Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
В МИД РФ заявили о намерении США и ЕС выдавить Россию из Закавказья
Мир
Небензя заявил о росте поставок направляемого Украине оружия в третьи страны
Мир
Госдеп США заявил об отсутствии новостей о выдаче виз россиянам
Спорт
Сборная Аргентины обыграла Нидерланды и вышла в полуфинал ЧМ-2022
Мир
Замглавы Европарламента задержали по делу о коррупции вокруг ЧМ-2022
Мир
США заявили об отсутствии нефти из РФ в застрявших танкерах
Общество
В Рязани закончили разбор завалов на месте частичного обрушения дома
Мир
В Великобритании начало расти число бездомных украинских беженцев
Мир
Захарова раскритиковала доклад ООН об убийствах мирных граждан на Украине
Происшествия
ВСУ обстреляли Новопсков из РСЗО HIMARS
Происшествия
Один человек погиб и пять пострадали в ДТП в Нижегородской области
Спорт
Тите ушел в отставку с поста главного тренера сборной Бразилии по футболу

Праздники города Жаб

Музыкант и автор текстов «АукцЫона» Дмитрий Озерский написал почти кафкианскую прозу
0
Праздники города Жаб
Обложка книги Дмитрия Озерского "Город жаб"
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Первая проза Озерского (прежде выходила только книга его минималистских, «детских» стихов «Там, где…») многословнее, детальнее, подробнее его поэзии и «аукцыоновского» творчества. Но авторский почерк, манера изложения, ирония, припудренная наивность – узнаваемы. 

В романе «Город Жаб», выпускаемом в середине ноября издательством «Тулапринт», можно увидеть кафкианское начало, что-то из «Странной истории доктора Джекила и мистера Хайда» Стивенсона, а что-то из Ионеско и Мрожека. Также вспоминается известный советский фильм «Город Зеро» с Леонидом Филатовым в главной роли.

Человек из некогда имперской столицы, возведенной на болотах, по долгу службы очутился одним июньским утром в «Городе Жаб». Долг безымянного командировочного состоял в привязке к местному ландшафту «памятника вышке». Через несколько дней здешний глава администрации, желавший, чтобы к нему обращались исключительно «господин президент», при личной встрече сбивчиво, но назидательно сказал «столичному геодезисту»: «Вы поймите,…вы должны понять. Мы живем здесь…у нас здесь…болото, а мы…вы…, а мы…Понимаете…понимаете…вышка для нас – это символ, символ отрыва. Это…это…ступенька вверх, а не вниз, понимаете?».

Приезжий наблюдатель с помыслами «нормального» среднестатистического гражданина и далекими от пассионарности стремлениями обычного служащего остается в городе Жаб -  и постепенно сходит с ума. Тихо сходит или, скажем, успокаивается. Принимая, как поэт Бездомный, удивительный и даже пугавший его прежде ход вещей как единственно возможный, циклический, бесконечный. От праздника к празднику. Никакого «памятника вышке», «символа отрыва» он не создает. Да и в них ли суть?

Целебным собеседником Бездомного временно являлся Мастер. У приезжего, поглощенного городом Жаб, нашелся свой Доктор. Он тоже может что-то приоткрыть, указать, подтвердить, намекнуть, но вытащить из центрифуги абсурда и несвободы – не в силах. Да и есть ли на самом деле этот Доктор?

Вслед за Леней Федоровым, порой «отпрыгивающим» от родного «Аукцыона» на весьма далекие расстояния, Дима Озерский так же уверенно находит свои маршруты вне знаменитой группы. Хотя нити, тянущиеся к ней, бережно сохраняет и в «сольном»  существовании.

Например, обложка «Города жаб» и все рисунки  выполнены давним другом и художником «Ы» питерцем Артуром Молевым. Кроме титульного произведения в книгу вошла и небольшая поэтическая пьеса «Последняя минутка». Вместе это - уже почти стопроцентный «Аукцыон».

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир