевает.

— Это неверное слово… И даже не огорчает… Скажем, с легким оттенком грусти я констатирую в очередной раз, что хороший рейтинг — лишний повод позлословить. Не нравится — не смотри, это ведь не обязаловка: сегодня можно найти сериал, который импонирует именно тебе. Так нет же: сами смотрят, сами делают рейтинги, а потом поливают. В этом есть что-то неправильное.

— Знаете, я сейчас подумала, что, может быть, мужу той посетительницы в ресторане сериал не понравился, потому что он — женский?

— Вот еще одно деление, которое я не приемлю. Есть такие понятия, как хороший и плохой. А что значит женский? Главная героиня — женщина, значит, он женский? А если главный герой — мужик, значит, мужской? Что за странное определение по гендерному признаку? У нашего сериала есть поклонники среди мужской части человечества, так же как Хью Лори обожают женщины. Нет. Я категорически против таких определений. По крайней мере никто из съемочной группы об этом не думал. Мы стараемся делать качественный медицинско-драматический сериал с хорошими сюжетами. Мне нравится, что на протяжении всего сериала развиваются внутренние отношения персонажей, то тем не менее каждая серия — это законченная криминальная история. Можно смотреть с любой серии, не заморачиваясь…

— Давайте все же в общих чертах напомним предысторию.

— Моя героиня — Мэган Хант — в прошлом очень успешный нейрохирург, после автомобильной катастрофы отчасти потеряла чувствительность рук и лишилась возможности оперировать. Спросите любого  хирурга — это просто катастрофа. На карьере можно было бы поставить крест, и вариантов развития могло быть множество: например, история спившейся женщины, некогда подававшей надежды, пытающейся выбраться из трясины, в которую ее затянула неудавшаяся жизнь. Интересно? По своему, да. Но мне-то как раз понравилось то, что Меган не опустила руки, не поддалась искушению жалеть себя до бесконечности, клясть судьбу и так далее. Она  классный специалист, вот и нашла себе новое дело — она действительно препарирует трупы, как песню поет, ну и попутно разгадывает криминальные загадки, безошибочно вычисляя убийцу. У нее сильный характер, и она никогда не идет по проторенной дорожке, в расследовании причин смерти в том числе. Согласитесь, это может быть самая важная черта характера героев нашего времени — кто не рискует, тот не пьет шампанского. И не становится победителем. А мы живем в мире, в котором будущее за победителями.

— Вы ведь ради этой работы отказались от участия в еще одном культовом сериале — «Отчаянные домохозяйки». Не жалеете?

— Нет, конечно. И мне кажется, я уже ответила, почему. Я в том возрасте, когда уже имею право выбирать работу по душе и делать исключительно то, что приносит в том числе и чисто эстетическое удовлетворение.

— И вас не испугала автокатастрофа, в которую вы попали (как и ваша героиня) после того, как подписали контракт на участие в этом проекте?

— Вот что меня всегда поражает в журналистах, так это их умение сделать из мухи слона. Моя героиня чуть не потеряла свое будущее. А я всего-то сломала пару пальцев. Чепуха!

 

Следствие по телу-2

Вторник, 17 января, 23.50, «Первый канал»

Комментарии
Прямой эфир